Wünsdorf, Halbmondlager, sowjetische Flüchtlinge

В Институте истории имени Марджани прочитали лекцию о лидере европейской эмиграции татар в Германии и пособнике нацистов Галимджане Идриси


Мужчина в белой чалме — предположительно Галимджан Идриси

Ильнур Ярхамов — Казань

На этой неделе в стенах Института истории имени Марджани в Казани можно было услышать публичную лекцию об одном из ярких лидеров европейской эмиграции татар в Германии — Галимджане (Галимжане) Идриси. Он родился в 1887 году в Российской империи, учился в медресе «Хусания» в Оренбурге, а умер в Саудовской Аравии предположительно в начале 1950-х годов.

Взгляд на личность Идриси из Германии в корне отличается от взгляда из России и самих татар. Большую часть лекции выступала профессор из Германии Гердин Йонкер. Она представилась как исследователь истории религии и религиозных общин. Хотя и умолчала о фундаментальных причинах, почему именно Идриси попал в её научное поле зрения.

Если поверхностно пробежаться по биографии Идриси, то известно, что он был имамом нескольких мечетей в Германии между Первой и Второй мировыми войнами. Несколько раз пытался инициировать в Германии создание своего муфтията, сотрудничал с нацистским режимом и вел пропаганду его идеологии среди эмигрантов-мусульман. То есть перед нами духовное лицо, которое подчиняло общину верующих интересам государства, говоря современным языком, занималось социальной адаптацией.

Если брать широкий контекст, то именно сейчас перед современной Германией стоит глобальный вызов — найти принципы сожительства с различными мусульманскими эмигрантами и их общинами в одном государстве. Поэтому и неудивительно обращение немецких ученых-историков и религиоведов к Идриси, к его общественной деятельности и научно-богословским трудам. Есть надежда выпестовать по его примеру послушных германским властям лидеров религиозных общин.

Для татарстанских ученых Идриси — в первую очередь пособник нацистов, которые причинили зло гражданам Советского Союза во время Великой Отечественной войны. Также он для них — политический авантюрист, который чаще всего действовал в угоду своим личным интересам.

Wünsdorf, Halbmondlager, sowjetische Flüchtlinge

Имам на минбаре мечети в Вюнсдорфе — предположительно Галимджан Идриси

Но познакомимся с его биографией в интерпретации профессора Йонкер…

К сожалению, детские и юношеские годы Идриси, вплоть до эмиграции в Германию, немецкому профессору пока что слабо известны. Она, к слову, рассчитывает на сотрудничество с казанскими историками и на возможность найти исторические источники о ранних годах татарского эмигранта в России.

Поэтому Йонкер начала повествование с 1912 года, когда Идриси принял решение сотрудничать с МИДом кайзеровской Германии. Затем он решил отправиться в Бельгию, чтобы поступить в католический университет и изучить философию.

Через два года, в разгар начала Первой мировой войны, он предлагает немецким властям свои услуги как имам для мусульманских военнопленных. За исправно выполненную работу власти приглашают Идриси в Вюнсдорф, что недалеко от Берлина. Здесь располагается крупнейший лагерь военнопленных, рассчитанный на 20 000 человек.

Добиваясь авторитета среди немецких властей, Идриси обращается непосредственно к самому кайзеру Вильгельму II. Он просит разрешения построить большую мечеть рядом с его дворцом. К удивлению многих тогдашних современников, Идриси получает разрешение. Вильгельм II выделяет ему 200 000 марок. Имам также заручается поддержкой турецкого султана, который обещает обеспечить мечети внутреннее убранство.

Но в 1918 году завершается война и прекращает своё существование Германская империя. Немецким властям теперь уже далеко не до мечети в сердце Берлина. Идриси остается главой татарской общины в 2 000 человек: оставшиеся военнопленные, их жены и дети. В Вюнсдорфе воздвигается мечеть.

и3

Мечеть для военнопленных в Вюнсдорфе

Идриси в начале 1920-х начинает созывать мусульман со всей Германии к себе в мечеть, чтобы отпраздновать Ид-аль-Фитр, то есть Ураза-байрам. Тогда в мусульманском мире царила идеологическая турбулентность. Одни мусульмане поддерживали ликвидацию халифата в Турции, другие — нет. Среди мусульман также были симпатизирующие Советскому Союзу и большевикам.

Идриси не поддерживал ни халифатистов, ни «красных мусульман», рассказывает Йонкер. В 1925 году он заставил «красных мусульман» молиться на улице, за пределами территории мечети. Это вызвало широкий общественный резонанс и запечатлелось в местных СМИ.

Тогда же Идриси успел рассориться с властями Вюнсдорфа. Он настаивал на том, что мечеть должна содержаться за счет государственных денег, власти же парировали. Они заявляли, что мечеть должна находиться на содержании самой мусульманской общины. У Идриси не было таких денег. В итоге мечеть была разрушена.

Тогда Идриси подался в ближайшую мечеть, принадлежащую преимущественно членам мусульманского течения ахмадистов. Параллельно татарский имам не оставлял надежд построить новую мечеть на территории турецкого кладбища, поэтому вел переговоры с представителями Стамбула, пока не отправился в Финляндию. Здесь Идриси давал уроки и проповедовал местным финским татарам. Но в 1933 году уже пришедшие к власти в Германии нацисты просят Идриси вернуться обратно, говорила Йонкер. Новые немецкие власти предлагают Идриси сотрудничать с МИДом.

После трех недель со дня нападения Германии на Советский Союз, Идриси для властей подготовил подробный доклад о так называемом Туранистане — территории бывшей Российской империи, а затем Советского Союза, населенной родственными тюрко-татарскими народами.

Идриси убеждал нацистов, что жители этого региона не заинтересованы сотрудничать с Москвой и фактически готовы к диалогу с Германией.

Во время Великой Отечественной войны Идриси вел активную переписку с начальниками лагерей советских военнопленных, что расположились на оккупированной Украине. Татарский имам убеждал их, что надо перевести всех пленных татар и мусульман в Берлин, что к ним необходим особый подход, хорошее питание. Также Идриси настаивал, что татар и мусульман надо содержать в одном отдельном лагере. Нацистские власти и начальники лагерей пошли навстречу Идриси. Татары-мусульмане были сконцентрированы в одном месте, их число достигало до 100 000 человек. Однако тут же среди них распространился тиф и большинство военнопленных умерли.

и1

Кладбище мусульманских военнопленных в Вюнсдорфе. 1915 год

«Для нас очень важно, что Идриси одним из первых поднял в тогдашней Германии вопрос о судьбе татарских военнопленных. Это был для него очень важный и принципиальный вопрос», — рассуждала Йонкер.

Но 5 000 татар и мусульман удалось выжить, и они были отправлены в Берлин. Из них начали создавать добровольческие военные части, готовые бороться на стороне германских войск. Благодаря протекции Идриси в Дрездене основали медресе, в котором начали готовить имамов.

Во время открытого соперничества между Вермахтом и СС Идриси выбрал сторону вторых. Поэтому лучшие и преуспевающие в учебе татары-мусульмане становились офицерами СС. На исходе Второй мировой войны Идриси в Вайсенфельде взялся за разработку проекта муфтията в Германии. Но его планам не суждено было сбыться, потому что Германия опять проиграла войну.

«Он пытался использовать нацистскую идеологию, чтобы найти место татарам в Германии. Можно сказать, что он был очень близок к этой идеологии, но её не повторял. Он был очень практичным человеком. Если бы Идриси открыто выступал против нацистской идеологии, то он не остался бы в живых. Идриси был имамом, абсолютным имамом. Это его основная идентичность. Да, ему при жизни приходилось совершать немало маневров. Значит ли, что он был политик или авантюрист? Нет, он был только имамом», — рассуждала германский профессор.

«Идриси — крупнейший татарский авантюрист XX века. Он всегда умудрялся держать нос по ветру», — парировал ей на лекции татарский историк Искандер Гилязов. По его словам, ко всему прочему, Идриси также себя проявил как «жуткий графоман». Гилязов рассказывал, что во время своего пребывания в Российской империи Идриси печатался в мусульманском журнале «Шура». Он опубликовал более 20 статей, а их тематика была экстравагантной, например, Идриси всерьез рассуждал, был ли Наполеон мусульманином.

У Идриси также были испорчены отношения практически со всеми другими лидерами европейской эмиграции татар, в частности, с Гаязом Исхаки.

Татарский историк рассказал другой любопытный случай из биографии Идриси. После Первой мировой войны Идриси сопровождал эшелоны с интернированными военнопленными в Советский Союз. В 1921 году его арестовали на границе с СССР и он был приговорен к тюремному сроку за хранение наркотиков. Но через два месяца, пока ещё по невыясненным причинам, вышел на свободу. Немецкие службы после возвращения Идриси в Германию ещё долго перепроверяли, не завербовали ли его в Объединенном государственном политическом управлении (ОГПУ). Никаких доказательств этому немецкие службы так и не нашли, рассказывал Гилязов. Историк также дополнил информацию немецкого профессора, рассказав, что во время нацистского режима Идриси сотрудничал не только с МИДом, но и ещё с министерством пропаганды и народного просвещения Йозефа Геббельса. Имам-эмигрант там возглавлял арабскую и турецкую редакции.

 


Опубликовано 19.03.2017

3 комментария

Знающий

Необычный материал для кзф, ни сисек, ни убийств

Комментировать