Дарио Ди Виетри: «Кризис очень сильно ударил по театрам в Италии»

Один из самых известных молодых теноров, исполнитель партии Радамеса на Шаляпинском фестивале порассуждал в интервью KazanFirst о своей роли и объяснил, почему в Италии исчезает школа бельканто

Ольга Гоголадзе — Казань 

«Аида» — опера с историей. Да такой, что про её создание можно написать отдельный роман, наподобие «Мастера и Маргариты». Только вместо писателя и его любовницы-ведьмы будет гениальный Джузеппе Верди, а линию Иешуа можно заменить на древнеегипетских влюблённых Аиду и Радамеса. Но, главное, книга получится без грамма вымысла, потому что обе сюжетные линии совершенно реальны.

Египтолог Мариетт Би нашёл папирус с описанием событий времен правления фараонов, в котором сухо и без лишних эмоций была поведана история египетского полководца и эфиопской царевны, заживо погребённых в могиле за неповиновение царю. В 1870 году Верди на основе этого рассказа написал либретто четырехактной оперы и за четыре месяца создал музыку, которая теперь звучит во всех театрах мира. Кстати, композитор получил за «Аиду» совершенно огромную сумму, которая по нынешнему курсу равна примерно

$200 000. Но, учитывая значение этой оперы для культуры в целом, этот гонорар кажется незначительным.

Дарио Ди Виетри: «Кризис очень сильно ударил по театрам в Италии»

Удивительно, как события, произошедшие много тысяч лет назад, во времена правления фараонов, нашли отклик в душе стольких поколений людей. Недаром уже почти полтора века исполнить роль Радамеса считается особой привилегией. Поэтому на фестивали приглашают только лучших солистов. В этом году на Шаляпинском партию военачальника пел Дарио Ди Виетри — один из самых известных молодых теноров в мире. И слава эта более, чем заслуженна. Его бельканто просто поражало своей глубиной, лёгкостью и полётностью. В наши дни даже в Италии его искусство считают редким, а для казанцев послушать тенора такого уровня — настоящее счастье. Тем приятнее было расспросить его о том, каким он видит своего Радамеса и узнать, как кризис отразился на театрах на родине Верди.

— Очень приятно видеть вас на фестивале! Как вы узнали про Шаляпинский?
— Да вы что, он очень знаменит в Европе! Я давно про него слышал. Он стал важной ступенью в моей карьере, благодаря Шаляпинскому фестивалю я смог подняться на новый уровень. Думаю, и для Казани он имеет огромное значение: развивает экономику и культуру, привлекает туристов.

Дарио Ди Виетри: «Кризис очень сильно ударил по театрам в Италии»

— Вы сами успели посмотреть город, как турист?
— Да, Казань очень красивая! Я уже был у вас в прошлом году, исполнял партию Каварадосси в «Тоске». Правда, на этот раз я совсем не гулял и почти ничего не видел. Слишком холодно! Я живу на юге Италии, поэтому сугробы и такая температура для меня — нечто из разряда фантастики. Кроме того, я очень боялся за голос, ведь для певца самое страшное заболеть накануне выступления.

— Кстати, а когда вы начали петь? Ведь для оперного артиста вы совсем ещё юный исполнитель, а уже выступаете в лучших театрах мира.
— Да, в нашей профессии 30 лет – это и правда начало карьеры. Довольно забавно, ведь мы часто работаем на одной сцене с балетными, а они в 30 уже уходят на пенсию (смеется). Серьёзно заниматься вокалом я начал в 16 лет. Мне повезло учиться у таких великих мастеров, как Лучано Паваротти и Кати Риччарелли. Иногда даже страшно становится: а что, если бы я родился на 10 лет позже и не застал Маэстро? Ведь, возможно, о карьере оперного певца мне оставалось бы только мечтать… Сейчас в Италии постепенно утрачивается искусство и школа бельканто, и шансов попасть к действительно хорошему педагогу всё меньше.

Дарио Ди Виетри: «Кризис очень сильно ударил по театрам в Италии»

— Как такое могло произойти?
— Кризис очень сильно ударил по театрам в нашей стране. Многие из них закрываются, а в тех что пока держатся на плаву, платят копейки. Естественно, все талантливые артисты и преподаватели ищут работу за пределами Италии. В опере, как нигде, важна преемственность и постоянная работа с мастерами. А когда солисты постоянно разбросаны по миру, всё время гастролируя, чтобы иметь возможность не просто выживать, а достойно представлять свой талант, трудно проводить регулярные занятия.

— Наверно, особенно приятно исполнять Верди в России, как дань уважения вашей родной культуре?
— Да, на фоне кризиса в нас, молодых артистах, всё больше укрепляется чувство национальной гордости, пробуждаются воля и решимость вернуть то, чем славилась итальянская опера. А Верди — её самый яркий символ. Я верю, что столь трудный для нашей нации период именно его произведения способны  помочь нам возродиться.

Дарио Ди Виетри: «Кризис очень сильно ударил по театрам в Италии»

— На фестивале вы предстали в образе Радамеса. Как вы готовились к роли?
— О, это был мой дебют! Я впервые исполнил Радамеса у вас, в Казани. И очень счастлив, ведь эта роль — настоящая веха в жизни любого тенора. Она очень сложная в вокальном плане, буквально с первой до последней ноты. Кроме того, либретто оставляет очень много простора для импровизации, что тоже непросто, если никогда раньше не играл этого персонажа. Поэтому пришлось создавать его для себя.

— Каким получился ваш Радамес? Вы нашли какие-то общие черты с этим персонажем?
— Да! Радамес очень страстный, мужественный. Он герой, потому что командует целой армией. Но, в то же время, он романтик, способный на глубокие чувства. И мне это очень близко и понятно. Буквально каждый день ему приходится  балансировать на лезвии ножа. Он видит, что его любит дочь фараона и понимает, насколько она могущественна и опасна. Но его сердце отдано Аиде, и других женщин для него не существует. Как решиться на то, чтобы пойти против воли царя Египта, потерять всё в один миг? Очень трудный выбор, который он делает в пользу любви.

Дарио Ди Виетри: «Кризис очень сильно ударил по театрам в Италии»

— Вы знаете, я много раз видела эту оперу, но никак не могу понять, почему Радамес не выбрал Амнерис? Ведь она во всём превосходит свою соперницу.
— Думаю, Аида покорила его своей душевной красотой. Он разглядел в ней прекрасную личность, индивидуальность. Она очень спокойная, с невероятно добрым сердцем. Амнерис же совсем другая, она слишком сильная женщина. На мой взгляд, они с Радамесом не смогли быть счастливы, потому что двум таким характерам просто не ужиться вместе.

— Но ведь Амнерис не испугалась вступиться за него перед отцом и верховными жрецами, даже зная, что он любит другую. Это ли не показатель того, что и у дочери фараона доброе сердце?
— Знаете… когда он впервые увидел Аиду и понял, какая у неё нежная душа — это перевернуло его мир с ног на голову. На мой взгляд, она просто фантастическая женщина, которая смогла остаться принцессой, даже будучи в рабских цепях. И это чувствовалось в каждом её взгляде, в каждом движении. Нужно иметь стальной стержень внутри, чтобы не сломаться в таких обстоятельствах. Это и поразило Радамеса, он же не знал, кто она на самом деле! Ему казалось, что Аида — обычная рабыня с душой царицы. Он думал, что в этом они похожи, Радамес ведь не королевских кровей. Да и сложным человеком с тонкой душевной организацией его не назовёшь. Простой вояка, который благодаря своим смелости и силе воли сумел стать прославленным полководцем. Но он в любой момент может всё потерять и снова стать бедняком. Поэтому дочь фараона для него — существо с другой планеты.

— У Радамеса есть шанс стать вашим любимым героем?
— Время покажет! Пока мне больше всего нравится петь Каварадосси из «Тоски». Мечтаю сыграть эту роль в «Метрополитен Опера».

Дарио Ди Виетри: «Кризис очень сильно ударил по театрам в Италии» Дарио Ди Виетри: «Кризис очень сильно ударил по театрам в Италии» Дарио Ди Виетри: «Кризис очень сильно ударил по театрам в Италии» Дарио Ди Виетри: «Кризис очень сильно ударил по театрам в Италии» Дарио Ди Виетри: «Кризис очень сильно ударил по театрам в Италии»

Понравился материал? Поделись в соцсетях
2 КОММЕНТАРИЯ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Недожурналист
Уважаемая редакция казафирст, а можно мне работать в паре с этой Гоголадзе. Я тоже хочу целыми днями ходить по всяким там театрам и операм и писать оттуда статейки
0
0
Ответить

Катарина
Блин. Я вот родилась в Казани. Читаю и кажется, что все это в каком-то другом городе происходит, а не у нас. Надо бы сходить в оперу)
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite