5 горячих книжных новинок октября. Часть 3.

Kazanfirst представляет еще 5 горячих  новинок, вышедших в октябре

Владимир Бондаренко 

«Лермонтов. Мистический гений» 

(«Молодая Гвардия»)

В своей биографической книге, посвященной жизни и творчеству Михаила Лермонтова, чей двухсотлетний юбилей мы отмечаем в этом году, критик и публицист Владимир Бондаренко основное внимание сосредоточил на раскрытии характера, жизненной позиции и мировоззрения поэта, которого он называет одной из самых трагических  и недооцененных фигур в русской литературе.   При жизни у Лермонтова отдельным изданием вышел только «Герой нашего времени» и один сборник его стихов, подавляющее большинство произведений опубликовано лишь через десятилетия после гибели  поэта. Это и не удивительно, учитывая какую глубокую неприязнь, испытывал к нему Николай I (узнав о его смерти, он с удовлетворением произнес: «Собаке-собачья смерть»). 

Автор резко выступает против распространившейся в лермонтоведении критической оценки личности и творческого наследия  Михаила Юрьевича, порой доходящей до прямого оскорбления памяти поэта и оправдания его убийцы Николая Мартынова.  По мнению Бондаренко, Лермонтов был одним из лучших и благороднейших людей своего времени. «В Михаиле Лермонтове поражает какое-то сочетание твердой мужской силы, неприкрытой отваги, смелости и наивного чувства маленького ребенка, который еще верит в чудо, еще не боится ничего, ибо верит: ничего плохого не будет. В литературе Лермонтов убил своего героя Грушницкого без всякой жалости, в жизни он не стал в него стрелять: мол, пусть живет, дурак. А тот его, беззащитного, и пристрелил…».   

Точнее других об отношении автора к своему герою написал Алексей Татаринов в «Литературной газете»:  «Для В. Бондаренко Лермонтов – не только мистический гений, но и воинствующая правда русской молодости. С ним не состаришься раньше времени! Страстной мечтой он гонится за красивой девчонкой, переходит к молитве и поднимается в небо, чтобы сойти на землю, наброситься эпиграммой на Мартынова и вскоре оказаться в центре схватки с горцами. Автора восхищает умение Лермонтова быть разным: ребёнком, повесой и старцем, всегда обманывающим узкие горизонты ожиданий. В нём было очень много жизни». 

Цитата: «И на самом деле, из великих русских поэтов нет ни у кого более жестокой и безжалостной судьбы, как у нашего национального гения Михаила Юрьевича Лермонтова. И почему наша родина так сурова к своим сыновьям? Ему неуютно было и при жизни, и после трагической кончины. Казалось бы, России дан был как небесный дар столь яркий поэтический гений. Если он уже к 26 годам успел создать столь много гениальных творений, сколько же он написал бы к 40 годам, к 60 годам? Многие исследователи, завороженные его мистикой, писали и пишут о предчувствии скорой смерти, об осознанной кратковременности его земного бытия. Да, поэт часто писал об уготованной гибели. Но столь же часто он писал и о жажде жизни. Его литературные планы были сверстаны на десятилетия вперед. Стал бы человек с суицидальным мышлением задумывать романы о кавказских войнах, стремиться в Персию, в Хиву, в дальние путешествия?». 

Шломо Занд 

«Как  и почему я перестал быть евреем» 

(Издательство «Эксмо») 

Новая книга известного израильского историка, профессора Шломо Занда затрагивает столь болезненные и сложные вопросы, что чересчур впечатлительному читателю я бы ее открывать не советовал, особенно если он является подписчиком газеты «Завтра». 

На протяжении трех томов Занд доказывает, что идея об исключительности и особом пути  еврейского народа в корне неверна, и является продуктом намеренной фальсификации истории, осуществляемой его соотечественниками. Закономерно, он приходит к выводу, что если государство ведет себя аморально, то не следует иметь с ним ничего общего; «лучше вернуть членский билет «эксклюзивного клуба» — чем, молчаливо поддерживая политиков-расистов».  

Ученый не ограничивается одной лишь критикой  устройства Израиля, но предлагает и собственные меры по преобразованию страны: «…Израильские государство и общество необходимо радикально преобразовать; сегрегированные ныне, они должны принадлежать всем своим гражданам и членам; лишь тогда в их рамках возникнет, наконец, нормальный израильский национальный коллектив, объединенный, а не разделенный существующей культурой. Ценой этого преобразования станет завершение [и осознание] культурного разрыва с остатками заграничной постеврейской диаспоры; с другой стороны, те ее члены, которым дороги израильские реалии, смогут свободно и без помех с ними воссоединиться…». 

Книга более чем спорная, но небезынтересная. Особенно для тех, кто интересуется историей вопроса. 

Цитата: «Значиться евреем здесь – стыдно. Ибо евреи в Израиле – каста (если не раса) господ, открыто дискриминирующая всех, кто, по ее мнению, в нее не входит. Население Израиля и контролируемых им территорий позорным образом делится по этническим и религиозным признакам – официально и неофициально – на изрядное число неравных и неравноправных частей 

5 горячих книжных новинок октября. Часть 3.

Александр Ширдвинт 

«Склероз, рассеянный по жизни» 

(Издательство «Колибри») 

На днях вышла  книга мемуаров руководителя Театра Сатиры, всенародно любимого артиста Александра Ширдвинта, 1 октября отметившего свой 80-летний юбилей. Те, кто читал предыдущие работы актера: «Воспоминания без размышлений» и «Shirwindt», стертый с лица земли», знают, насколько мастерски Ширдвинт владеет словом, умея с первых же страниц настроить читателя на нужный лад, и расположить его к доверительному и непринужденному общению. Пожалуй, по остроте ума и точности наблюдений с ним из ныне живущих может сравниться только Жванецкий. Что ни предложение, то готовый афоризм. Вот, например: «Старость — это не когда забываешь, а когда забываешь, где записал, чтобы не забыть». Или вот: «Старики должны быть беспомощны и трогательны, тогда их жалко, и они нужны для ландшафта и секундного осмысления молодежью бренности существования». 

Уже по названию романа видно, что основной его темой является старость и все, что с ней связано. Тем не менее, книга получилась светлой и даже в чем-то оптимистичной. Может быть, потому, что автору никогда не изменяет чувство юмора и самоиронии, и он учит нас радоваться самым простым вещам, которые большинство людей обычно не замечает в повседневной жизни. 

Цитата: «Годы идут… Все чаще обращаются разные СМИ с требованиями личных воспоминаний об ушедших ровесниках. Постепенно становишься комментарием к книге чужих жизней и судеб, а память слабеет, эпизоды путаются, ибо старость — это не когда забываешь, а когда забываешь, где записал, чтобы не забыть. Вот, например, предыдущую мысль я записал в одной из трех своих книг, вышедших ранее. И забыл. Сейчас прочитал — будто в первый раз. Чего желаю и тем, кто их тоже читал. Склероз пришел как прозрение». 

5 горячих книжных новинок октября. Часть 3.

Софи Ханна 

«Эркюль Пуаро и убийство под монограммой» 

(Издательство «Эксмо») 

Скажу честно, поначалу я весьма скептично отнесся к появлению нового романа об Эркюле Пуаро, расценивая его как очередную попытку нажиться на «имени» Агаты Кристи. Каково же было мое удивление, когда я из любопытства все – же открыл эту книгу, и, как ни старался, уже не смог от нее оторваться до последней страницы.  Софи Ханна настолько точно  и бережно воссоздала стилистику и атмосферу канонических романов о Пуаро, что уже на 10 странице я и думать забыл, что автором является не Агата Кристи. 

Отдельной похвалы заслуживает сюжет «Убийства под монограммой», который по своей закрученности и непредсказуемости не уступает лучшим работам «Королевы детектива».  По словам Ханны, этот детективный сюжет она вынашивала больше двух лет  и никак не могла довести до конца, пока внук и наследник Кристи Мэтью Причард не предложил ей поработать над продолжением романов об Эркюле Пуаро: «После нашего разговора с Мэтью  меня вдруг осенило: «так вот почему моя фабула никуда не ложилась! Она не для современной жизни, но будет прекрасно смотреться в классической детективной истории».

Софи Ханна известна в первую очередь как мастер «психологического триллера». Новой книге о Пуаро этот ее фирменный «психологизм» пошел только на пользу, открыв новые грани в характере и мировоззрении бельгийского сыщика,  и сделав более понятными мотивы поступков  других персонажей.

Цитата: «Пуаро не чувствовал того покоя и довольства, которые испытывал всего несколько минут назад. От его умиротворенности не осталось и следа».

5 горячих книжных новинок октября. Часть 3.

Джордж Мартин, иллюстрации: Томми Паттэрсон 

«Игра престолов. Книга 1» 

(Издательство «АСТ») 

Эта книга представляет собой роскошно изданную графическую новеллу, созданную по мотивам культового романа «Песнь льда и пламени». Ее иллюстратором выступил Томми Паттэрсон, которого Джордж Мартин назвал один из самых талантливых художников Великобритании и лично попросил принять участие в проекте. «При выборе художника, – отмечает писатель, – я хотел убедиться, что он лично ощущает все многообразие придуманного мною мира. Каждый кадр комикса должен быть на фоне детально прорисованного фона. Никто, лучше Томми, с этим бы не справился». 

Единственный минус новеллы в том, что тем, кто досконально знает историю «Игр престолов», она может скоро прискучить. Сюжет и диалоги персонажей практически полностью совпадают с оригиналом. Так что фанатам Джорджа Мартина остается только разглядывать прекрасные иллюстрации. Благо, даже их одних достаточно, чтобы приобрести книгу. 

Цитата: «Суд поединком: чтобы признать человека виновным или невиновным в глазах Богов, двое других рубят друг друга на куски. Это многое говорит о Богах». 

Фарид Каримов

Понравился материал? Поделись в соцсетях
1 КОММЕНТАРИЙ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Вмльма
Спасибо за столь емкий и убедительный обзор.
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite