«Аннушка уже разлила масло»

На деловом обеде главный психиатр Набережных Челнов Исаак Беккер цитировал Булгакова, рассказывал о том, что делать с буйными соседями, и развеивал мифы о плохих условиях в ПНД. 

На деловом обеде главный психиатр Набережных Челнов Исаак Беккер цитировал Булгакова, рассказывал о том, что делать с буйными соседями, и развеивал мифы о плохих условиях в ПНД. Свое выступление перед бизнесменами главный врач челнинского психоневрологического диспансера Исаак Беккер начал с того, что показал собравшимся две истории болезни, возраст которых более 130 лет.

«Аннушка уже разлила масло»

Эти люди лечились в 1882 году в «Казанской окружной лечебнице во имя Божьей Материи всех скорбящих». Самое интересное в документах – опись личных вещей, с которыми люди поступили в больницу. У старшего надзорного советника, например, опись включает 111 предметов, а у учителя духовной гимназии – 11. Это говорит о том, что их имущественное и социальное положение было разным, но оба они лечились в одной больнице и примерно с одинаковым результатом. «Психические расстройства – это самые тяжелые заболевания, потому что они лишают человека понимания того, что он болен, — говорил Беккер. — Любой из нас может заболеть, и знаменитая фраза из Булгакова «Аннушка уже пролила подсолнечное масло» — об этом как раз и говорит. Мы не можем знать, что нам уготовано в жизни».

«Аннушка уже разлила масло»

Директор юридической компании «Надеждин и партнеры» Михаил Надеждин высказал мысль о том, что необходимо немного сойти с ума, чтобы делать бизнес в России – здравомыслящий человек этим заниматься не будет. Беккер с улыбкой согласился и добавил: чем талантливее люди, тем они более уникальны. Любая уникальность всегда несет в себе отпечаток необычности, а необычность очень часто соседствует с какими-то мягкими отклонениями, в том числе в психическом здоровье. «Бояться этого не нужно, — сказал Беккер. — Более того, человек, у которого нет отклонений – он не интересный. Он серый шарик, в нем нет изюминки».

Сейчас в городе наблюдается 11 200 психически больных людей. Но это лишь те, кто стоит на учете, по факту же количество достигает 25 тысяч человек. Половина из них – свободные жители города, так называемые «недошедшие». На вопрос журналиста, можно ли как-то обратить внимание врачей на состояние живущего по соседству сумасшедшего, главный психиатр города ответил утвердительно, но добавил — путь этот довольно сложный. А сложный он потому, что в противном случае в ПНД забирали бы всех подряд, без разбору, стоит только одному на другого донести. «Психически больные всегда будут жить среди психически здоровых, сосуществовать и взаимодействовать с ними, — говорит Исаак Беккер. — И от соседа, который кажется вам странным, вы никуда не денетесь. Потому что в другом месте будет другой сосед – и если он не будет болен душевно, то будет запойным пьяницей…. Нужно приспосабливаться к тем соседям, которые есть».

«Аннушка уже разлила масло»

Первая психиатрическая больница в мире открылась в 456 году до нашей эры в Иерусалиме. С тех пор, по словам Беккера, в плане статистики душевных заболеваний кардинально ничего не поменялось. Какие были болезни 2,5 тысячи лет назад — такие и остались. В отношении пограничных расстройств статистика растет и колеблется, так как связана с социальными условиями, психологическими трудностями и многим другим. Данные по Челнам свидетельствуют только о том, что в городе идет постарение населения, в связи с чем увеличивается количество психических больных позднего возраста. Это процесс необратимый и естественный. Чем дольше будет жить человек, тем больше у него будет психических расстройств к старости.

Иссаку Беккеру пришлось развеять миф о плохих условиях содержания в психоневрологическом диспансере, которые один из присутствующих на деловом обеде назвал «средневековой дикостью». «Для того, чтобы человек чувствовал себя относительно благополучно и уютно в психиатрическом учреждении, нужно два фактора: создание домашних условий пребывания, что невозможно без больших капиталовложений, и изменение отношения общества к самому факту помещения человека в это учреждение, — пояснил главврач. — Люди воспринимают нас как тюремщиков, как ограничителей свободы, и сколько бы мягких диванов не стояло у нас, все равно человек будет чувствовать себя неуютно». Сейчас в ПНД Челнов действует новый стационар первого психотического эпизода. Юноши и девушки, начинающие болеть – в основном, студенты — не попадают сразу в тяжелое отделение, а оказываются там, где двери всегда открыты. Захотел – пришел, захотел – ушел. Бывает, что люди уходят насовсем, но это один случай из 25. «Чем меньше больного держать, тем меньше у него желание уйти – это практика всей мировой психиатрии», — поясняет Исаак Беккер.

«Аннушка уже разлила масло»

Психиатрическое лечение в России сейчас ничем существенно не отличается от других стран —  арсенал лечебных средств примерно один и тот же. Почти все импортные лекарства есть в ассортименте и у челнинского ПНД — другой вопрос, хватает ли их. «Отличается не сама помощь, а условия преподнесения этой помощи в разных странах, — говорит Беккер. — В Европе на одного ребенка-аутиста приходится один социальный работник, который сопровождает его по жизни. У нас на такого психолога приходится от 25 до 50 детей. Можно ли сравнивать результаты?»

Беккер вспомнил, как в начале своей работы в 1972 году побывал в областной больнице, где в комнате с бетонным полом располагалось 85 тяжелейших больных, которые лежали на койках скрючившиеся и полуголые. Сейчас ни в одной больнице страны нет подобных отделений – и не потому, что условия изменились. Просто нет таких больных. «В настоящее время бывают тяжелые случаи, но их немного, — говорит Беккер. — Любое заболевание человека – соматическое, психическое — имеет примерно одинаковую степень излечимости. Только наши больные не согласны с тем, что они больны, а для правильного лечения человек должен внутренне согласиться с тем, что ему нужна помощь».

«Аннушка уже разлила масло»

К группам риска по психическому здоровью относятся прежде всего те, кто работает с людьми: продавцы, медики, работники строительства и сферы ЖКХ, а также пожилой учительский состав. Но каково бы ни было заболевание, надежда, по заверению Исаака Беккера, всегда есть: «Когда ко мне приходят озабоченные мамы и папы, я всегда начинаю так: «Наберитесь терпения, обязательно будет улучшение». И улучшение бывает. В 90% случаев».

Ольга Каверина

Понравился материал? Поделись в соцсетях
0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite