Андрей Королев: «Наша цель — возродить культуру благотворительности»

О благотворительности вообще и о задачах своего проекта «Филантроп» в частности рассказывает  Андрей Королев

О благотворительности вообще и о задачах своего проекта «Филантроп» в частности рассказывает  Андрей Королев. 

— Обрисуйте в общих чертах особенности современного благотворительного процесса и место в нем «Филантропа».

— Некоторые говорят, что благотворительность – довольно избитая тема, но мы решили взглянуть на нее с несколько иной точки зрения. Каждый помогает чем может – у нас вот родилась идея создать площадку, объединяющую людей, которым нужна помощь и которые хотят помочь. Сейчас одной из острейших проблем меценатства и, в частности, благотворительности в интернете, является мошенничество. Не секрет, что в России довольно много не только уличных попрошаек, для которых побирательство – не необходимость, а легкий заработок, но и крупных лжеблаготворительных фондов. Большая их часть «работает» в интернете. С развитием компьютеризации народ научился зарабатывать на интернет-благотворительности. Задача «Филантропа» — вернуть доверие к меценатству, дать людям понять, что их деньги уходят не на абстрактные траты, а на адресную помощь. Для этого в нашем проекте предусмотрена команда журналистов, которая выезжает непосредственно к нуждающимся в помощи и делает о них репортажи. Само собой, существует и специальная система проверок данных, предоставляемых героями сюжетов. Поэтому в наши цели входит и формирование доверия самих нуждающихся.

Андрей Королев: «Наша цель - возродить культуру благотворительности»

— Какова функциональная ориентированность проекта – на помощь кому он, в первую очередь, направлен?

— Углубляться только в одну тему, быть узконаправленными, я считаю, не совсем правильно. Диапазон благотворительности необходимо постоянно расширять. Многоаспектность тем – также одна из особенностей нашего проекта. Основное внимание, конечно, будет уделено помощи людям, но мы не будем забывать и о спасении животных, поддержке благотворительных кампаний. Собственно, через некоторое время мы сможем выяснить наиболее насущный проблемный аспект и сделать его доминирующим в нашем проекте.  Мы также намерены размещать на нашей площадке своеобразные «социальные заказы» — те же самые детские дома смогут оставлять здесь список необходимых им вещей, чтобы каждый желающий мог им помочь адресно, точно зная, что нужно конкретному просителю. Отдельная сфера наших интересов – интервью с меценатами, чтобы люди могли «знать своих героев в лицо». Ведь формирование положительного образа благотворителя и доверия к его деятельности – одна из труднейших и необходимейших задач современной российской благотворительности.

Андрей Королев: «Наша цель - возродить культуру благотворительности»

— Если говорить об альтруистах, то чем можно объяснить нежелание многих из них, особенно представителей бизнес-сообщества, афишировать свою благотворительную деятельность?

— Думаю, не стоит искать здесь «второго дна» и говорить о боязни проверок налоговыми органами якобы «лишних» доходов предпринимателей, которые они отдают на благотворительность. По-моему, в первую очередь, нужно учитывать в этом вопросе внутреннюю потребность отдельно взятого благотворителя остаться анонимным, его природную скромность. В конце концов, меценатство для многих – просто возможность сделать доброе дело и положить в свою «копилку» на небесах тот условный «рубль», который они отдают нуждающимся.

Андрей Королев: «Наша цель - возродить культуру благотворительности»

 — Насколько сейчас благотворители доверяют специализированным сайтам/фондам, являющимся своеобразными посредниками между ними и нуждающимися в их помощи?

— Степень их доверия довольно низка, в том числе по причине непрозрачности деятельности многих фондов. Поэтому зачастую меценаты стремятся напрямую помочь каким-то подшефным детским домам или организовать свой фонд. Наша задача – как раз оживить слово «благотворительность», дать ему новый толчок к развитию, чтобы люди в него поверили. Если, например, посмотреть на западные страны, то там с меценатством дело обстоит гораздо лучше. И дело здесь не только в каких-то налоговых льготах, предоставляемых благотворителям. Там люди по своей натуре намного проще и добрее. Россияне же все-таки еще слегка закомплексованы в этом отношении, да и понятие «благотворительность» для нас еще не раскрылось в полном объеме. Чтобы меценатство раскрылось и заработало в России по полной, для начала, нашим соотечественникам нужно просто стать добрее. Сейчас же можно говорить о всенародной озлобленности. В России нужно создать и развить высокую культуру благотворительности. Ее предпосылки у нас, у россиян, имеются – веками сформированные, но на какое-то время утраченные.

Андрей Королев: «Наша цель - возродить культуру благотворительности»

— В таком случае, можно ли говорить о какой-то обязательной социальной ответственности человека, у которого есть возможность помочь другим?

— Я считаю, что любой человек, независимо от дохода, может помогать другим — важен именно его внутренний позыв. Если он не чувствует душевной необходимости помочь, то общество не вправе его заставлять. Те же самые предприниматели (а большинство из них – представители малого и среднего бизнеса) сейчас во многом зарабатывают не благодаря государству и обществу, а вопреки им. Поэтому нужно лишь стимулировать благотворительные позывы таких людей, но никак не принуждать их. Для этого, повторюсь, нужно сформировать доверие в обществе и к благотворителю, и к нуждающемуся, освещать вопросы благотворительности в СМИ. Именно на это ориентирован проект «Филантроп».

 

Ринат Бакиров

Понравился материал? Поделись в соцсетях
0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite