«К сожалению, оторваться я не могу и не думаю, что меня спасёт запрет на игорную деятельность. Это такой же наркотик»

Исповедь двух постоянных посетителей подпольных игровых салонов

Михаил Ляпунов — Набережные Челны

30-летний Азат (имя изменено) работает на  одном из предприятий «Камаза». «До кризиса была зарплата 35 000-45 000 рублей, — рассказывает он. — Практически всю её проигрывал в автоматы. Жена забирать успевала 10 000-15 000 рублей. Выигрываю редко, где-то в месяц раз-два, и чаще небольшие суммы: 5000-10 000».

По его словам, сейчас подпольные казино в Набережных Челнах переезжают с места на место. На них устроена охота, поэтому постоянного места дислокации нет.

«Начали открывать казино даже в жилых домах, — продолжает Азат. — Не только на первых этажах. В 17-м комплексе в жилом доме играл, но уже накрыли это казино».
«К сожалению, оторваться я не могу и не думаю, что меня спасёт запрет на игорную деятельность. Это такой же наркотик»

На днях полиция закрыла еще один салон в Набережных Челнах. Следственный комитет возбудил  уголовное дело против 23–летнего Максима Загребельного. Он попался на  незаконных организации и проведении  азартных игр (часть 1 ст. 171.2 УК РФ)

В  августе молодой человек взял в аренду помещение на территории рынка «Орбита», объяснил собственнику, что площадка ему необходима для открытия пивного бара. Затем Загребельный оборудовал помещение видеокамерами внешнего наблюдения и соорудил чёрный ход.

В последнее время добраться до игровых автоматов всё сложнее и сложнее, продолжает Азат: «Доступ только по предварительным звонкам, везде камеры и очень часто заведения накрывают полицейские.

В некоторых игровых салонах клиентов впускают только по телефонному звонку, номер предварительно проверяется в базе администратора.

В салоне Загребельного, например, клиентами были постоянные посетители. Перед тем как впустить их, лица изучали по изображению, передаваемому с уличной камеры. В день задержания здесь были изъяты 51 игровой аппарат и 6000 рублей.
«К сожалению, оторваться я не могу и не думаю, что меня спасёт запрет на игорную деятельность. Это такой же наркотик»

«Обычно сейчас в заведениях стоят не игровые автоматы, а компьютеры с игровыми консолями, — продолжает Азат. — Я сам люблю играть в покер. Потому, что там есть о чем думать, а не просто дергать ручку автомата, если речь бы шла об одноруких бандитах».

По его словам в некоторых салонах были покерные автоматы. Один из них работал на остановке «Райисполком». Сейчас там магазин цветов.

С января по август полицейскими Татарстана проведены 148 проверок объектов игорного бизнеса, в ходе которых изъято 2989 единиц различного игрового оборудования. Составлен 31 протокол об административных правонарушениях. Наложено штрафов на 54 500 рублей. Выявлено 42 преступлений. В том числе 38 по статье «Незаконные организация и проведения азартных игр», два — «Организация преступного сообщества», еще два преступления по статье «Нарушение авторских и смежных прав». В конце августа игровую сеть закрыли в Зеленодольске. Салоны работали в нескольких кафе и одной из городских автомоек. В игровые залы мог попасть любой посетитель. Автоматы принимали наличные, в конце дня работники салонов подсчитывали прибыль

Вне зависимости от ужесточения закона об игорном бизнесе, инициативных людей, готовых открыть подпольный салон не становится меньше. Игорный бизнес — один из самых доходных.

Игроманы в основном не богатые люди и зачастую оставляют в салонах последние деньги.

«Один раз выиграл 250 000 рублей, когда ещё были игровые автоматы в городе, — вспоминает Азат. — Правда за несколько дней спустил все в “Батыре” (ночной клуб  KazanFirst), когда там ещё стояли игровушки. Помните, наверное, накрывали крупное казино там несколько раз».
«К сожалению, оторваться я не могу и не думаю, что меня спасёт запрет на игорную деятельность. Это такой же наркотик»

По его словам, в «Батыре» были другие ставки, другая игра: «Там сидели люди в костюмах, они  проигрывали по 100 000 – 250 000 рублей в день. Но у таких людей есть деньги, некоторые из них миллион в день делают. Для них не напряжно, а я в таком крупном казино один раз был и больше посещать его не мог».

«Я люблю играть с хорошими игроками в покер, игровые автоматы  это не так интересно,  признается второй наш собеседник. Ему 40 лет он одет в костюм с иголочки. Уверенный взгляд, крепкое рукопожатие, активно жестикулирует.

Наш собеседник — предприниматель, владелец нескольких объектов коммерческой недвижимостии, по собственному признанию не нуждается в деньгах. «Когда сажусь играть, могу спустить за день 200 000 – 250 000 рублей», — говорит он. — Выигрывал до полумиллиона, но когда была возможность играть с людьми. В игровых автоматах обычно выходят небольшие суммы в 25 000-50 000 рублей».

Он также, как и Азат, посещал игровой салон в «Батыре». Бывал в заведении, которое было на втором этаже над «Ферганой»: «Там тоже было хорошо. Весьма интересно было играть с людьми на одной из загородных баз отдыха».

Сейчас практически все игорные заведения прикрыли, продолжает он: «В городе есть только компьютеры, на которых установлены игровые консоли. Играть в них не так интересно, нет того духа игры с людьми. Эмоции тех нет просто».

Ходили слухи, что могут хорошее игорное открыть в здании железнодорожного вокзала, говорит собеседник: «Но пока его там нет. Также мне рассказывали, что хотят сделать казино на каком-нибудь речном трамвайчике, но это только слухи».

Читайте также: Железнодорожный вокзал в Челнах мог стать подпольным казино

Азат и предприниматель считают, что у них игровая зависимость.

«К сожалению, оторваться не могу, и не думаю, что спасёт запрет на игорную деятельность. Это такой же наркотик, разумом это понимаю, но затягивает,  признается Азат. — Вот мы сейчас с тобой здесь сидим, а после тебя я позвоню знакомому и узнаю, куда сегодня можно пойти сыграть, и никакая полиция меня не остановит. Я не знаю, что может спасти положение, если честно».

«Я понимаю, что проигрываю деньги, но это затягивает, хочу однажды выиграть крупную сумму и остановиться,  продолжает Азат. — Крупная сумма для меня около 1 млн рублей. Жена также работает на “Камазе”, зарабатывает около 20 000-25 000 рублей. Денег на существование хватает, но без изысков.

«Я играю просто для удовольствия, говорит наш собеседник-предприниматель. — Хотел бы избавиться от игромании этой, но мне скучно часто бывает, а чем заняться кроме игровых автоматов или покера с друзьями,  не знаю».

Он добавляет, что согласился на встречу не для того, чтобы пожаловаться или сказать, что это плохо, а просто для того, чтобы выговориться. «Может и станет после этого легче избавиться», — напоследок говорит он.

  

Понравился материал? Поделись в соцсетях
8 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Артем
Ну что весёлые ребята, лучше бы детям помогли, чем деньги проигрывать
0
0
Ответить

Николай
Был один раз в батыре. Хорошее там казино было ещё тогда, когда игорная деятельность была не запрещена.
0
0
Ответить

Аноним
С жиру бесятся при таких хороших зарплатах
0
0
Ответить

Эльза
А даже работник камаза неплохо так то зарабатывает. Весьма неплохо. У меня зп в разы меньше сейчас
0
0
Ответить

анон
Никогда не играл и горжусь этим
0
0
Ответить

Алмаз
Артем а почему они должны помогать детям а не наше правительств ? Каждый в праве тратить свои заработанные деньги по своему усмотрению. Вот ты почему не поможешь детям ?
0
0
Ответить

Лиля
Ироки успокойтесь: скоро Нитенко станет депутатом и игровушки будут работать опять почти легально.
0
0
Ответить

михаил
все игровые салоны перенести в какую нибудь пустыню куда и добраться будет сложно
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite