Как потомок Пушкина пришёл послушать Софию Рубину-Хантер на фестивале Hotel de Ville

Участница «Голоса» стала гостьей второго музыкального «салона в Дворянском собрании»

Ольга Гоголадзе — Казань 

Музыкальный фестиваль Hotel de Ville, так удачно стартовавший месяц назад в Ратуше, набирает обороты. Атмосфера на концертах отчаянно напоминает зимнюю сказку, в которой хочется остаться до весны. Публика уже не стесняется улыбаться, пританцовывать и немножко подпевать. Самые хитрые прознали, что на балконе акустика раза в три лучше, чем в партере. Поэтому пренебрегли комфортными креслами, предпочитая наслаждаться джазом стоя и с высоты. Мечты Ольги Скепнер начали сбываться так быстро, даже завидно.

Совсем недавно она говорила, что хочет возродить традиции Дворянского собрания. И вуаля: уже на второй концерт фестиваля пришёл не просто дворянин, а прямой потомок Пушкина — прапраправнук и тёзка великого писателя барон Александр фон Гревениц. Он очарователен чуть более, чем полностью. Общается со всеми так легко и непринуждённо, что остаётся  мотать на ус традиции воспитания европейской аристократии, столь разительно отличающиеся от поведения российских парвеню, которых Tatler считает «элитой».
Как потомок Пушкина пришёл послушать Софию Рубину-Хантер на фестивале Hotel de Ville Барон с семьёй живёт в Казани около трёх месяцев и планирует стать постоянным гостем музыкальных вечеров в Ратуше. «Мы с женой очень любим джаз и не упускаем возможность послушать его в живую, — рассказывает Александр фон Гревениц. — Здесь просто чудесно, нам очень нравится».

Нам остаётся только умолять Скепнер загадать под бой курантов, чтобы доллар упал и  цены на нефть поднялись. Раз уж ей удалось притянуть силой мысли потомка одной из старейших дворянских фамилий, такая мелочь точно сбудется. Я, в свою очередь, загадаю, чтобы наша интеллигентная публика осознала: не стоит приходить во дворец в свитере и зимних сапогах. Гораздо приятнее ходить по роскошным паркетам в платьях и лодочках.  

Но вернёмся к джазу. Гостьей второго «музыкального салона» стала талантливая и харизматичная певица, участница шоу «Голос» София Рубина-Хантер из Эстонии. Вместе с мужем, трубачом из США Джейсоном Хантером и  LRK trio (Евгений Лебедев, Антон Ревнюк, Игнат Кравцов) она представила  программу «Десять дней до Нового Года».

Как потомок Пушкина пришёл послушать Софию Рубину-Хантер на фестивале Hotel de Ville  
Музыканты зажгли так, что под конец вечера даже сдержанные первые ряды не усидели на своих местах и начали отплясывать под джазовый кавер You so naughty.

KazanFirst, разумеется, не упустили возможность взять у Софии и Джейсона интервью.

— Как вы узнали про этот фестиваль? Он ведь практически «новорожденный».

София: Наш пианист Евгений Лебедев приезжал этим летом в Казань на «Jazz в усадьбе Сандецкого». После этого мы постоянно были на связи с Ольгой Скепнер, обсуждали возможное сотрудничество. И вот, две недели назад она позвала нас выступить в Hotel de Ville.

Как потомок Пушкина пришёл послушать Софию Рубину-Хантер на фестивале Hotel de Ville

— Так быстро! Обычно гастрольный график джазовых музыкантов расписан на год вперёд.

София: Да мы сами не ожидали, что так получится. Но Ольга знает, как собрать людей вместе.

— Как вы подбирали программу для этого вечера?

София: Мы только что записали новый диск, поэтому в первой части концерта решили устроить его презентацию. Во втором отделении хотелось чего-то повеселее, поэтому мы взяли популярную музыку и сыграли её в джазовой аранжировке.

— Кавер на песню «Маленькой ёлочке холодно зимой» был прекрасен. Кому пришла в голову идея сделать такой новогодний сюрприз?

Джейсон: Аранжировку придумал Евгений Лебедев, а я постарался сыграть её максимально круто! Я хорошо знаю эту песню, моя дочка каждый день её напевает.

— Неудивительно, что она поёт, с таким-то джазовым именем (дочь Софии и Джейсона зовут Наима Джазель — KazanFirst). Вы учите её импровизировать?

Как потомок Пушкина пришёл послушать Софию Рубину-Хантер на фестивале Hotel de Ville

София: Да, я понемножку с ней занимаюсь, дома мы постоянно слушаем хорошую музыку. Если она захочет стать джазовой певицей, мы её обязательно поддержим.

Джейсон: А когда подрастёт, возьмём её с собой в Казань.

— Ради жены вам пришлось переехать на север, в Эстонию. Как переносите суровую зиму?

Джейсон: Нормально! Я родился в Калифорнии и жил там до 22 лет. Потом переехал в Бостон, а там очень холодно (по сравнению с моим родным штатом, конечно). Поэтому Эстония стала просто следующим шагом на понижение температуры. На самом деле, мне нравится зима. Я наслаждаюсь тишиной, возможностью посидеть дома с книжкой, узнать что-то новое.

— Жизнь вашей семьи сильно поменялась после того, как София стала известна после участия в «Голосе»?

Как потомок Пушкина пришёл послушать Софию Рубину-Хантер на фестивале Hotel de Ville

Джейсон: Не так уж сильно. Разве что, София стала ездить на гастроли в Россию гораздо чаще, а я теперь приезжаю вместе с ней. Вот уж никогда бы не подумал, что так много времени буду проводить здесь! Мне очень нравится.

София: Я очень рада, что теперь снова могу выступать в России. До этого я 8 лет училась, поэтому перерыв получился довольно солидный. Теперь я счастлива, что снова могу общаться с российской публикой. И особенно здорово, что я могу привозить с собой лучших музыкантов со всего мира, чтобы порадовать вас интересными совместными проектами.

— Раз уж заговорили про учёбу. Вы познакомились в Беркли, и неоднократно говорили в интервью, что эта школа дала вам глубинное понимание джаза. В чём разница между преподаванием в России и в Штатах?

Как потомок Пушкина пришёл послушать Софию Рубину-Хантер на фестивале Hotel de Ville

София: Там очень простая и понятная система обучения джазовой гармонии. Поэтому ты развиваешься на порядок быстрее. К тому же, у меня была возможность стажироваться в The Berklee Global Jazz Institute. В группу вошли всего 30 человек из университета, и каждую неделю самые яркие звёзды джазовой музыки проводили для нас мастер-классы. Нигде в мире больше нет возможности учиться у такого количества профессионалов в столь сжатые сроки.

Джейсон: Плюс ко всему, после семинаров и лекций можно пойти и послушать джаз где угодно. Его играют в клубах, ресторанах, на вечеринках. Поэтому естественно, что студентам гораздо легче усвоить эту музыку, записать её на подкорку.

— Джаз играют по всему миру, но лучше американцев никто это не делает. В чём секрет?

Как потомок Пушкина пришёл послушать Софию Рубину-Хантер на фестивале Hotel de Ville

Джейсон: Думаю, всё дело в культуре. Ведь обстоятельства, при которых родилась эта музыка, были по-настоящему уникальны и возникли именно в Америке. Джаз стал сплавом европейских мелодий и африканских ритмов. На мой взгляд, эта музыка — лучшее, что есть с Штатах. Она у нас это в крови. Джаз передался мне на генетическом уровне от мамы, бабушки, прабабушки. Это неразрывная связь традиций, которую мы сохраняем и развиваем.

Понравился материал? Поделись в соцсетях
0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite