Генерал Александр Михайлов: «В Татарстане проводится эффективная правоохранительная работа, которая позволяет выявлять угрозы и вызовы на стадии замысла»

Эксперты KazanFirst рассуждают о прошедшей на днях в Казани масштабной и тихой спецоперации ФСБ и МВД по задержанию 8 лидеров местной ячейки террористической организации «Хизбут-тахрир аль-Ислами»

Член президиума Общероссийской общественной организации «Офицеры России» Александр Михайлов

Ильнур Ярхамов, Казань

Эксперты KazanFirst рассуждают о прошедшей на днях в Казани масштабной и тихой спецоперации ФСБ и МВД по задержанию 8 лидеров местной ячейки террористической организации «Хизб-ут Тахрир аль-Ислами»  (Исламская партия освобождения). Собеседники нашего издания уверены, что антитеррористическая ситуация в Татарстане спокойная, а спецслужбы работают на опережение, и задерживают преступников до того, как они смогут причинить вред кому-либо (см. ранее по теме).

В Татарстане проводится эффективная правоохранительная и оперативно-розыскная деятельность, которая позволяет выявлять угрозы и вызовы на стадии замысла, говорит генерал-лейтенант полиции, член президиума Общероссийской общественной организации «Офицеры России» Александр Михайлов.

По его словам, это возможно сделать только в республике, где комфортная ситуация. В странах или регионах, где очень тяжёлая оперативная обстановка, реализация таких операций практически невозможна.

— Несмотря на то, что есть определённые круги, которые заинтересованы в нагнетании обстановки и националистической истерии, создании атмосферы неуверенности. В Татарстане проводится большая системная и несистемная работа по направлению антитеррористической деятельности. Мне кажется, что в республике  абсолютно рабочая обстановка.

Конкретность системной работы заключается в том, что все события, которые носят угрожающий характер, предотвращаются на стадии замысла. Только при наличии эффективной работы можно решать такие задачи. На стадии подготовки, на стадии прогноза.

Обратите внимание, что операция прошла не в связи с тем, что что-то случилось. Операция прошла в ситуации, когда внешне всё спокойно, когда в подполье только зрели замыслы по дестабилизации обстановки. Это очень важно. Они [8 активистов «Хизб-ут Тахрир»] были задержаны на стадии подготовки почвы для расширения своей экстремистской деятельности.

За последнее время наблюдается повышение уровня работы вообще всех правоохранительных сил, и ФСБ в первую очередь. Но самое главное, что в Татарстане эта работа не доводится до тяжких последствий.

Если вспомнить — то единственное – покушение на муфтия [Татарстана Илдуса Файзова в июле 2012 года].

Сейчас террористические преступления предотвращаются на стадии замысла. Такой подход позволяет не только выявлять и ликвидировать “гнёзда” экстремистов.

Если сравнивать Татарстан с регионами Северного Кавказа, то там повестка дня выражается в совершении терактов, в совершении тяжких преступлений, направленных против сотрудников правоохранительных органов.

Мы же не можем говорить, что борьба с экстремистскими организациями остро стоит на общественно-политической сцене Татарстана.

«Прошедшая операция – это плановая, повседневная и оперативная работа», — уверен ректор Российского исламского университета Рафик Мухаметшин.

Генерал Александр Михайлов: «В Татарстане проводится эффективная правоохранительная работа, которая позволяет выявлять угрозы и вызовы на стадии замысла» Ректор Российского исламского университета Рафик Мухаметшин

— Не думаю, что это проявление одноразовой работы. Правоохранительные органы у нас работают регулярно. Это для них естественно особенно после событий 2012 года, когда был застрелен Валиулла хазрат Якупов и ранен муфтий Ильдус Файзов.

Ситуация в Татарстане стабильная. Да, возможно у кого-то возникают вопросы из-за этих частых спецопераций. Но на основе их нельзя сделать вывод, что в республике нестабильность. Все как раз наоборот.

Большое число спецопераций и случаев, когда ловят сторонников «Хизб-ут Тахрир» — это показатель отличной работы правоохранительных органов и показатель, что у этих организаций Татарстан вызывает  особый интерес.

Татарстан — регион с очень многочисленным мусульманским населением. Различные религиозные экстремистские организации и течения работают именно в тех регионах, где сильно представлено мусульманское население.

Было бы нелогично найти экстремистов и проводить спецоперации против них в какой-нибудь Вологодской области, где мусульман очень мало.

Наши спецслужбы контролируют обстановку, говорит Андрей Большаков, заведующий кафедрой конфликтологии Института социально-философских наук и массовых коммуникаций КФУ.
Генерал Александр Михайлов: «В Татарстане проводится эффективная правоохранительная работа, которая позволяет выявлять угрозы и вызовы на стадии замысла»
Заведующий кафедрой конфликтологии Института социально-философских наук и массовых коммуникаций КФУ Андрей Большаков

— Всё, что было и случилось за последние четыре года в Татарстане со стороны экстремистов – локализовано и силовыми методами подавлено.  Мне, как гражданскому человеку, представляется, что есть логика действий спецслужб. 

Я согласен, что последняя спецоперация носила плановый, повседневный и оперативный характер.  Татарстан стал добиваться и экономических успехов, и успехов в развитии социальной инфраструктуры, осуществлять ряд проектов, которые, возможно, вызывают зависть.

Экстремистские деяния,  террористические деяния – они, конечно, составляют часть нашей жизни. Но они не находятся на первом плане.  Население у нас очень интернациональное, толерантное; оно по-добрососедски относится друг к другу. Поэтому многие люди видят необходимость  написать, что всё плохо. Тем самым дестабилизируется обстановка.

Даже по нашим социологическим замерам видно, что люди, которые к нам приезжают на заработки,  получают больше поддержки от людей, которые составляют старожильческое население.

Я могу сказать, что по всем нашим замерам общественного мнения, качественных исследований мотивов, определённые проблемы присутствуют. Было бы странным считать, что их вообще нет. Но по шкале оценок они стоят где-то на последнем месте.

Когда людей просят назвать основные проблемы, то они перечисляют социальные проблемы,  ЖКХ, небольшие зарплаты. Хотя с другой стороны трудно назвать другой регион России, где население не называло такие проблемы.  Когда ставят напрямую вопрос об межэтнических отношениях, о религиозных конфликтах, то люди или не знают, что это такое,  или отодвигают это на последний план. 

Есть определённые силы, которые действуют вне Татарстана. Им выгодно показать негатив в республике, делая вывод, что из-за частых задержаний в республике экстремистов в регионе есть проблемы. В своих выводах они говорят об межэтнических распрях,  что нет стабильности.

Скажем, создание экспертного совета при КФУ комментируется как факт напряжённости в нашем регионе. Таким комментаторам выгодно представлять Татарстан в невыгодном свете, они заинтересованы говорить, что всё здесь плохо.  С таким же подходом эти люди комментируют деятельности спецслужб.  Я уверен,  что если бы спецслужбы реже сообщали о проведённых задержаниях, то эти люди  говорили бы, что спецслужбы плохо работают и редко что-то нам сообщают о своей работе. 

 — Я вижу только две причины, которые могут характеризовать наличие этнорелигиозных противоречий, говорит профессор казанского филиала Российской Академии правосудия, доктор исторических наук Айдар Хабутдинов.
Генерал Александр Михайлов: «В Татарстане проводится эффективная правоохранительная работа, которая позволяет выявлять угрозы и вызовы на стадии замысла»
Профессор казанского филиала РАП Айдар Хабутдинов

Первый показатель – это когда русское население покидает регион. Сейчас это видно и по республикам Северного Кавказа, и по Сибирским республикам (Тува, Бурятия и Якутия). В Татарстане с 2002 года по 2010 год численность русских выросла и в республике, и в Казани (хотя и незначительно).

Но если мы посмотрим по исконно русским областям, то там русское население вообще резко сокращается.

Второй показатель проблемности – это атаки и массовые и регулярные жертвы со стороны силовиков. Это мы видим в Дагестане, в Чечне, где погибают сотрудники МВД. Сюда же относятся регулярные жертвы среди мирного населения. У Татарстана ни по одному из этих показателей проблем нет.

Экстремисты всегда и везде существуют. Сторонники «Хизбут-Тахрир» прибыли в Татарстан из Средней Азии. Однако не в полномочиях Татарстана устанавливать свою эмиграционную политику. Если этих людей впустили в страну, то это вопрос к Федеральной миграционной службе.

Нужно иметь в виду отличие членов «Хизбут-тахрир» от ваххабитов. Хизбисты ориентированы в основном на пропагандистскую работу, на долговременную работу, поэтому их трудно обнаружить, они находятся в глубоком подполье.

Основной показатель работ спецслужб один — в республике не взрывают, не убивают, в республику приходят инвестиции, работают предприятия.

В 90-ые годы ситуация в Татарстане была очень запутанной и запущенной. Сейчас, как я считаю, важнейший показатель, что у хизбов нет возможности для деятельности. Они пытались вести пропаганду в мечети, пытались устраивать автопробеги. Но эти каналы их деятельности перекрыты. По операциям спецслужб, по судебным делам, которые сейчас проходят в Вахитовском [районном] суде [Казани], мы видим, как сильно сокращается пространство для их деятельности, она сокращается как шагреневая кожа.

Понравился материал? Поделись в соцсетях
2 КОММЕНТАРИЯ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Радик Габдрахманов
Прям телепаты.
0
0
Ответить

Раис Сулейманов
Ильнур, ты сам перечитываешь, что пишешь? «Если вспомнить — то единственное – покушение на муфтия [Татарстана Илдуса Файзова в июле 2012 года].» — а убийство Валиуллы хазрата? Хабутдинов, видимо, не помнит, что в октябре 2012 года погибли спецназовцы во операции на Жилплощадке. Память коротка на факты
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite