Фарид Губаев: «Нам повезло, что мы можем общаться с ветеранами. Сейчас такие сильные люди уже не рождаются»

Автор проекта «70 портретов Великой Победы» рассказал, сколько километров пришлось проехать ради создания этой уникальной выставки и какую картину больше всего любят герои войны

Автор проекта «70 портретов Великой Победы» Фарид Губаев

Ольга Гоголадзе — Казань

Семьдесят историй, которые навсегда вписаны кровавыми буквами в книгу человеческих судеб. Лица, которые каждый из нас должен помнить, именно им мы обязаны своей жизнью. Проект Фарида Губаева «70 портретов Великой Победы», который открылся в «Манеже», — не просто выставка фотографий ветеранов в кителях с медалями. Это земной поклон всем, кто запечатлён на этих снимках.

Тем интереснее было узнать у автора портретов, как они создавались. Ведь он побывал в 45 районах Татарстана, исходил всю Казань, чтобы сделать эти фотографии. В интервью KazanFirst он рассказал, сколько километров ему пришлось проехать ради этой уникальной выставки, какую картину больше всего любят герои войны и какие истории из жизни ветеранов его потрясли больше всего.

Фарид Губаев: «Нам повезло, что мы можем общаться с ветеранами. Сейчас такие сильные люди уже не рождаются»

— Портреты ветеранов говорят сами за себя — они просто удивительные. Наверно, фотографировать таких людей было невероятно интересно?

— Когда начинал работу над этим проектом,  я боялся, что приеду в район, зайду в дом к ветеранам и застану там немощных стариков. Ведь многие даже в 70 лет теряют волю к жизни и медленно угасают. Однако так получилось, что это я подзаряжался у героев войны жизненной энергией. Буквально за 10-20 минут общения они преображались до неузнаваемости, на глазах наполняясь силой и словно просыпаясь ото сна. Многие начинали шутить и смеяться, кто-то потчевал грибочками и соленьями, а одна бабушка не только угостила собственной наливочкой, но и сама залихвацки «махнула» рюмочку вместе с нами. Это настолько сильное поколение! Нам повезло, что мы можем видеть их и общаться с ними. Мне кажется, сейчас такие уже не рождаются.

— Сколько времени ушло на этот проект?

— Примерно два месяца. В начале февраля я получил «добро» на съёмки, в районы дали команду составить списки ветеранов и поискать тех, кто не «светится» постоянно. Бывает, что одних и тех же героев водят и на 9 мая, и на День города, и на все праздники. Слава Богу, ветеранов у нас не так мало, чтобы чествовать только двух-трёх человек. Так что мы старались найти героев, которым хотелось бы выразить свою признательность через фотографию. Для некоторых мой визит был таким праздником, мол, надо же, и про меня вспомнили!

Фарид Губаев: «Нам повезло, что мы можем общаться с ветеранами. Сейчас такие сильные люди уже не рождаются»

— Вы узнавали истории ветеранов перед тем, как ехать к ним в гости?

— Нет, гораздо интереснее, когда съёмка похожа на репортаж. Заходишь в дом и сразу включаешься в событие, в ситуацию, моментально мобилизуешь всё своё внимание. Как только я делал шаг за порог, мне нужно было сразу понять, куда удобнее поставить моего героя и как выстроить композицию. Потому что ветеранам тяжело вставать, ходить, сидеть, их не будешь просить подолгу позировать и менять дислокацию. Хотя всякое бывало. Однажды я уже снял портрет дедушки, вышел в другую комнату и случайно увидел на стене фотографию, где он совсем молоденький. Мы сразу дали этот снимок ему в руки и сделали новый портрет уже совсем с другой идеей. Или, например, я сфотографировал бабушку в кителе, с медалями, а потом она пригласила меня выпить чаю и повесила пиджак на спинку стула. Смотрю, а она в белой кофточке и сзади фон тоже белый. Появилось совсем другое состояние — радостное, безмятежное. Конечно, пришлось переснять.

Фарид Губаев: «Нам повезло, что мы можем общаться с ветеранами. Сейчас такие сильные люди уже не рождаются»

— Какие из их рассказов вам запомнились больше всего?

— Надо сказать, немногие из ветеранов были многословны: это понятно, они все в довольно преклонном возрасте. Самым молодым было по 89 лет, остальным — сильно за 90. Но некоторые говорили достаточно бойко и вспоминали довольно интересные истории. Например, один дедушка рассказал, что в 1945 году его часть была в Австрии. Он в то время дослужился до капитана, поэтому отвечал за приём пополнения. Приехал небольшой батальон  человек 20. Офицер отдал соответствующие распоряжения, показал, куда можно сложить котомки и отошёл буквально на несколько метров, чтобы проверить орудия. Вдруг начался жесточайший обстрел с воздуха. Капитан вернулся буквально через несколько минут, но на месте, где стояли эти 20 бойцов, уже зияла огромная воронка… Эта картина всплывает перед его глазами даже спустя 70 лет.

А другой ветеран вспомнил такую страницу своей военной жизни: он призывался самым «зелёным» в полку — ему было всего 17 лет. Освободители вошли в небольшой городок под Прагой и заняли покинутый хозяевами особняк. Один из солдат полез на чердак и вернулся оттуда с «трофеем» — ящиком вина. Все обрадовались, решили отметить свою очередную победу, разлили вино по кружкам и не предложили только ему — самому молодому  мол, рано тебе ещё. Через час все, кто пил вино, умерли — оно было отравлено. Оказалось, что немцы, покидая города, стремились максимально усложнить жизнь советским солдатам и минировали территории, бросали яд в колодцы и оставляли такие вот подлые «подарки».

Фарид Губаев: «Нам повезло, что мы можем общаться с ветеранами. Сейчас такие сильные люди уже не рождаются»

— Что для вас было самым сложным в работе над этим проектом?

— Отчасти физическая усталость. Мы ездили из селения в селение, из дома в дом, из района в район. Садишься в машину в 6-7 утра, по дороге дремлешь… Я попытался посчитать, сколько километров я проехал за это время. Там 200, тут 150, тут 400, однажды за день проехали сразу 500. В итоге «набежало» минимум 10 000 километров. К тому же я не снимаю со вспышкой, не работаю с искусственным светом. Поэтому одной из проблем было застать световой день. Увы, не всегда это удавалось. Но тяжелее всего было справиться с эмоциональным перенапряжением.

Фарид Губаев: «Нам повезло, что мы можем общаться с ветеранами. Сейчас такие сильные люди уже не рождаются»

— С чем оно было связано?

— Невозможно остаться безразличным к этим людям, пообщавшись с ними даже полчаса. Невольно втягиваешься в атмосферу, в которой они живут, — не все ветераны обитают в комфортных условиях, особенно в деревнях. Один старик и вовсе 16 лет живёт  в одиночестве! Страшно за него, мало ли что может случиться. А он говорит, что доволен: никто его не дёргает, ни перед кем не надо отчитываться, сам себе хозяин. Невероятное жизнелюбие! Снимать их «на автомате»: приехал, щёлкнул, уехал? Ни за что. Получилось бы враньё. К тому же они чувствуют моё отношение. Пусть они и кажутся беспомощными: плохо слышат, плохо видят. Но интуитивно ветераны понимают, что перед ними стоит человек, который к ним неравнодушен, которому они интересны. Ведь в мою задачу входило передать их состояние, а не снять понуро сидящих стариков. Поэтому примерно через месяц  я почувствовал, что просто переполнен этим сопереживанием и у меня случился эмоциональный надрыв.

Фарид Губаев: «Нам повезло, что мы можем общаться с ветеранами. Сейчас такие сильные люди уже не рождаются»

— Вы говорили им, как нужно позировать?

— Ещё в фотошколе нас учили, что объект на портрете не должен смотреть в объектив. Его взгляд должен быть направлен куда-то в сторону, как будто он не замечает фотографа. Я всегда говорил, что это — враньё! Ведь если я снимаю человека не из-за угла, то он меня обязательно видит! Поэтому я всегда просил их смотреть в объектив. И если ветераны глядят на меня доверительно, то потом и со снимков они будут смотреть на зрителя также. Конечно, не везде этот принцип соблюдался. Иногда мне удавалось поймать мгновения, когда они уходили в свои воспоминания, невольно склоняли голову на бок, улыбались.

Фарид Губаев: «Нам повезло, что мы можем общаться с ветеранами. Сейчас такие сильные люди уже не рождаются»

— Почему вы решили сделать серию этих портретов в чёрно-белом варианте?

— Здесь это совершенно оправданно. Я прекрасно понимал, что на ветеранах лежит печать времени: возраст, болезни, шрамы, старческие пигментные пятна. Не хотелось акцентировать внимание на физиологических подробностях, что неизбежно бы произошло на цветных снимках. И вообще, цвет — довольно коварная штука. Если, допустим, на бабушке ярко-красное платье, а сзади на стене ковёр дикой расцветки, то  фото получится просто кошмарным, и никакой Photoshop не спасёт. Даже если бы я смог каким-то чудесным образом это обработать, то итоговый вариант всё равно получился бы ненастоящим. А чёрно-белые фото несут в себе некую условность и драматичность. Будь моя воля, я бы даже не подписывал фотографии. Потому что для меня каждый портрет — это некий собирательный образ ветерана, который прошёл войну, дожил до седин и остался внутренне цельным и крепким. Но проект всё же создан для того, чтобы страна знала своих героев.

Фарид Губаев: «Нам повезло, что мы можем общаться с ветеранами. Сейчас такие сильные люди уже не рождаются»

— А были какие-то неожиданные открытия во время работы над выставкой?

— Эта съёмка напомнила мне некий социологический опрос. Ведь я обошёл десятки квартир и невольно отмечал какие-то схожие черты в интерьере ветеранов. Например, одна из любимых картин их поколения — это «Незнакомка» Крамского. В деревнях любят коврики с лебедями на пруду и репродукции картины «Три богатыря». Удивительно, но они очень органично вписываются в их пространство. Но меня действительно поразило, что почти ни у кого дома я не увидел книжных полок или шкафов с книгами. Возможно, потому, что большинство ветеранов живёт в выделенных им квартирах, и они решили не перевозить с собой библиотеку. Только в одном доме целая стена была заставлена стеллажами с книгами. Оказалось, что хозяин всю жизнь проработал редактором крупной газеты. Но таких читающих ветеранов было буквально один-два.
Фарид Губаев: «Нам повезло, что мы можем общаться с ветеранами. Сейчас такие сильные люди уже не рождаются»

Понравился материал? Поделись в соцсетях
4 КОММЕНТАРИЯ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Люда
Будем честны? Выставка скучная
0
0
Ответить

Вася
Мы последнее поколение, которое видит ветеранов живыми, наши дети и внуки вряд ли будут иметь такую честь. Спасибо таким людям, как Губаев за то что сохраняет память о Героях с помощью фотографии!
0
0
Ответить

Зифа Скуратова
Не рождаются, а как же Моторола и Гиви?
0
0
Ответить

Максим Неочень
Сильные люди не рождаются…эх Сильные люди — молчат. В отличии от «фотографов».
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite