Усыновление ребенка: хочу, не могу

KazanFirst о проблемах, с которыми сталкиваются россияне, желающие взять ребенка в семью

Эта история началась пару лет тому назад — тогда, когда Ильназ и Лиля решили усыновить ребенка. На тот момент им было 28 и 26 лет соответственно, 5 лет счастливой семейной жизни, в которой Лиля так и не смогла родить ребенкаУсыновление ребенка: хочу, не могуНеутешительные диагнозы врачей, долгие попытки забеременеть, две сорвавшиеся беременности — все это привело к тому, что однажды вечером они сели вдвоем поговорить и «договорились» о том, что хотят взять ребенка из дома малютки и подарить ему настоящую хорошую семью. Полгода прошло в обсуждениях, изучении информации, прохождении курсов будущих приемных родителей и понимании того, действительно ли они этого хотят. После изучения информации стало ясно: дело будет непростым, но того стоящим. Несколько месяцев бюрократических мытарств и воля судьбы спустя 9 месяцев привели к тому, что они взяли новорожденную девочку, малолетняя мать которой имеет всевозможные вредные привычки, не имеет постоянной работы, и которая подписала отказ от ребенка в родильном доме. Около трех месяцев эта девочка, которую назвали Алсу, жила в своей новой семье, начала дарить заботливым людям свои первые улыбки, а потом за ней вернулась родная мать. Постановлением суда девочку вернули к матери, а безутешные родители начали бороться за свою маленькую девочку. Впрочем, успехов на данный момент они никаких не достигли.
Усыновление ребенка: хочу, не могу
В федеральном банке данных числится 106 640 тысяч сирот. При этом, как утверждает уполномоченный по делам ребенка Павел Астахов, количество усыновленных детей увеличилось в прошлом году на 40%:

— В первом полугодии 2013 года на 40 процентов увеличилось количество детей-сирот, устроенных на воспитание в приемные семьи по сравнению с аналогичным периодом 2012 года. Всего за 2013 год было устроено на воспитание в семьи 65,9 тысяч детей, что превысило показатели прошлого года на 6,7 процентов.
Усыновление ребенка: хочу, не могу
Однако семейный психолог Людмила Петрановская, специализирующаяся на помощи семей, взявших под семейное крыло детей-сирот, подходит к объяснению причин такого успеха с другого ракурса: «В 2011 году было устроено в семьи 67,5 тысяч детей, в 2012 году – всего 58,8 тысяч». Такой провал 2012 года, как объясняет психолог, объясняется новым законом, вышедшим в исполнение об обязательной подготовке в школе подготовки родителей. «Все те, кто хотел взять детей еще в 2012, но не успел получить заключение о возможности принять ребенка до 1 сентября, «зависли», и «отвисли» только в первом полугодии 2013, когда мытьем или катанием в регионах слепили из того, что было, какие-никакие ШПР, — продолжает Петраневская — отсюда и «рост на 40%» во втором полугодии 2013, это просто искусственно отложенные устройства года 2012, и лишние полгода, проведенные детьми в учреждениях». Это г-н Астахов называет успехом?
Усыновление ребенка: хочу, не могу
При этом, не было ни одного ребенка, отданного на усыновление иностранным гражданам — результат действия «закона Димы Яковлева», или антисиротского закона, как он звучит в устах тех, кто действительно имеет отношение к проблематике детей-сирот. Впрочем, иностранное усыновление никогда не занимало более 5% всего устройства детей, и родители из-за рубежа никогда не составляли никакой конкуренции российским гражданам. Общее количество смертей усыновленных детей в США с 1996 года – 17. Статистика по смертности в российских семьях составляет 1220 детей (с 1991 года). За 2010 год из числа усыновленных в иностранные семьи одной тысячи шестнадцати детей, на воспитание было взято 44 ребенка-инвалида против 40 детей-инвалидов, усыновленных гражданами России. 

Решиться взять ребенка в семью очень тяжело. Существует страх перед неизвестными генами, перед глубоко запрятанными болезнями, перед  неприятием общества, первоначальным отторжением ребенка от новой семьи. Наше законодательство, дыры, которые оно прикрывает новыми законами, также не поддерживают семьи, решившие пойти на этот шаг. Как говорят опытные родители и те, кто сталкивался на себе с корыстной заинтересованностью органов опеки, равнодушием сотрудников детских домов и домов малютки, все сделано не ради детей, а против детей.
Усыновление ребенка: хочу, не могуЗачастую органы опеки превышают свои полномочия и действуют не в рамках российского закона. Гражданам часто отказывают в оформлении предварительной опеки над ребенком, мотивируя это тем, что не собран пакет документов, родители не лишены родительских прав, ребенка сначала необходимо обследовать в больнице и поместить в приют.  На самом деле, предварительную опеку для того и вводили (ФЗ-48 «Об опеке и попечительстве»), чтобы избежать попадания ребенка в сиротское учреждение. Кроме того, нет никаких препятствий для ее оформления и в период, пока ребенок находится в приюте, а родители не лишены родительских прав.  

Приемную семью нельзя оформить на одного ребенка, а только если детей не меньше трех — одно из самых распространенных заблуждений. Никаких оговорок на этот счет ни в Семейном кодексе, ни в ФЗ-48 «Об опеке и попечительстве» нет. Таких моментов действительно очень много, и человеку, решившемуся на усыновление, нужно знать все эти моменты, чтобы иметь возможность дать отпор незаконным действиям.
Усыновление ребенка: хочу, не могу— Мы усыновили Гришку три года тому назад – это было двухлетнее диковатое существо, главным словом которого было «кефир», — улыбается Галина Викторовна — вначале нас отговаривали — скоро пятьдесят (на тот момент мне было сорок шесть), зачем вам это нужно. Родственники чуть ли не у виска крутили. Но нас поддержали уже взрослые дети, старшая дочь закончила институт, младшая уехала учиться в Москву, мы дома одни целыми днями, — тогда-то и почувствовали себя стареющими. Муж всегда хотел сына, и вот мы решились. В органе опеки нам сказали, берите шестилетнего, новорожденного или грудного ребенка мы вам не отдадим. Сказали открытым текстом, но грудного ребенка мы и сами побоялись взять. Пугали тем, что будут нас постоянно контролировать, как мы справляемся, а сами пришли в первый раз только спустя полгода. 

Ильназ и Лиля, о которых речь шла вначале, тяжело переживают свою потерю. В их небольшой двухкомнатной квартире на улице Патриса Лумумбы стало неуютно, а с наступлением крещенских морозов как-то не по-человечески холодно. В глазах семейной пары читается такая тоска, что хочется плакать вместе с ними. 

Их история перекликается с историей другой семейной пары, ребенка которой отдали другой семье за несколько дней до назначенного суда по удочерению. При этом, документы девочки уже были у них на руках. Никакого другого судебного решения не было — той семье для удочерения хватило только постановления московского муниципалитета. В московской опеке их убеждали, что этот случай уникален. Но специалисты, с которыми им за последний месяц довелось пообщаться, утверждают совершенно обратное: такие вещи в отношении детей-сирот в России происходят десятками и сотнями, а в «очередь» на новорожденных детей встают за год вперед. Органы опеки и попечительства, директора родительных домов и перинатальных центров берут взятки за оказание помощи в скорейшем разрешении этих вопросов…. И все эти факты документально фиксируются. Но ничего не меняется. В их случае гордепартамент начал проверку только после того, как скандал полез наружу.
Усыновление ребенка: хочу, не могуПосле принятия «антисиротского» закона в стране развернута мощная кампания по созданию условий для устройства российских детей-сирот — упрощается процедура, повышаются выплаты (к слову, во Франции усыновителю платят 1800 евро в течение двух месяцев, в течение трех лет ежемесячно 200 евро, которые родители обычно кладут на сберегательный счет на обучение детям), идут разговоры о снятии ряда ограничений для тех, кто хочет стать усыновителем. «Астаховцы» называют усыновление «государственным делом».  Но почему тогда, если это такое важное дело, в нем творится такой бардак? Усыновителю не нужны ни деньги, ни почетные звания, ничего. Потенциальные будущие родители хотят взять ребенка к себе в семью, в свой дом, не борясь с системой. С системой, которую они хотят победить, очень сильно хотят, но не могут.

 

Диана Садреева

Понравился материал? Поделись в соцсетях
0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite