Лето в красных мокасинах

Лето 2013 года было для меня особенным: впервые я увидела, как среди белого дня к группе из десяти человек подъехала машина, переполненная лицами

Лето 2013 года было для меня особенным: впервые я увидела, как среди белого дня к группе из десяти человек подъехала машина, переполненная лицами кавказской национальности, которые включили автомагнитолу на максимальную громкость, и вся толпа, соединившись воедино, вдруг начала танцевать лезгинку. Лезгинка, я помню это еще по различным межнациональным конкурсам, прекрасный танец, грациозный, гордый, завораживающий.Лето в красных мокасинахСейчас же впечатление о нем портят записи с Youtube, где такие же гордые сыны Кавказа, выходя из своих автомобилей, показательно выступают на публику. Каким-то необъяснимым образом лето 2013 года вдруг стало для меня летом в красных мокасинах.

Вообще? Национальный вопрос для России в целом стал вопросом на показ. В речах каждого из кандидатов в мэры Москвы в 2013 году звучали обещания разрешить этот вопрос — каким-то образом каждый кандидат хотел очистить столицу Российской Федерации от «нелегалов». Пик национализма пришелся на 2003-2005 годы, затем — во времена кризиса в 2008 году. Но 2013 год по росту агрессии к представителям других национальностей может дать фору всем предыдущим годам.Лето в красных мокасинахДанные общероссийского исследования Левада-Центра суровы по отношению к мигрантам: 66% населения России поддерживают лозунг «Россия – для русских!», и это самый высокий показатель за 11 лет. Призыв «Хватит кормить Кавказ!» сегодня пользуется популярностью у 71% россиян. Больше половины опрошенных выступают за ограничение пребывания на территории нашей страны кавказцев (54%), китайцев и выходцев из среднеазиатских республик (45%), вьетнамцев и цыган (32%). 78% респондентов считают, что необходимо ограничить поток приезжих из других стран. За легализацию мигрантов выступают лишь 15%. В отношении приезжих преобладает убеждение, что они «увеличивают преступность» (78%), «отбирают у россиян рабочие места» (67%), «разрушают российскую культуру» (46%). Треть населения (34%) вообще склонна винить «нерусских» «во многих бедах нашей страны».

Количество и качество агрессии, кажется, достигло своего апогея. Однако, как утверждают социологи и психологи, такая практически осязаемая ненависть лишь результат недовольства населения властями. Скопившиеся сомнения, раздражение и усталость от сложившейся в стране политической обстановки выливаются на приезжих мигрантов. Это равнозначно примеру, когда ребенок растет в психологически неустойчивой семье, видит алкоголизм и насилие дома, и в детском саду становится настоящим агрессором – только таким образом он может вылить свою негативную энергию. Также и с национальным вопросом. А постоянные статьи из разряда «Выходцы из Кавказа устроили разборки в центре города» или «Приезжие из Таджикистана провезли в своем кишечники полтонны наркотиков» не то чтобы подогревают эту тему, они разжигают ненависть даже в тех людях, кто вчера еще считал себя довольно-таки мирным гражданином России.Лето в красных мокасинах Почему мы все, каждый из нас, чувствуем эту нелюбовь к чужестранцам? И если неприятие кавказцев со стороны мужчин я могу как-то объяснить завистью к их повышенной волосатости, то никак не могу понять причин для ненависти у женщин. Видимо, у такой ксенофобии есть другие, более серьезные причины. Возможно, социологи правы, объясняя скрытую (а порой и явную) агрессию к мигрантам недовольством по отношению к власти и к качеству своей жизни?

Один мой товарищ мечтает перебить всех лиц кавказской национальности. Его раздражает, как они нагло управляют своим авто, как раздражающе одеваются и ходят по улицам, они слишком говорливы в клубах и барах, и сами постоянно нарываются на разборки. Но не это ли типичное поведение представителей гоп-культуры? Когда рядом с ним находится хоть один представитель кавказской национальности, в его глазах будто загорается красный огонек, руки автоматически сжимаются в кулак, и, если сказать ему «Фас!», он, не задумываясь, пустит их в ход. Это желание насилия зарождается в нем как-то автоматически, он будто бы не может его сдержать.

Подруга Юля не ходит на вещевые рынки, не ест блюда корейской и вьетнамской кухни, и при виде женщины среднеазиатского типа внешности старается не смотреть в ее сторону, а то и вовсе может выйти из этого помещения. Она брезглива настолько, насколько это вообще может быть возможно:Лето в красных мокасинах — Мне кажется, они все какие-то грязные. От них странно пахнет, будто бы они не моются по несколько месяцев. Они все некрасивы, а некрасивые люди вызывают раздражение и желание поскорее избавиться от такой неприятной компании.

При этом Юлия довольно-таки добрый и интеллигентный человек, и от своего чувства брезгливости сама испытывает неловкость и неприятное чувство. 

Тогда еще кандидат в мэры Екатеринбурга Ройзман в качестве своей предвыборной программы обещал очистить город от приезжих из Таджикистана и Узбекистана как главных поставщиков наркотиков. В своих интервью он был крайне резок и груб, утверждая, что каждый второй перевозит в себе, в своей жене, в своем ребенке пару граммов запрещенных веществ. Но неужели это правда, что моя соседка, торгующая по вечерам горячим лавашем, где-то в своем нижнем белье переносит героин?

Вообще, национальный вопрос для политиков — это 100% гарантия того, что он (политик) найдет отзыв в душах своих избирателей. Будь то Собянин, Навальный, Путин. Каждый из них заявляет о скором разрешении вопроса, но можно ли действительно решить этот вопрос?Лето в красных мокасинахДиректор Левада-Центра Лев Гудков так комментирует эту ситуацию:

— Сильные независимые националистические организации российской власти не нужны, но диффузные (и потому управляемые) ксенофобские настроения могут быть ей выгодны как средство смещения общественного недовольства на чужаков. Использовав антимигрантскую тему на московских выборах, власть (если судить по сдержанным заявлениям президента) не спешит раскручивать ее дальше. Напрашивается аналогия с антикоррупционной кампанией, которую начали в ответ на действия оппозиции, но уже хотят притормозить. Вопрос в том, до каких пор можно играть на страхах и эмоциях населения и где та грань, за которой события могут выйти из-под контроля. Даже частичная потеря управления на фоне растущих ксенофобии и межнациональной напряженности может обернуться неуправляемой волной насилия. 

Произошедшее в Татарстане явно говорит о росте несдержанности населения по отношению к другим национальностям. Будучи средоточием абсолютно разных этнических групп, национальностей, мусульманские жители Татарстана сами в любой момент могут стать заложником предрассудков. Недавние взрывы в Волгограде доказывают это. В социальных сетях моего хорошего друга из Москвы прозвучала следующая мысль: 

— Не все мусульмане террористы, но все террористы мусульмане.

И, несмотря на пока довольно-таки лояльное отношение к мусульманской диаспоре со стороны моих друзей, я не могу отделаться от чувства, что мы стоим на тонком льду. Количество зарезанных баранов на центральных московских и питерских улицах — уже повод для скандальных публикаций в прессе, а каждый мусульманин воспринимается миром как потенциальный террорист.

Поэтому призыв к миру, толерантности и взаимоуважению звучит прежде всего как залог на будущее. Учитывая количество мусульманских диаспор в столице Татарстана,  становится страшно за себя и за свое будущее: вдруг однажды кому-то в голову придет идея очистить Татарстан от немусульман, или очистить Россию от потенциальных террористов? Манипуляция властями нашим настроением может слишком дорого обойтись, поэтому стоит ли позволять кому-то нами управлять?

 

Диана Садреева

Понравился материал? Поделись в соцсетях
0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite