Эльмир Низамов про «Чёрные палаты»: «Я думаю, только с помощью драмы можно говорить о серьёзных вещах»

KazanFirst удалось побывать на первой репетиции в театре имени Тинчурина, расспросить автора о его новой опере и узнать, как продвигается подготовка первой премьеры года

Эльмир Низамов

Ольга Гоголадзе — Казань

Работа в Тинчуринском театре кипит, как вода в золотом казане. На сцене почти в натуральную величину выстроены булгарские Чёрные Палаты. По легенде, именно там прятались от орды 12 прекрасных девушек, когда город захватили войска Тамерлана. Среди красавиц была ханская дочь Наргиза — желанная добыча для военачальника и единственная, кто не горит в огне. Поскольку инстаграм  в то время ещё не придумали, никто не знал, как выглядит дочь хана Булгар. А подруги, само собой, до последнего не выдавали её. И тогда военачальники решили действовать методом исключения и приказали сжечь палаты… Этот тяжёлый, но в то же время величественный сюжет лёг в основу новой татарской оперы, премьера которой состоится буквально на днях — 20, 21 и 22 января. А KazanFirst удалось побывать на самой первой репетиции в новых декорациях.

Зрелище очень захватывающее! Артисты порхают с этажа на этаж свежепостроенных Чёрных Палат, умудряясь при этом петь и танцевать. За них немного страшно: конструкция хоть и выглядит довольно надёжно, всё равно вызывает лёгкие опасения. Успокаивает только декоратор Владимир Самохин, который сегодня первый раз увидел своё творение в действии и теперь незаметно ходит между колоннами, лично убеждаясь в их прочности. 
Режиссёр Георгий Ковтун просто царит на сцене, словно атомный реактор, который заряжает всех креативом и даёт силы в двухсотый раз повторить очередной эпизод. «Написал, а мне тут мучайся!» — со смехом обращается он к автору музыки Эльмиру Низамову. Тот скромно улыбается, невозмутимо наблюдая за происходящим из зрительного зала. Там-то мне и удалось его поймать и расспросить, как продвигается работа над самой первой премьерой этого года.

Эльмир, а что входит в обязанности композитора на репетициях?
— С каждым днём моё присутствие здесь всё меньше и меньше необходимо. Я этому очень рад, честно говоря! На первых репетициях было очень много работы. Нужно было выстраивать драматургию, прорабатывать музыкальные моменты: где-то добавить, где-то сократить, где-то придумать новые переходы. Для меня, как для автора, само создание музыки кажется волшебным процессом. Но ещё более удивительный момент — видеть, как ноты оживают на сцене, становятся частью спектакля. Это словно ребёнок, который не просто появляется на свет, но и растёт, идёт в школу, встаёт на ноги.

Эльмир Низамов про «Чёрные палаты»: «Я думаю, только с помощью драмы можно говорить о серьёзных вещах»

А ты при написании музыки учитываешь, как это потом будет выглядеть на сцене?
— Конечно! Когда я создавал «Алтын Казан»,  многого не знал, делал всё интуитивно. И этот опыт очень помог мне с «Чёрными палатами», писать их было уже намного проще. Хотя, проекты совершенно разные.

В чём главное различие? Ведь оба произведения основаны на старинных преданиях, а их сюжеты довольно драматичные.
— Да, потому что хочется увлечь зрителя, удержать его внимание. Чтобы люди задумались, а не увидели на сцене очередную «музыкальную жвачку». Я думаю, только с помощью драмы можно говорить о серьёзных вещах. Что касается различий: «Алтын Казан» — это мюзикл, спектакль-праздник. А «Чёрные палаты» — это опера, спектакль-драма, даже трагедия. Пусть и со светлым концом, с надеждой, однако, трагедия. «Алтын Казан» даже написан в мажоре, в нём только несколько минорных тем. Здесь же всё наоборот, ни одного мажорного номера, кроме самого первого.

Ты долго изучал эту легенду?
— Здесь огромное значение имело либретто, стихи Рената Хариса, ведь ритмика слова диктует ритмику музыки. Я открыл этот текст, проникся общей драматургией, набросал примерную канву произведения. Потом уже стал работать над каждым номером, искать мелодии для любви и для битвы.
Что касается самой легенды, то я её ни разу не слышал до того, как взялся за эту оперу. А в Булгаре впервые побывал вместе с Ренатом Харисом, который решил показать мне Чёрные Палаты. И не только для того, чтобы проникнуться атмосферой: дело в том, что спектакль изначально задумывался в живых декорациях. Эта идея до сих пор в силе, но мы решили сначала опробовать его на сцене, ведь готовую постановку гораздо проще адаптировать под площадку в Булгаре.

Эльмир Низамов про «Чёрные палаты»: «Я думаю, только с помощью драмы можно говорить о серьёзных вещах»

Эта экскурсия помогла тебе прочувствовать своё историческое прошлое?
— С одной стороны — да. А с другой, меня не покидало ощущение, что это сказка, легенда. Гораздо интереснее было увидеть, как Чёрные Палаты оживут, хотелось услышать их музыку. Но я не пытался создать произведение, похожее не мелодии тех времён. Звучание получилось довольно современное. В то же время, я не стремился к новаторству, старался сделать её в лучших традициях татарской классической оперы.

Долго писал музыку?
— Я начал работу почти три года назад, в феврале 2012-го. Основную часть создал примерно за полгода. А потом дело застопорилось, потому что постановка постоянно откладывалась, и я переключился на другие проекты. Через некоторое время позвонил Ренат Харис и сказал, что добавил нового героя, а с ним — целый блок сцен и стихов. И я снова взялся за работу. Ещё спустя полтора года появился Георгий Ковтун. Он начал менять некоторые эпизоды, добавлять кое-что в сюжетную линию. Более того, это продолжается до сих пор! Не далее, как вчера, появились новые элементы произведения. Поэтому последние ноты всё ещё не дописаны.

Неужели можно так быстро это сделать?
— Оказывается, можно! Вот представь. Мы движемся по сценарию, и вдруг, перед Новым Годом, режиссёр говорит: «Знаешь, здесь должен быть дуэт!». Три недели до премьеры. Я отвечаю: «Хорошо». Звоню Ренату Харису, сообщаю о том, что надо написать новую сцену. На следующий день он отдаёт мне слова. А я по ночам сижу, сочиняю музыку. И мне это очень нравится! Да, есть такие понятия, как «вдохновение» и «полёт мысли», а есть слово «надо». Поэтому ты просто берёшь и делаешь. Я вообще считаю, что композиторов необходимо брать в ежовые рукавицы, ставить нас во временные рамки. Тогда легче реализовать свои идеи. Скажу честно, сейчас у меня самый счастливый период в жизни! Процесс создания спектакля — это то, что я люблю больше всего на свете.

Эльмир Низамов про «Чёрные палаты»: «Я думаю, только с помощью драмы можно говорить о серьёзных вещах»

А бывают моменты, когда ты думаешь: «Я совсем не так это представлял!».
— Нет, здесь наоборот. Ковтун ставит движения и изменения пластики героя, настолько соответствующие мелодии, что я ловлю себя на мысли: «Откуда он это знает? Как он понял, что здесь должно быть именно так?». Георгий Анатольевич делает мою музыку ещё более выразительной, живой, она обретает тело. Тут я понимаю, что такое театр и настоящий Режиссёр. То же самое было с Михаилом Панджавидзе, который ставил «Алтын Казан».

Ковтун сам подбирал актёров?
— Нет, солистов выбирал я, потому что уже работал с ними раньше и знаю, на что они способны. Все они — выпускники казанской консерватории, и я могу спокойно доверить им свою музыку. Главная героиня, Гульнора Гатина — солистка нашего оперного театра, а роль Карабатыра исполняет Артур Исламов, который работает в академии молодых певцов при Мариинке. Остальную команду собрала главный хормейстер, Дина Венедиктова. Они и танцуют, и поют, так что, хором их точно не назовёшь — это полноправные артисты второго плана. Я очень горжусь тем, что «Чёрные Палаты» абсолютно наш, татарстанский продукт. Приглашённый здесь только Ковтун, но он так плотно сотрудничает с Казанью, что давно уже стал своим.
 
Георгий Анатольевич — очень серьёзный хореограф. Как актёры, которые никогда не танцевали, справляются с его постановкой?
— Я очень переживал на этот счёт! Потому что им приходится работать, как настоящим танцорам. Дело в том, что специфика современного музыкального театра предполагает, что артисты должны быть универсальными: и актёрски подточены, и танцевать хорошо, и петь. Поэтому работа над «Чёрными палатами» стала для них прекрасной школой, уникальной возможностью поучиться у режиссёра такого уровня. И могу ответственно заявить, что они прекрасно справляются! И, хоть у нас в Казани пока нет полноценного музыкального театра, труппа уже есть.

Эльмир Низамов про «Чёрные палаты»: «Я думаю, только с помощью драмы можно говорить о серьёзных вещах»

Театру нужен репертуар. Ты смог бы каждый год писать что-то подобное?
— Зная, что мои произведения поставят — конечно, смог бы. Потому что лучше всего вдохновляет возможность реализовать своё творчество. Это песни можно писать «в стол», а опера такого не терпит. Надо создавать её, зная, кто, где и как воплотит её в жизнь.

«Чёрные палаты» — это настоящий экшн. Ты мог предположить, что опера — элитарное, классическое искусство — будет поставлена как блокбастер?
— Я всегда мечтал, чтобы мои произведения «ожили» именно так! Но даже не думал, что своими глазами увижу, как это происходит. Поэтому всем сердцем надеюсь, что этот спектакль станет ещё одним весомым поводом для создания музыкального театра! Ведь в Казани огромная кладезь талантов, невероятный творческий потенциал. Выросла целая плеяда молодых композиторов и артистов, которые готовы пахать изо всех сил. Нам не хватает только помещения, поддержки и работы, поставленной на поток. Потому что все новые спектакли, к сожалению, остаются разовыми акциями. И это неправильно.

Можем ли мы надеяться, что однажды услышим «Кара Пулат» на русском языке?
— Конечно, на премьере будут подробные программки. Пока опера поставлена на татарском, но лично я совсем не против, чтобы создали ещё и русский вариант. Подстрочный перевод уже есть, мы делали его специально для Ковтуна. А идея хорошая, ведь если спектакль будет идти в Булгарах, где много туристов, это поможет им лучше понять историю нашего народа.

Понравился материал? Поделись в соцсетях
0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite