В Татарстане компании используют товарные знаки для борьбы с конкурентами

Антимонопольная служба считает, что предприниматели в республике стали использовать зарегистрированные товарные знаки для недобросовестной конкуренции. В начале июня ведомство попросило Роспатент аннулировать у одной из татарстанских компаний товарный знак «садака»

Ильнур Ярхамов — Казань

Регистрация товарных знаков все больше похожа на способы недобросовестной конкуренции между компаниями. Этой теме вчера был посвящён круглый стол, за которым собрались эксперты в области патентного права, представители малого и среднего бизнеса и управления Федеральной антимонопольной службы по РТ.

Громким делом в Татарстане, ярко продемонстрировавшим технологию недобросоветсной конкуренции, стало разбирательство с товарным знаком «садака», зарегистрированным ООО «Бакалейщик» в июне этого года.

Компания пожаловалось в УФАС на два предприятия — ООО «Сандал» и ООО «Вест-лайн». Они использовали при реализации своей продукции слово «садака», рассказала начальник отдела УФАС по РТ Асия Латыпова.

По её словам, «Сандал» и «Вест-лайн» использовали татарский вариант слова «сәдака», что в компании «Бакалейщик» посчитали нарушением своих прав, потому что татарский вариант «схож до степени смешения» с товарным знаком компании. «Бакалейщик» продавал под этим названием сахар и чай.

На первых порах в УФАС посчитали, что в этом деле есть «признаки нарушения закона о защите конкуренции», то есть незаконное использование товарного знака без соответствующего разрешения.
В Татарстане компании используют товарные знаки для борьбы с конкурентамиНо затем ведомство обратилось к экспертам — Духовному управлению мусульман Татарстана, которое заявило, что регистрация Роспатентом товарного знака «садака» затрагивает моральные интересы мусульман. Значение этого слова — милостыня, выплачиваемая мусульманами по собственному желанию в виде денег или еды.

После этого УФАС по РТ развернуло дело о защите конкуренции уже против самого «Бакалейщика». В итоге надзорное ведомство направило в Роспатент заявление об аннулировании товарного знака «садака», заявила Латыпова.

«Слово “садака” написано по-русски. Сам же религиозный термин относится больше к арабскому или татарскому “сәдака”. Как вы решили этот вопрос с Роспатентом?», — обратился к ней представитель компании «ТД Локомотив» Борис Пантелеев.

«Когда произносится какое-либо слово, то нужно исходить из ассоциаций, которое оно порождает.“Cадака” в Татарстане рождает одинаковые ассоциации как у русского, так и у татарина», — ответила ему Латыпова.

«Не всегда эксперт Роспатента отдаёт себе отчет, что именно он регистрирует. Есть широкая практика, когда решения Роспатента оспариваются», — заявил директор агентства «Артпатент» и патентный поверенный Григорий Бусарев.

В то же время есть случаи, когда эксперты Роспатента удачно решали вопросы, связанные с «религиозной семантикой», отказывая в регистрации товарных знаков.
В Татарстане компании используют товарные знаки для борьбы с конкурентамиБусарев рассказал историю, когда компания «Лакомка» подала заявление на регистрацию товарного знака «православное» для кондитерского изделия. В прошении было отказано.

Такой же опыт был в Тамбовской области, где коммерсант зарегистрировал товарный знак «тамбовский волк», после чего начал преследовать другие компании, подавая на них в суд за использование распространенного образа. В итоге, компании объединились и подали жалобу в надзорные органы, а те добились аннулирования патента.

В случае с «православным» кондитерским изделием у бренда выраженная религиозная направленность, способная затронуть чувства верующих христиан, а у товара было бы необоснованное преимущество — привлечение внимания верующих потребителей, изделие создало бы впечатление, что есть некая связь с духовенством, либо наличие благословления.

Тем не менее Бусарев признался, что Роспатент не застрахован в будущем от регистрации подобных товарных знаков, так как процесс патентирования основывается на субъективных оценочных суждениях эксперта, у которого бывают «серые зоны».

Пантелеев заявил ему, что частный бизнес нуждается в прозрачных правилах игры, а не в «серых зонах эксперта Роспатента».

«Контролирующие органы на то и регуляторы, чтобы иметь четкую позицию по таким очевидным вещам», — говорил он. Пантелеев рассказал о тяжбе своей компании с коммерческой структурой, также претендовавшей на слово «локомотив». По его словам, этот товарный знак — общераспространённое слово.

Бусарев ответил, что у экспертов Роспатента есть набор критериев, по которым возможны отказы в патентировании. Если слово общеизвестно, это ещё не значит, что правообладатель слова не может защищать свой товарный знак. Главное, чем должен руководствоваться эксперт — это «субъективная оценка, что регистрация не противоречит общим интересам общества», заявил Бусарев.

Понравился материал? Поделись в соцсетях
4 КОММЕНТАРИЯ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
йцукен
Глава этого Бакалейщика случаем не еврей? На каком он это основании захватил себе слово садака?
0
0
Ответить

анон
Это чо получается, наш Кот Казанский неправильно зареган, раз тамбовского волка нельзя?
0
0
Ответить

12345
Как это есть серые зоны? Из-за такого разбирательства у моего другана свой бизнес похерили
0
0
Ответить

Ренат
А что, мусульманские пельмени есть, а православных не может быть? Где логика?
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite