Санкции Запада могут стоить Татарстану 150 млрд рублей

Санкции Запада могут стоить Татарстану 150 млрд рублей


В последние месяцы с новостных лент не сходят сообщения об экономических санкциях в отношении России. Татарстан как регион-экспортер находится в зоне повышенного риска. Если Евросоюз запретит поставки российского сырья, в одном нефтедобывающем секторе республика потеряет более 150 млрд рублей или 10% объема ВРП. Однако этого не случится

Если противоречия между Россией и Западом обострятся настолько, что Евросоюз пойдет на крайние меры, запретив импорт российского сырья, России придется искать альтернативные рынки поставок нефти и газа. Только для этого, не говоря о диверсификации экономики, потребуется от двух до пяти лет, считает старший аналитик «Альпари» Анна Бодрова.

Татарстан, 22,8% валового регионального продукта (ВРП) которого обеспечивает нефтедобыча, в этом случае окажется в зоне повышенного риска. Для экспортоориентированного региона последствия экономической изоляции стали бы непоправимыми.

Стоит хотя бы вспомнить, что часть бизнеса многих сырьевых компаний локализована за пределами России. В числе таких компаний – «Татнефть». За рубежом она добывает сырье и имеет множество сбытовых сетей, большинство из которых расположено на территории Украины.

Основными же потребителями татарстанской нефти являются не Ближний Восток и не Китай, которые подразумеваются всякий раз, когда речь заходит о переориентации поставок, а именно европейские страны – Нидерланды, Италия и Польша. 

Санкции Запада могут стоить Татарстану 150 млрд рублей

Спрос на сырье, конечно, есть и на Востоке, но туда поставляется нефть очень высокого качества, какого Татарстан обеспечить не может, отмечает Дмитрий Баранов из УК «Финам Менеджмент».

Однако налаживать контакты с азиатскими странами, где высока потребность, например, в продуктах нефтепереработки, стоит уже сейчас, говорит Бодрова. Об это же, кстати, совсем недавно говорил и президент Татарстана Рустам Минниханов, выступая на общем собрании акционеров холдинга «Таиф».

По данным правительства РТ, в 2013 году минеральные продукты и нефтехимия вкупе занимали 90,8% в структуре экспорта. Из 32,8 млн тонн нефти, добытой в республике, за рубеж было отправлено почти 12,9 млн тонн или 40% (без учета поставок в Беларусь и Казахстан).

Нефтедобывающая отрасль в прошлом году пополнила республиканский бюджет 386,5 млрд рублей. Таким образом, в отсутствии экспорта одной только нефти бюджет недосчитался бы 154,6 млрд рублей налоговых отчислений. Это, к слову, 10% объема ВРП Татарстана. В нефтехимии доля товаров, идущих на экспорт, еще выше. Например, экспорт каучуков достигает 85% (546,5 тысяч тонн из 640 тысяч).
Санкции Запада могут стоить Татарстану 150 млрд рублей

Будучи отрезанной от экспорта сырья и химической продукции, восполнить потери за счет внутреннего спроса республике не удастся, констатирует Бодрова, российский рынок не нуждается в таких объемах продукции, какие могут предложить татарстанские компании.

Спроса на внутренних рынках недостаточно, соглашается гендиректор компании GKFX Дмитрий Раннев, дефицита нефтепродуктов и топлива в России нет даже учитывая нынешний уровень экспорта. Замедление экономического роста тоже не приводит к росту потребления, говорит он. Не все так просто и с Китаем, продолжает Раннев. Экономика Поднебесной во многом построена на потреблении угля; переход на более эффективные источники происходит не так быстро. Плюс у Китая уже есть долгосрочные контракты на поставку углеводородов, к примеру, с Туркменией, отмечает Раннев. России же, чтобы наладить поставки в Китай, потребуется инфраструктура. «Проще говоря, Китай имеет на руках козыри для того, чтобы торговаться и предлагать условия, которые не смогут в полной мере нивелировать последствия от прекращения поставок в страны ЕС», — резюмирует Раннев.

Санкции Запада могут стоить Татарстану 150 млрд рублей
Дмитрий Раннев

На днях экс-министр финансов РФ Алексей Кудрин заявил: по его подсчетам, из-за санкций российская экономика в этом году уже потеряла 1% роста.

«1% — это 700 млрд рублей, это столько, сколько было вложено государством в Олимпиаду», — сказал он.

Однако в сценарий абсолютной экономической изоляции Кудрин не верит: «Я не думаю, что до этого дойдет. <…> Наше руководство, надеюсь, чувствует, где эта линия, где ущерб станет существенным».    

Баранов уверен, что большинство политических заявлений о прекращении поставок российских энергоресурсов – всего лишь заявления. Здравый смысл подсказывает, что отказаться от них Евросоюз не может, отмечает он. Реализация этого сценария маловероятна, ведь он обоюдоострый: все, что ударит по российскому бизнесу, с той же силой отрекошетит обратно, соглашается Бодрова.

Вместе с тем нет никаких сомнений в том, что конфликт между Россией с одной стороны и Евросоюзом и США с другой заставил всех его участников просчитывать риски, взвешивать возможные последствия.  

Санкции Запада могут стоить Татарстану 150 млрд рублей

Ситуация постоянно подогревается недвусмысленными высказываниями европейских политиков. 21 марта председатель Европейского совета Херман ван Ромпей сообщил, что Евросоюз готовит подробный план по снижению энергетической зависимости от России. Окончательный его вариант должен быть готов к июню.        

Покончить с российской энергетической гегемонией грозился и Дональд Туск, премьер-министр Польши, которая, к слову, сильно зависима от «Газпрома». В марте он предложил создать европейский энергетический союз, «чтобы уже никогда в будущем никто не мог шантажировать великий народ ценами на газ или поставками газа».

Хотя ситуация вряд ли выльется в нечто большее, чем дипломатические уколы, да и о возможном эмбарго на импорт российской нефти напрямую не заявлялось, сама по себе конфронтация с ЕС и США в некотором смысле самоценна. Она наглядно показывает, насколько глубокими экономическими потрясениями может обернуться любой политический жест, каждое сиюминутное разногласие. 

Никита Анисимов


Опубликовано 20.05.2014

Комментировать