«Французские импрессионисты и их эпоха»: академическая живопись

Антон Райхштат специально для KazanFirst провел экскурсию по выставке в рамках проекта «Сокровища Казанского Кремля»

На выставке «Французские импрессионисты и их эпоха» случилось, казалось бы, невозможное. Работы непримиримых противников находятся недалеко друг от друга. Салон, в свое время отвергнувший  импрессионистов, долгое время критики не особо жаловали, но сегодня эти художники снова вызывают интерес.

«Французские импрессионисты и их эпоха»: академическая живопись

В рамках проекта «Сокровища Казанского Кремля» заместитель директора по развитию выставочной деятельности, связям с общественными организациями и СМИ Казанского Кремля Антон Райхштат специально для KazanFirst провел экскурсию по выставке «Французские импрессионисты и их эпоха». Сегодняшняя экскурсия посвящена академической живописи. Экспертным мнением поделилась и научный сотрудник центра «Эрмитаж-Казань» Валентина Братышева.

Приходишь на выставку «Французские импрессионисты и их эпоха» и в первом зале не видишь ни одной работы импрессиониста! В этом и заключается главная «фишка» — экспозиция построена таким образом, что импрессионисты здесь  находятся в контексте эпохи!  У них, как и у любых новаторов, были свои противники, порой непримиримые. Выставка в центре «Эрмитаж-Казань» дает возможность увидеть – в каких условиях зарождалась революция в живописи, с кем дружили, а  кому противопоставляли себя Моне, Писсаро, Ренуар и их товарищи.

«Французские импрессионисты и их эпоха»: академическая живопись

«Выставка идет хорошо. Это успех. Критика нас поносит и обвиняет в отсутствии знаний», — писал некогда Камиль Писсарро. Непонятые и отверженные в свое время импрессионисты позднее превратились в величайший бренд мирового искусства! Однако и полотна их идейных противников, сторонников академической школы, вызывают восхищение. Их отличительная черта – манера тонкого лессировочного письма. Здесь настолько гладко один мазок переходит в другой, что создается эффект фотографии. Эти работы призваны дарить наслаждение: понятные темы и сюжеты, ненапрягающие цвета, все приукрашено – если модель не достаточно красива – ее нужно сделать красивой, соответствуя неким установленным канонам. Работы эти, как правило, были масштабными и писались годами.

Одна из самых заметных картин в зале академической живописи — «Мария Магдалина в гроте» Жюля Жозефа Лефевра. Полотно явно перекликается с работами старых мастеров, в частности, Тициана. Правда, критики обвинили Лефевра, что религиозный сюжет он использовал лишь в качестве предлога, чтобы изобразить прекрасную женщину. Однако стоит присмотреться – так ли открыта здесь Мария, как кажется на первый взгляд…  Ключом к пониманию этой работы может быть композиция картины – изгиб руки и ноги, повторяя друг друга, на фоне обнаженности  подчеркивают внутреннюю закрытость Марии. Мы не видим ее лица, и нам остается лишь гадать, какое выражение скрывает рука Марии Магдалины.

«Французские импрессионисты и их эпоха»: академическая живопись

Однако несмотря на то, что Лефевр — художник академической школы, он симпатизировал импрессионистам. Его учениками были Мане, Дега, Писсаро…  В передаче световых эффектов он близок к художникам нового течения. Достаточно взглянуть на кувшинки, которые оказались на полотне, конечно же, неслучайно.

А вот сосед Жиля Жозефа Лефевра по залу Жан-Леон Жером был ярым антиимпрессионистом. Художников нового течения он отказывался признавать. На Всемирной выставке 1900 года в Париже он даже  пытался помешать президенту Республики войти в зал, где экспонировались работы импрессионистов. «Прошу вас остановиться, господин президент, — сказал он ему, — далее следует позор Франции!» — вскричал он. На выставке «Французские импрессионисты и их эпоха» в центре «Эрмитаж-Казань» представлена его скульптура «Рукоплещите, граждане» и живописная работа «Дуэль после маскарада».  На картине разворачивается настоящий детектив, полный абсурда. Полотно имело большой успех в Салоне 1857 года.

«Французские импрессионисты и их эпоха»: академическая живопись

История Жана-Леона Жерома характерна для понимания взаимоотношений между Салоном и импрессионистами.  Салон очень рьяно держал оборону. Художники, желающие попасть на официальную выставку парижской Академии изящных искусств, должны были соответствовать определенным стандартам — как должен писать художник и что он должен писать. Работа должна быть большой, мощной, монументальной и часто по-музейному темной — считалось, что чем больше темноты в картине, тем она академичнее. Например, «Паж, удерживающий собак», где преобладает темный фон — подобных примеров масса.

Тут можно говорить не только о живописных техниках, сколько о неком мировоззренческом различии представителей старой школы и революционеров в искусстве. Знанию, как нужно писать, противопоставлено стремление передать впечатление и настроение.

«Французские импрессионисты и их эпоха»: академическая живопись

Парижский Салон стал синонимом консерватизма и реакционности, неспособности воспринимать новые веяния, однако сейчас интерес к современникам импрессионистов, представителям академического течения в живописи растет. Кстати, среди посетителей выставки в центре «Эрмитаж-Казань» немало тех, кому такая живопись понятнее и ближе.  Наверняка здесь сказывается воспитание в духе соцреализма, а может и просто обывательское мнение, что картина тем ценнее, чем больше похожа на реальность…

Парижский Салон был, пожалуй, самой значительной выставкой живописи и скульптуры в мире. Жюри, отбиравшее для неё картины, было ориентировано на традиционные вкусы художественных академий, в которые импрессионисты, конечно же, никак не вписывались. Но об этом поговорим в следующем выпуске про выставку «Французские импрессионисты и их эпоха».

Антон Райхштат
Фото: Роман Хасаев

Понравился материал? Поделись в соцсетях
0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite