Азат Бикмурзин: «Нет ничего удивительного в том, что аппаратчик может стать генеральным директором»

Азат Бикмурзин: «Нет ничего удивительного в том, что аппаратчик может стать генеральным директором»


Спустя три недели после назначения Азата Бикмурзина генеральным директором ОАО «Нижнекамскнефтехим» в студии Нижнекамской телерадиокомпании интервью дали сразу два руководителя – города и крупнейшего нефтехимического предприятия. Событие более чем неординарное: впервые за последние лет десять мэр Айдар Метшин и гендиректор на глазах у телезрителей обсуждали вопрос взаимодействия города и «Нижнекамскнефтехима». Чего ждать в будущем от этого сотрудничества и как будут решаться проблемы экологии? Ответы на эти и другие вопросы вместе со зрителями выслушал и корреспондент KazanFirst.

В самом начале встречи ведущая программы «Тема дня» попросила мэра представить генерального директора нижнекамцам. Дескать, для химиков он свой. А вот для остальных горожан – человек новый.Что мэр и сделал, по его собственному признанию, с удовольствием.

Метшин: Назначение на должность генерального директора «Нижнекамскнефтехим», градо- и бюджетообразующего предприятия города и флагмана нефтехимии не только Татарстана, но и Российской Федерации – безусловно, знаковое событие. Представление Азата Шаукатовича коллективу предприятия проходило с моим участием. Это еще раз подтверждает, что для города это очень важное событие. Это свой человек, это нижнекамец, который прошел все ступени карьерного роста на НКНХ.

—Азат Шаукатович, а можно про ступени подробнее? Я читала в вашем досье, что вы начинали работать аппаратчиком на НКНХ. Может быть, кто-то и не поверит, что можно быть аппаратчиком, а потом стать генеральным директором. Расскажите, как это было.

Метшин: Кстати, если обратить внимание на ступени роста всех руководителей, в том числе Владимира Бусыгина (бывший гендиректор «Нижнекамскнефтехима» — KazanFirst), руководителей «Танеко», «Таифа» и других промышленных предприятий, предприятий строительной отрасли, энергетики – все начинали с низших ступеней, с рабочих специальностей.

Азат Бикмурзин: «Нет ничего удивительного в том, что аппаратчик может стать генеральным директором»
Бикмурзин: Я благодарен за представление Айдару Раисовичу. Оно дано авансом. Надеюсь, что этот аванс подтвержу своей работой. Я свыше 20 лет, с 1990 года, работаю на НКНХ.Действительно прошел все стадии роста –от аппаратчика, начальника смены, мастера, замначальника и начальника цеха, директора завода, заместителя генерального директора до директора.

На протяжении всех лет, которые я работаю в НКНХ, во главу угла на предприятии всегда ставился профессионализм. Никогда не назначают людей, особенно на ответственные должности, как принято говорить, по кумовству или по знакомству. Потому что «Нижнекамскнефтехим» – режимное предприятие, высокотехнологичное и техногенное. Поэтому на ответственные должности назначаются специалисты, которые подходят по всем критериям. Поэтому нет ничего удивительного в том, что аппаратчик может стать директором.

Метшин: Я хочу кое-кто добавить для нашей молодежи. Вот есть такое устойчивое выражение – американская мечта. Есть такая мечта и у простых людей. И мечта эта сбывается. Как у «Газпрома». Совершенно характерный пример – Азат Шаукатович. Молодой человек, начав работать на химкомбинате аппаратчиком,дорос до генерального директора. Ни через кого при этом не перешагивая и ни на кого не наступая.
Азат Бикмурзин: «Нет ничего удивительного в том, что аппаратчик может стать генеральным директором»Бикмурзин: Айдар Раисович про себя скромно умалчивает. Он тоже стал мэром, начиная в НКНХ. И тоже прошел многие стадии.

Метшин: Да, первая моя работа была на «Этилене», правда, она была кратковременной. Все начинают с нуля. Хотя бывают редкие исключения.

—Стоит один раз побывать на НКНХ, чтобы увидеть, какая это махина. Вы уже сказали про ответственность. А можно крамольный вопрос: вы уверены,что действительно справитесь, что вы поведете этот корабль, и он поплывет вперед в том же духе, что и раньше?

Бикмурзин: Когда идешь на такую должность, понимаешь, что за тобой стоит коллектив численностью более 17 тысяч человек. Это только те, кто работает на НКНХ. А сколько еще сопряженных с ним предприятий. Это множество судеб, семей. Поэтому идешь с полной ответственностью. Ис какой-то долей сомнения, конечно же. Но понимаешь: работать нужно. И нужно приложить все усилия для того, чтобы задачи, которые поставлены перед НКНХ, перед его работниками, были выполнены. Поэтому какие сомнения не были бы, уверенность все равно должна быть. Я надеюсь, что мы пойдем по тому же пути, который был намечен и по которому предприятие шло последние годы.
Азат Бикмурзин: «Нет ничего удивительного в том, что аппаратчик может стать генеральным директором»—Хотелось бы подхватить вашу мысль, Айдар Раисович, по поводу новых точек соприкосновения главы и генерального директора. Город и НКНХ всегда были в одной связке. Нижнекамск-то и построили потому, что возвели «Нижнекамскнефтехим». Хочу попросить вас рассказать о редкой, наверное, для нынешних времен традиции, когда крупные градообразующие предприятия, а не просто соседствующие с городом, являются еще другом, помощником, соратником.

Метшин: Вы правильно отметили, что это не просто соседство. Раньше города возникали, как правило,на водных, торговых путях. Сегодня города появляются на больших промышленных стройках. Так случилось и с Нижнекамском, который появился благодаря началу строительства НКНХ. Хорошо, что традиции, которые были заложены Николаем Лемаевым, руководителями города, нашими предшественниками, продолжаются. Большой импульс сотрудничеству дал Владимир Бусыгин. Очень важно, чтобы эта стабильность в отношениях сохранялась.

Конечно, всегда есть желание, скажем так, чтобы промышленные предприятия уделяли городу больше внимания. И я неоднократно говорил о том, что у нас некоторый дисбаланс в развитии промышленного производства и социальной инфраструктуры города.Это действительно так. Но в то же время у нас есть четкое понимание необходимости развития социальной инфраструктуры с развитием промышленности и промышленных производств. Поэтому наше дальнейшее взаимодействие будет развиваться в этом направлении.
Азат Бикмурзин: «Нет ничего удивительного в том, что аппаратчик может стать генеральным директором»—Азат Шаукатович, вы тоже за стабильность и традиционность в этом вопросе – в вопросе взаимодействия с городом? Тесного и плотного.

Бикмурзин: «Нижнекамскнефтехим», как правильно заметил Айдар Раисович, всегда был, есть и будет оставаться социально ориентированным предприятием. В первую очередь, конечно, для работников предприятия. У нас работает обширная социальная программа. Она заложена в основу коллективного договора, который ежегодно заключается между руководством компании и работниками.

Метшин: Достаточно взять спортивную сферу. Что такое «Нижнекамскнефтехим»? Это два Ледовых дворца спорта, это комплекс «Дружба» с плавательным бассейном, легкоатлетическим манежем, футбольным полем. Это наш легендарный «Факел», это «Олимпиец», это футбольные, хоккейные и лыжные базы. Это те команды, за которые мы болеем всем городом.

Это большая, повседневная работа. И большой системный вклад в данном случае в пропаганду здорового образа жизни. Речь идет не только о 17 тысячах работающих на НКНХ. Речь идет об их семьях. А это в общей сложности уже десятки тысяч горожан.

Бикмурзин: Если говорить о социальной политике, она действительно многогранна. Это и молодежная программа, связанная с приемом на работу. Ежегодно мы принимаем на предприятие порядка500 выпускников, которые оканчивают учебные заведения города. Это тоже социальная программа. Есть программа по пенсионерам. Мы никогда не забывали наших ветеранов. Есть программа по спорту. Особый акцент мы делаем в ней, конечно, на рабочий спорт. Практически все заводы, все подразделения задействованы в ней. Как уже было сказано, все наши спортивные комплексы открыты не только для химиков – они доступны всем жителям города. Есть и другие программы. Связанные, к примеру, с детьми.Каждое лето мы принимаем в наших лагерях более 1800 детей. Они с удовольствием отдыхают там, набираются сил перед школой.

«Нижнекамскнефтехим» строил и продолжает строить для своих работников жилье. В этом году мы уже сдали дом на 180 семей на улице Ямле. Планируем завершить строительство еще двух домов.Стараемся сразу же обустраивать все объекты, которые сдаем. В том числе и детскими площадками.

Метшин: Хочу обратить внимание: Нижнекамску 47 лет. И все главные социальные объекты в городе за эти годы построены по титулу НКНХ. И только единицы – «Нижнекамскшиной», тогда вторым предприятием города, и энергетиками. Если такой подход будет сохраняться и дальше – у нас все будет в порядке.
Азат Бикмурзин: «Нет ничего удивительного в том, что аппаратчик может стать генеральным директором»—Я где-то краем уха слышала про совместные проекты по строительству моста и ремонта дороги на БСИ…

Бикмурзин: Действительно, есть такая программа – развития Камского территориального кластера. Очень серьезная программа. Ее нужно будет решать совместно и с городом, и с республикой на уровне уже федеральных органов. Что она предусматривает? В первую очередь, строительство моста в районе деревни Соколки, который соединит челнинскую трассу с НКНХ, другими промышленными предприятиями и городом. Мост должен значительно облегчить транспортный поток. Второй проект, который тоже будем решать совместно, я бы сказал даже – проталкивать на федеральном уровне, – это выезд из города по проспекту Мира. Айдар Раисович лучше, наверное, об этом знает.

Метшин: Да, генеральным планом застройки Нижнекамска предусматриваются ворота города со стороны Чистополя, Заинского моста. А проспект Мира должен выйти к посту «Таврия-2». Кроме того, нам необходимо решить проблемы других дорог – Соболековской трассы, дороги на БСИ, по улице Южной. Пропускная способность их в последнее время снизилась.Необходима реконструкция, которая связана с большим финансированием. Поскольку только какими-то полумерами на этих участках не обойтись. Сегодня на промышленной зоне работает в общей сложности порядка 30 тысяч человек. И в решении этого вопроса должна быть солидарная ответственность. И решать его должен не только «Нижнекамскнефтехим», но и другие промышленные предприятия. Такие, как «Танеко», «Таиф-НК», энергетики, которые тоже пользуются этими дорогами. Сегодня здесь часто образуются пробки. В часы пик по пробкам мы уже приближаемся к городам-мегаполисам. Это с одной стороны хорошо, с другой – плохо.Хорошо, потому что увеличивается количество личного автотранспорта. Автомобиль давно уже не роскошь, а средство передвижения. Но в то же время огромное количество машин приводит к трудностям, о которых мы сейчас говорим. В том числе и с парковкой во дворах.

Мы недавно провели социальный опрос среди населения. И он выявил, что, оказывается, вопрос парковки во дворах сегодня в числе самых актуальных, приоритетных.
Азат Бикмурзин: «Нет ничего удивительного в том, что аппаратчик может стать генеральным директором»—У меня вопрос, которым, я уверена, занимаются и которым надо заниматься. Вопрос очень сложный, проблемный. Но если я его не задам, с той стороны экрана на нас посыплются упреки. Речь идет об экологии. Азат Шаукатович, на одной из встреч вы сказали, что вы не инопланетянин, живете в Нижнекамске. Так же форточки по утрам открываете, так же чувствуете неприятные запахи. Вопрос – что делается для сохранения нашей экологии и что будет делаться?

Бикмурзин: Действительно, на встрече были высказаны, и совершенно справедливо, жалобы на запахи, на экологию. Наверное, нужно начать с того, что делает НКНХ. С тех пор, как на комбинат пришел Владимир Бусыгин, экологической программе был придан социально ориентированный статус. Наверное, мы просто недостаточно информируем горожан обо всех новшествах, обо всех нововведениях, о реконструкциях производств для снижения негативного воздействия на природу. По каждому заводу разработана экологическая программа до 2020 года.

Давайте вспомним, что было лет 15-20 назад. Были постоянные выходы на факел, говоря термином, так называемое копчение факела. Я работал на заводе Этилена, мы по нескольку раз в год останавливали завод.

За последние десять лет выбросы по предприятию удалось снизить практически в два раза – на 18 тысяч тонн. Нам еще есть над чем работать. Мы привлекаем лучшие мировые компании для того, чтобы снизить выбросы, чтобы городу дышалось легче, чтобы воздух был чище.

Метшин: Я бы вот что добавил. Нижнекамцы озабочены экологией. Это один из первых, точнее, первый вопрос. И одна из причин, по которой некоторые люди собираются переехать жить в другие города.

Мы очень мало информируем население. Откуда-то берутся домыслы о том, что в Нижнекамске по ряду медицинских показаний – по онкологии, по болезням кровообращения и другим заболеваниям – превышение по сравнению со средними показателями по республике. Это не так. Нам необходимо показывать людям объективную картину. И она не так страшна, как многие себе ее представляют, поскольку люди многого не знают.

Они чувствуют запахи, и это не может не вызывать озабоченность. Однако не нужно забывать, чтобольшая концентрация промышленных производств – это и плюс. Это рабочие места, это стабильность, это благосостояние наших горожан. Это 300 тысяч людей, которые – благодаря нашим промышленным предприятиям – могут иметь устойчивую заработную плату, социальный пакет. Иметь те возможности, из которых складывается благополучие и комфорт в жизни.

Тем не менее, экология была, есть и будет для нас одним из главных вопросов. Такая же позиция и у руководства нашей республики, в том числе у президента.

Должен быть баланс. Действуют экологические программы, в них вкладываются большие средства. Впервые утверждена и сейчас реализуется республиканская программа охраны окружающей среды, рассчитанная до 2015 года. Потом мы ее продолжим.

Важно, что сейчас идет модернизация существующих производств не только по экономическим, но и по природоохранным показателям. А новые предприятия проходят экологическую экспертизу, у которой очень высокие требования.

У нас по «Нижнекамскнефтехим» на сегодня главный вопрос – это биологические очистные сооружения. Реконструкция проводится, но нужно двигаться дальше.

Бикмурзин: Очистные сооружения были построены еще в 60-ые годы, и сегодня требуется их реконструкция. Для этого нужны серьезные капитальные вложения – 3,4 млрд рублей. В программе развития кластера мы будем заниматься этим вопросом. Думаю, экология значительно улучшится, если мы решим вопрос реконструкции БОС.
Азат Бикмурзин: «Нет ничего удивительного в том, что аппаратчик может стать генеральным директором»
—То есть это ближайшая перспектива?

Метшин: Скорее, среднесрочная. Как уже было сказано, нужны огромные средства. Найти их в одночасье нельзя. Как и нельзя в одночасье решить все вопросы экологии.

Бикмурзин: Мы на биологические очистные сооружения ежегодно тратим серьезные средства. Сделали, в частности, герметичные купола, которые закрывают бассейны.

Программа идет, работает, тратятся сотни миллионов рублей на экологию. За последние 6-7 лет на эту программу было потрачено свыше 3,5 млрд рублей.

Последние два года я занимался разработкой проекта строительства нового олефинового комплекса. И два года мы совместно с городом, с Росприроднадзором занимались вопросами санитарно-защитной зоны. Не секрет, что строительство «Танеко» и других предприятий привело к изменению санитарно-защитной зоны вокруг Нижнекамского промышленного комплекса. Мы занимались этим вопросом, и общая санитарно-защитная зона была разработана.

Метшин: В принципе, ее до этого не было вообще!

Бикмурзин: Она была разработана еще тогда, когда строились «Нижнекамскнефтехим» и «Нижнекамскшина». И по тем стандартам, которые были еще в Советском Союзе. За это время она не менялась. Последние два года мы очень серьезно занимались вопросом санитарно-защитной зоны.

Метшин: Проводили публичные слушания…

Бикмурзин: Новые современные предприятия, которые мы планируем строить, экологически, если можно так выразиться, защищенные, с минимальными выбросами. Несмотря на то, что это увеличивает, возможно, капитальные затраты на них. Санитарно-защитная зона сейчас определена. В нее попали деревни Алань и Мартыш.

Метшин: Сейчас стало возможным переселение Алани. Мы закончили первый этап – 30 семей получили благоустроенные квартиры. И сейчас мы в середине пути, ближе к завершению, приступили к компенсационным выплатам.

Бикмурзин: В дальнейшем НКНХ при долевом участии других компаний проведет рекультивацию земель. Засеем землю, посадим деревья в санитарно-защитной зоне. В 2013 году, например,засадили, если я не ошибаюсь, 27 гектаров. Мы собираемся улучшать СЗЗ и в дальнейшем.
Азат Бикмурзин: «Нет ничего удивительного в том, что аппаратчик может стать генеральным директором»Метшин: И не только санитарно-защитную зону. Хочу напомнить, что в прошлом году промышленные предприятия города, учреждения и организации вместе с населением высадили в Нижнекамске 19 тысяч саженцев. Эту работу мы намерены продолжить. Может быть, не в таких объемах, в меньших.Нам сейчас нужно обеспечить сохранность и уход высаженных деревьев, окультуривать их, спиливать высохшие.

Нижнекамск считается зеленым городом. Нужно поддерживать это звание. В городе строятся новые микрорайоны, нужно заходить и туда.Чтобы через 20 лет наши дети имели то, что мы имеем сегодня – зеленые дворы в домах, построенных 30-40 лет назад.

Бикмурзин: Для примера – парк Нефтехимиков. Вы помните, в районе домов № 6,8 и 14 по проспекту Мира был пустырь. Мы его привели в порядок, посадили деревья, сделали хороший парк для нефтехимиков.

Метшин:И он сразу стал парком для всех горожан. Как-то я заехал туда на велосипеде…Я взял за правило, когда есть возможность – переодеваюсь и на велосипеде еду с работы домой.

Бикмурзин: Надеюсь, вместе прокатимся!

Метшин: Однажды, возвращаясь домой, повернул к парку Нефтехимиков. Но там уже сложно ездить. Приходится лавировать, чтобы не задеть людей. Там очень много детей, мам, бабушек, дедушек. Здорово же! Но парк надо расширять, делать более насыщенным в элементах.

Бикмурзин: Уже есть по этому поводу идеи.

Метшин: И опять-таки… Это же «Нижнекамскнефтехим» подарил парк городу к его 45-летию. Важна позиция предприятия и стабильность в этой позиции.
Азат Бикмурзин: «Нет ничего удивительного в том, что аппаратчик может стать генеральным директором»— Горожане, наверное, хотели бы услышать, что для вас значит Нижнекамск. Что вы готовы сделать для родного города?

Метшин: Я люблю Нижнекамск, я здесь родился и вырос. И для меня очень важно, чтобы мы вместе с коллегами, с командой администрации, с «Нижнекамскнефтехимом»,промышленными предприятиями, учреждениями и организациями делали каждый прожитый день лучше. И поверьте, мы не только думаем об этом – мы делаем это. И думаю, такая возможность будет и дальше. Благодаря опять таки социально-экономическому развитию и стабильности.

Бикмурзин: В Нижнекамске живут наши семьи,наши близкие, наши родители.Поэтому для нас, конечно же, небезразлична ни социальная, ни экологическая ситуация в городе. И мы будем прилагать все усилия и возможности «Нижнекамскнефтехима», чтобы в Нижнекамске было комфортнее жить.Чтобы мы могли гордиться тем, что делаем, и могли с гордостью называть себя нижнекамцами.

Фото предоставлено пресс-службой «Нижнекамскнефтехим»


Опубликовано 14.07.2014

Комментировать