Как Андрей Бодров добавил Казанскому Кремлю питерской меланхолии

В центре «Эрмитаж-Казань» открылась выставка гравюр «Городские линии»

Ольга Гоголадзе — Казань

Пожалуй, физик и лирик не станут спорить до хрипоты только в одном случае: если оба живут в сердце одного человека. Тогда они будут гармонично дополнять друг друга, создавая не только полезные, но и прекрасные произведения. Яркий пример подобного симбиоза — питерский художник Андрей Бодров, персональная выставка которого открылась в центре «Эрмитаж-Казань».

Он с самого детства учился рисовать у ведущих ленинградских мастеров-графиков,  но при этом получил серьёзное техническое образование. Искусство для Бодрова — идеальный вариант самореализации, а не способ выжить. Так что, клише о голодном художнике, живущем в мансарде, к нему неприменимы. Как, впрочем, и стереотипный образ распиаренного сибарита а-ля Никас Софронов. Глядя на скромного, очень интеллигентного, типичного инженера в строгом костюме даже не верится, что он создаёт прекрасные гравюры. Искусствоведы ценят их настолько, что за графику Андрея Бодрова дерутся музеи и частные коллекционеры со всего света.

Как Андрей Бодров добавил Казанскому Кремлю питерской меланхолии

В Казань художник привёз серию работ «Городские линии». Каждая картина — это отпечаток его воспоминаний, сделанный в поездках по России, Европе и миру. Милейшие уголки Парижа, кусочки Тулузы, фрагменты Венеции — всё это похоже на зарисовки путешественников былых времён, в чьих работах отражались не только пейзажи, но и эмоции, их вызвавшие. Особое место на выставке занимают гравюры с изображением Казанского Кремля, которые художник создал по просьбе местных друзей.

— Я люблю ваш город, люблю людей, которые здесь живут. С каждым годом столица Татарстана преображается, и это очень заметно. Поэтому мне было особенно приятно рисовать этюды Казани, Свияжска и Кремля, — признается художник.

Как Андрей Бодров добавил Казанскому Кремлю питерской меланхолии

Линии Спасской Башни, такие строгие и холодные в реальности, на гравюрах мастера предстают совсем в другом свете. Нежные, дымчатые, невесомые, они похожи на мираж. Создаётся впечатление, что эти рисунки вырваны из старинных фолиантов, где про каждый из них вручную написано множество строк, несущих важное значение для истории. Такой удивительный эффект Бодрову удалось создать с помощью техники «сухая игла». В отличие от других видов гравюры на металле, она не требует специально оборудованной мастерской. Поэтому, с одной стороны, «сухая игла» помогает оставаться ближе к свободному рисованию, а с другой — даёт изображения, недостижимые в любой другой графической технике.

Печатной формой для этого вида гравюры служит металлическая доска, на которой художник процарапывает картинку офортной иглой, оставляющей по краям полоски барбы — металлические заусенцы. При печати они придают линиям совершенно необычайную, бархатистую фактуру. Однако, эти барбы быстро стираются, поэтому каждой доски хватает максимум на 12 качественных отпечатков. Тем ценнее и уникальнее становится каждая гравюра.

Как Андрей Бодров добавил Казанскому Кремлю питерской меланхолии
Художник Андрей Бодров

Однако, Бодров не придерживается единственной формы выражения, и это сразу бросается в глаза. Ведь среди чёрно-белых работ то и дело появляются вкрапления ярких весенних пейзажей. Деревья в цвету, прорисованные с его «фирменной» скурпулёзностью, немного выбиваются из общей картины, но этим только усиливают стопроцентно питерский флёр выставки. Да, на картинах изображены десятки городов, но все они несут печать нашей северной столицы, безошибочно узнаваемой каждым, кто хоть раз в жизни там побывал. Пастели Бодрова словно те пять солнечных дней в году, когда Петербург превращается из меланхоличного учёного в безбашенного денди.

Не менее интересна и серия портретов, сделанная художником в бесчисленных кафе. Здесь уже совсем другие штрихи: резкие, быстрые, уверенные. Видно, как он торопился поймать мгновение, выражение лица, состояние, атмосферу момента. В них нет фотографической точности и портретного сходства, но каждый из нас хоть раз в жизни видел именно такую девушку с чашечкой кофе в руках. Или парочку, столь увлечённую беседой друг с другом, что мир вокруг как будто замирает.

Как Андрей Бодров добавил Казанскому Кремлю питерской меланхолии

Подводя итог, можно сказать, что в работах Андрея Бодрова есть всё, для чего существует современное искусство: они помогают увидеть необычное в привычном и найти закономерное в случайном.

Полюбоваться на эти гравюры можно будет до 19 апреля. 

Как Андрей Бодров добавил Казанскому Кремлю питерской меланхолии Как Андрей Бодров добавил Казанскому Кремлю питерской меланхолии Как Андрей Бодров добавил Казанскому Кремлю питерской меланхолии Как Андрей Бодров добавил Казанскому Кремлю питерской меланхолии

Понравился материал? Поделись в соцсетях
1 КОММЕНТАРИЙ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
1
прекрасная выставка — всем советую
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite