Бросить Казань

Ради чего Казань покидают среднестатистические, ничем особым не выдающиеся граждане?

Юлии 24 года. Несколько лет назад она переехала из Казани в Берлин, решив кардинально изменить свою жизнь и найти свое место под толерантным немецким солнцем. На своей родине она работала танцовщицей в ночных клубах столицы Татарстана и шила симпатичные платьица и костюмы для себя и своих подруг.

Бросить Казань  

В какой-то момент она решила правильно устроить свою жизнь, и сменила самодельные прозрачные платья на строгие белые рубашки и юбки, в которых, к слову, была не менее красива. Скучный график работы с 9:00 до 18:00 не подошел ей, клубная жизнь, одни и те же лица с пятницы по воскресенье, никакой надежды встретить принца своей мечты— все стало невыносимым, и, упаковав все свои вещи в чемоданы, она купила билет на поезд и уехала в Германию.

Бросить Казань

Антону 33 года. Он родился в казанском роддоме № 3, и 25 лет своей жизни провел в родном городе. Потом поменял третью столицу России на первую, а после, беспрерывно отработав пять лет с восьми утра до восьми вечера, бросил родные земли, и уехал в Индию — жить в свое удовольствие и наслаждение, не взирая на финансовые кризисы, перепады настроения у миллионных боссов и пробки на центральных улицах города.

Общественные и научные деятели сетуют на утечку мозгов: лучшие умы покидают Россию за неимением достойных условий труда, достойной оплаты и достойного отношения к себе. Но, если профессионалы покидают страну, зная, какое их ждет будущее, то ради чего бросают родину и Казань в том числе среднестатистические, ничем особым не выдающиеся граждане? По опросам, проведенным в октябре 2013 года, около 40 процентов жителей России не гордятся нынешней Россией, около 22 процентов вообще не могут позволить себе гордиться тем, что родились на этой земле. При этом практически половина россиян с радостью переехала бы в Европу, США или Канаду, сразу, если бы не возникали такие проблемы с оформлением визы.

Бросить Казань

В трехкомнатной квартире вместе с Юлей живут еще две девушки. Обе — приезжие. Они делят одну жилплощадь на троих, что сильно распространено среди европейской молодежи. Вообще практически все знакомые ей люди живут на съемных квартирах или в съемных домах. А самым дорогим считается электричество, вода и проезд на общественном транспорте. Мечты найти свободного, богатого и красивого мужчину рухнули практически сразу по приезду — миф о ценности русских красавиц на деле оказался лишь мифом. Немцы, как оказалось, с явной брезгливостью относятся к приезжим, считая каждого из них (или каждую) паразитирующим на налогах коренных жителей насекомым.

Бросить Казань

— Иногда я чувствую, как меняются интонации, когда кто-то слышит мой акцент или узнает, что я из России. «Еще одна», молчат они, а я слышу. Иногда я понимаю, что чувствуют какие-нибудь узбечки… — говорит она, и сразу же замолкает, будто застыдившись сравнения себя, красавицы, с узбечкой, торгующей сухофруктами на рынке.— Я уехала из Казани, потому что в какой-то момент испугалась своих перспектив. Все меня знают как танцовщицу из клуба — кто-то считает это дело чуть ли проституцией. Мало кто знает, что я шью, рисую, много читаю, и хочу простого женского счастья. Такая работа в маленьком городе — как бельмо на глазу. Чуть позже, когда я уже ото всего устала, помимо этой усталости пришел страх за свою жизнь — похитили мою подругу, она села в такси после работы, и потом ее нашли мертвой. Нет ощущения безопасности! Я не хочу жить в городе, по которому страшно передвигаться— тебя может сбить машина, твоего брата могут изнасиловать бутылкой шампанского, а врач может подписать тебе смертельный приговор своими действиями.  Но страшнее всего то, что преступники могут остаться безнаказанными — если их папа работает в прокуратуре, или у них есть хорошие связи, то они могут отделаться ото всех проблем деньгами. Дело лишь в сумме. Когда начинаешь думать об этом, принимаешь решение об отъезде, иначе лучше вообще не думать и быть как все, простым стадом, принимать ту информацию, которой нас кормят с экранов телевизоров и принимать мелкие подачки от государства.

Бросить Казань

— Здесь все дышит по-другому: здесь другие люди, другая атмосфера и другое ощущение жизни. Можно даже сказать, что только здесь и приходит это ощущение, ощущение, что ты живешь.

Последние три года Антон живет циклично: полгода работает в Москве в сумасшедшем ритме, отвлекаясь только на сон и еду, потом покупает билет до Индии и отдыхает душой и телом, восстанавливает свои силы, снимая комнату в большом доме на берегу океана.

— Однажды я проснулся и подумал — я трачу по четыре часа на дорогу до работы, и обратно. В год это 60 дней — выходит, что два месяца моей жизни уходит на жизнь под землей! Ради чего? Ради денег? А деньги уходят на что? Я не смогу их с собой забрать, и могу уйти из жизни, даже не почувствовав себя счастливым. Здесь же время замирает, и приходит ощущение гармонии, круглосуточной, ежедневной гармонии и радости.

К слову, Антон следит за новостями, которые происходят в его стране и в его родном городе:

— Я сижу на берегу или ухожу в горы, и пытаюсь понять, для чего все это происходит и кому это нужно. Террористы подрывают свои бомбы, падают самолеты, народ злится на Олимпиаду, а президенты считают себя небожителями, не понимая, что смертны также как и все. Скольких проблем можно избежать, если не гнаться за деньгами, властью и своим финансовым статусом. Я много думал на тему, патриот ли я, люблю ли я свою Казань или Москву, ставшую мне уже родной. Серые люди, погруженные в комплексы, словно боясь жизни, сидят в своих ипотечных квартирках, боясь пропустить очередь в детский сад, ругают нашу медицину и наши дороги, не видя того, что творится в других странах, в других мирах. Патриот ли я? Не знаю, но я точно не патриот российских граждан и российского склада ума – мелочность, ограниченность взглядов и стандартизация мышления – скучно, просто и несчастно.

Бросить Казань

Еще несколько недель назад вся страна, и Татарстан как часть ее, подводила итоги. Президент республики говорил о некотором упадке и о некоторых подъемах, считал общую прибыль и общие расходы, гордился Универсиадой и сердился на Курбана Бердыева. 2013 год, как утверждают в министерстве здравоохранения, побил все рекорды по рождаемости, а МЧС рассказывает о рекордах смертности по причине дорожно-транспортных происшествий. Разбился самолет с сыном президента. Горели церкви. И, несмотря на все происходящее, люди живут здесь и сейчас. Они ходят на работу, возвращаются в семьи и ждут, когда на них падет манна небесная, и все проблемы уйдут сами по себе. А есть те, кто решает действовать сам, и покинуть родные пенаты ради чего-то эфемерного и неощутимого – ради счастья, которое невозможно потрогать, взвесить или ощутить. Это счастье измеряется лишь уровнем блеска в глазах.

Бросить Казань

К слову, Юлия до сих пор живет в Берлине, и ждет своего принца. Именно для него она продолжает шить себе красивые платья в пол с откровенными вырезами на спине. Для него она изучает немецкий язык и читает русскую литературу. Она вдохновенно смотрит вперед, и надеется на лучшее. Мысли о том, какие сложности ее могут ждать, не приходят в ее темноволосую голову. Она знает, что приехала сюда за исполнением своей мечты, и не уедет, пока не добьется своего.

Антону осталось пару недель до его возвращения в Москву: он понимает, что ему скоро предстоит полгода титанических трудов, бессонных ночей и мешков под глазами. Но его это не пугает: то самое, за чем каждый решается уехать из родного дома, он получил уже давно – ощущение жизни, в которой тебе не нужно бояться террористов, президентов и неопытных водителей. Он уже счастлив, поэтому может позволить себе жить так, как будто он и вправду понимает, что жизнь нам дана лишь однажды.

Диана Садреева

Понравился материал? Поделись в соцсетях
0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite