«Увеличение груди не может стоить миллион»

«Увеличение груди не может стоить миллион»


Развеять некоторые мифы и узнать, как обстоят дела с эстетической хирургией в Казани, мы решили у Дмитрия Мельникова —ведущего научного сотрудника Первого Московского государственного медицинского университета и пластического хирургаклиники «Платинентал»

— Какие операции чаще всего приходится делать в Казани?

— Могу назвать пять самых популярных. Первое место, безусловно, грудь и различные варианты операций на ней: подтяжка, увеличение и так далее.
Второе место – операции на теле. Чаще всего абдоминопластика, различные варианты коррекции. Проще говоря, подтяжка живота.Её обычно делают рожавшие пациентки.У которых не восстановился живот, что был до родов. Им необходимо убрать лишнюю кожу, укрепить мышцы, создать талию, контур.

Третье место – это липофилинг или пересадка собственного жира в различных вариантах: введение в лицо или в грудь, как с эстетическими, так и с реконструктивными целями.Четвертое место, всяческие варианты контурной пластики тела.

Пятое место – лицо. Убирают лишнюю кожу с век, мешки под глазами.

«Увеличение груди не может стоить миллион»

Мужчины обращаются к хирургам; что они хотят изменить?

— Пожалуй, в первую очередь – это ринопластика. Дальше идёт липосакция, на третьем месте – веки, на четвёртом – подтяжка лица. Ещё очень популярным видом операций у мужчин является удаление гинекомастии —гипертрофированных молочных желез.
Правда, в Казани совсем немного мужчин прибегает к помощи пластических хирургов. У меня в процентном соотношении 5% мужчин и 95% женщин.  

— Получается, что ваши клиенты в основном, это успешные люди, которые просто хотят стать чуточку лучше?

— В большинстве своём да. Особенно если говорить об операциях на груди – увеличении или подтяжке. В Казани чаще всего это пациентки с полноценной семейной жизнью. Они молоды и выполнили свой женский и гражданский долг, родив и выкормив двоих-троих-четверых детей. Безусловно, это сказалось на форме груди. Им не хочется заворачивать свой бюст, как уши спаниеля. Они мечтают снова нормально выйти в купальнике на пляж и не стесняться этого. Поэтому примерно 70% женщин приходят на подтяжку груди, а 30% хотят поставить силиконовые импланты.

— Были случаи, когда вы отговаривали пациентку от операции, потому что она попросту не нужна?

— Да, иногда проблему самооценки должны решать психологи, а не мы. И всё же, пластическая хирургия – это та область медицины, где для операции достаточно простого желания пациента. Если приходит девушка и говорит: «Я хочу грудь, как у Памелы Андерсон», а рост у неё 150 см и весит она 40 кг, то хоть изобъясняйся, что не пойдёт – ей так нужно и всё. У каждого пациента своя мотивация. Может быть, она хочет, чтобы в неё пальцем тыкали. Тем самым она будет поддерживать свою популярность. 

— Пластическая хирургия может всё, или в вашей сфере есть определенные границы?

— Конечно, мы не всесильны. Иногда пациентка просит плоский живот, а его невозможно сделать по анатомическим особенностям. Если она упирается, то я просто отказываюсь от операции.

— Сейчас интернет пестрит рекламой клиник, в которых предлагают увеличить бюст за 90 тысяч рублей. Это, мягко скажем, неправдоподобно звучит. Дешевле какой суммы не может быть операция?

—Она не может быть дешевле стоимости хороших, качественных силиконовых имплантов, медикаментов, которые используются во время операции, оплаты труда анестезиолога и, конечно, времени пластического хирурга. Не секрет, что мы вкладываем в свое образование очень большие деньги. Всё это – за свой счёт. Поэтому мы можем делать уникальные операции, узнавать эксклюзивные методики. Такие знания и навыки не могут стоить дешево.

«Увеличение груди не может стоить миллион»

— Многие относятся с недоверием к региональным клиникам и считают, что на операции нужно ездить исключительно заграницу.

— Дома и стены помогают. Но каждый случай индивидуален. Если специалист говорит, что грудь можно увеличить в Казани,  то лучше к нему прислушаться. На более сложные операции имеет смысл ехать в Москву. Главное, выбирать конкретного доктора, профессионала. А насчёт западных клиник… вы поймите, в Америке своя ментальность, свои врачи, свои пациенты. К приезжим всегда отношение не очень. Здесь, в России, ставят точно такие же американские импланты. Они ничем не отличаются. Стоимость пластической операции не сильно варьируется от места. Потому что исходники аналогичные. Да, она может быть искусственно завышена, в зависимости от степени пиара клиники. Но в среднем цены в Москве, Казани, Брюсселе, Нью-Йорке и Атланте приблизительно одинаковые. Где-то дороже, где-то дешевле. Но это вопрос полутора-двух тысяч долларов. Не более. Когда говорят, что операция будет стоить миллион – это явно завышенная цена. С другой стороны, если врач позиционирует себя как лучший хирург  во вселенной, всегда находятся пациенты, готовые за это заплатить миллион.

«Увеличение груди не может стоить миллион»

— А как же все эти ужасные истории о жертвах пластических хирургов. Мол, переделала нос в родном городе и осталась навсегда изуродованной…

— Журналисты выдёргивают единичные случаи из общего числа операций. Поэтому многие мои коллеги очень неохотно общаются с прессой. Особенно если это центральные каналы с определенной репутацией. Поверьте, зачастую пиар на ТВ может таким боком выйти, что полжизни потом придётся отмываться.

Всё же, надо быть честными: в двухтысячные годы многие врачи в погоне за прибылью говорили стандартную фразу: «Я прекрасный офтальмолог или лор, почему бы не стать пластическим хирургом. Там не сложно, раз плюнуть». Но это не так. Есть нюансы, которые не лежат на поверхности. Им надо долго учиться.

«Увеличение груди не может стоить миллион»

— Как не ошибиться в выборе клиники и врача?

— Смотрите на образование доктора. Узнайте, где он получил диплом. Есть ли у него сертификат специалиста по пластической хирургии. На самом деле, таковой имеется не у всех. Помимо профессиональных заслуг, крайне важен контакт между хирургом и пациентом. Очень часто, когда я понимаю, что мы не взаимодействуем с пациентом, я просто отказываю. Например, человек приходит и начинает во мне сомневаться, негативно настроен, не доверяет врачам в целом. В нашем деле очень важно именно доверие. Тогда в подавляющем большинстве случаев операции проходят успешно.

—Многие забывают, что пластическая хирургия призвана не только украшать людей, но и помогать избавиться от врождённых дефектов, последствий удаления грыжи или молочных желез. Как вы взаимодействуете с врачами общей практики?

— Одно могу сказать: хирурги из серьёзных специальностей, типа онкологии или урологии, с удовольствием приглашают нас на консультации и пользуются нашими услугами. Например, мы владеем такими технологиями, когда берётся жир с живота на тонких-тонких мелких сосудиках. Пересаживается в то место, где раньше была молочная  железа. Там мельчайшие чувствительные нервы сшиваются под микроскопом. Результаты таковы, что грудь не просто ощущается как своя, но и чувствительность почти полностью восстанавливается. Лучевая терапия после этого не страшна. Если поставить импланты, то существует 80% вероятность, что начнется отторжение. А свои ткани останутся на всю жизнь.
Пока в России такие операции делаются в двух-трех клиниках. В Казани, к сожалению, таких возможностей нет. Это отсутствие государственных программ, постоянной практики у хирургов и государственного финансирования. А ещё – отсутствие команды. Потому что такие операции очень сложные и в одиночку не делаются. По-хорошему, в каждой больнице должен быть пластический хирург. К этому мы скоро придём на законодательном уровне.

Ольга Гоголадзе

Опубликовано 20.03.2014

Комментировать