Юлия Зинкевич: «В Казани очень много пустых пространств, разрывающих городскую ткань»

Руководитель проекта АРХИWOOD в интервью KazanFirst  

Что хорошего в ДК имени Ленина и что плохого в Старотатарской слободе? Недавно в Казань с лекциями об архитектуре приезжала Юлия Зинкевич – автор проекта «С Городом на ТЫ» и руководитель проекта АРХИWOOD. В промежутке между лекциями известный урбанист отправилась на прогулку по Казани по нетуристическим маршрутам. В ее списке мест, которые необходимо посетить – едва ил не самые непривлекательные районы города. Специально для KazanFirst с Юлией Зинкевич пообщался Антон Райхштат.

— В Казани Вы только для того, чтобы прочитать лекции об архитектурных фестивалях, едва приехав в наш город, вы отправились на прогулку… Что заинтересовало в Казани?

— Я в Казани второй раз за этот год. Летом успела разглядеть только ваш знаменитый цирк, пройтись по Баумана и сходить в Музей советского быта — мы приезжали открывать выставку про деревянную архитектуру. А  на этот раз у меня было целых 3 дня и замечательные провожатые, с которыми удалось толком посмотреть город. Первое летнее на бегу впечатление было удручающее – мне показалось, что исторической среды в городе практически не осталось. На этот раз я побывала в разных районах города и совершенно влюбилась в некоторые места. Больше всего меня заворожил ДК им. Ленина, внешне не особо интересное типовое здание клуба хранит в себе настоящие сокровища. Я в полном восторге от сохранившихся красных бархатных портьер с бахромой, паркета, спортивного зала со слоганом «Быстрее, выше, сильнее» на стене, бальных залов с высоченными потолками и арочными окнами во всю стену. И по паркету, как и 50 лет назад, кружатся пары в вальсе.  Фантастическое зрелище. Молюсь, чтобы при реставрации (а она зданию скоро потребуется), не привнесли в интерьеры фальшивых нот, в виде современных дешевых строительных материалов, китайских светильников или полиэстровых занавесок.  Очень мне понравился район Соцгород – со своей средой, комфортный, малоэтажный. Отлично сохранились интерьеры Технологического университета, ДК им. Урицкого – очень атмосферно. Надолго я застряла перед зданием, в  котором располагается  редакция журнала «Эхо веков» и какой-то архив. Напротив КГЭУ – такое без окон-без дверей, почти скульптура. Меня притягивают в последнее время здания родом из 60-80-х, в связи с тем, что мы готовим большую выставку, посвященную советскому модернизму в России и республиках бывшего СССР.Юлия Зинкевич: «В Казани очень много пустых пространств, разрывающих городскую ткань»
— Пока ценность советского модернизма, откровенно говоря, осознали далеко не все. Сможете объяснить обывателям — чем примечательна архитектура того периода? 

— Здания, построенные в 1956 – 1991 годах, составляют очень большую часть застройки любого крупного российского города.  Это и жилые кварталы, и общественные здания. Еще крепкие, функциональные, но уже остро нуждающиеся в том, чтобы частично быть выявленными как ценность, а частично – послужить наглядным пособием для современных градостроителей о том, каких ошибок нужно избегать при формировании городской ткани, какие принципы обустройства среды, наоборот, прошли проверку временем.   

Яркость и ценность этой архитектуры – а лучшие ее авторские образцы это признанные мировые шедевры в жанре international style, особенно очевидна на расстоянии.  Интерес к советскому модернизму проснулся по всему миру. Только за последний года выставки, посвященные этой архитектуре, прошли в Вене и в Стамбуле.Юлия Зинкевич: «В Казани очень много пустых пространств, разрывающих городскую ткань»
В Казани мне встретились несколько именно местных фишек очень симпатичных. Например, мозаики на торцах пятиэтажных домов по улице Бондаренко. Лыжник, футболист. Автора не знаю, но это действительно крутая история, вызывающая восторг у современных художников, которым мы показывали фотографии. Два оригинальных приема отделки, широко использованных на зданиях в Казани,  бросаются в глаза – «ребрышки» (или «крылья»?), обрамляющие окна и, по-видимому, не только разбивающие монотонность фасада, задающие ему ритм, но и создающие защиту от солнца. Кто-то сказал мне, что этот прием разработала казанский архитектор Белостоцкая, так ли это, я не имела возможности проверить. Такая отделка у здания Министерства труда, занятости и социальной защиты населения, у Технологического университета. Еще много встречается общественных зданий, в отделке которых используются крупной штамповки алюминиевые пластины. Их производство было налажено в Казани, везти было недалеко, вот и применяли широко.Юлия Зинкевич: «В Казани очень много пустых пространств, разрывающих городскую ткань»— Архитектуру в частности, и городское пространство вообще, трудно рассматривать в отрыве от людей — могли бы вы оценить Казань с точки зрения коммуникационной инфраструктуры?

— Это очень странное для москвича ощущение – вечером на улицах в Казани совсем нет людей. Не спешат по делам, не прогуливаются. Ощущение, что город вымирает. Улицы пустые. И ведь не поздним вечером. Оглядываешься в недоумении – «Где все?». Может, сидят по барам? Но простой поиск в интернете не дал нам внятной картины, куда пойти вечером. Не было каких-то таких рекомендаций, что хотелось поверить на слово и немедленно отправиться по адресу. Нет, кстати, хорошего сайта, где можно было бы найти информацию обо всем интересном, что происходит в Казани. Очень не хватает местного «Тайм-аута», «Большого города» или журнала «Собака». Только переписка с друзьями помогла – нам посоветовали бар «Кот Казанский», а во второй вечер мы попали в замечательные «архитектурные» гости. Как мы поняли из разговоров с новыми казанскими знакомыми – в городе есть активное велосообщество, архитектурные экскурсии энтузиасты проводят, граффитисты находят возможности проявить себя – но на город-миллионник (пусть даже и самый маленький в России миллионник) таких сообществ и людей, в них вовлеченных, пока очень мало – по пальцам перечесть – и нет ощущения, что им удается обратить горожан в свою веру.

А что касается ощущения от города – очень много пустых пространств, разрывающих городскую ткань. Такой простор, который «некуда девать». Город рыхлый, мало мест, где хотелось бы гулять, по улицам – отдельные интересные здания встречаются, но вырванные из контекста. Я очень люблю деревянную архитектуру, в каждом городе обязательно отслеживаю —  что осталось, в каком состоянии? Местные жители мне с гордостью показали Старотатарскую слободу, с как бы деревянными игрушечными домиками. По факту, это в большой части – каменные коробки с пластиковыми окнами с декоративным оформлением фасадов раскрашенными досками. Имитация.

— А есть ли какие-то антирецепты развития города? 

— Желание заменить старую застройку «новым и чистым» губит среду. Мне не показалось, что аттракцион со Старотатарской слободой удался. Это неживая, а поэтому не популярная, даже среди туристов, декорация.Юлия Зинкевич: «В Казани очень много пустых пространств, разрывающих городскую ткань»
— Каких объектов Казани не хватает, а какие, может быть, используются неэффективно?

— На быстрый взгляд – нужно, чтобы было больше мест, наполненных поводами для того, чтобы люди там регулярно собирались. Нестандартные кинопрограммы, встречи с писателями,  художниками, кураторами и др. Лекторий центра «Эрмитаж-Казань» в Казанском Кремле, по приглашению которого я оказалась в Казани – она как раз состоит из лекций про архитектуру, современное искусство. Большой интерес вызвала инсталляция «Метрополис»  Владимира Селезнёва. Есть ощущение, что в самом ближайшем будущем культурный досуг казанцев, которые хотели бы совместить приятное времяпрепровождение с самообразованием, пополнится новыми пунктами must see.

И еще, мне лично не хватило понимания, кто есть кто в Казани? Я имею в виду не официальных лиц, не богатых людей города, а двигателей локального прогресса – тех, кто формирует идеи и проекты, объединяющие людей. Именно таких людей любой желающий может выдвинуть на общероссийскую премию «Новая интеллигенция», которую уже второй год в Москве вручает газета «Московские новости». От Казани в этом году выдвинуты 2 человека: Рустем Хасанов, организатор движения «День добрых дел», и Руслан Шекуров, основатель сайта по поиску доноров крови Donorsearch.ru. Проголосовать за них или добавить еще героев можно на сайте премии.
Юлия Зинкевич: «В Казани очень много пустых пространств, разрывающих городскую ткань»
— В городе есть ряд парков, в которых еще не сложилась свая коммуникационная среда, например, парк Тысячелетия в центре города. Как наполнить городские скверы и парки людьми, что можно и нужно сделать?

— В Москве сейчас «бум парков». Это одно из приоритетных направлений сегодня в преображении городской среды. Первым и удачным был опыт Парка Горького. Он наполнился концертами, кинопоказами под открытым небом, фестивалями цветников и уличных театров, спортивными развлечениями, хот-догами и более интересными гастрономическими радостями. И эту модель парка, который никогда не спит, стали снимать под копирку. Забурлила жизнь и в других крупных парках Москвы. И после того, как эйфория прошла и возникла усталость от того, что в парках невозможно просто погулять, посидеть, получить прививку «зеленого», потому что ты все время оказываешься в эпицентре какого-то шоу, наконец начались разговоры о том, что парки важны и нужны разные по наполненности. Иногда не нужно ничего, кроме расходящихся дорожек. Это правило верно для любого большого города, нужно исходить из специфики места. Если в парке исторически гуляют мамы с колясками и отдыхают на лавочках пенсионеры, не нужно туда привносить молодежную тему – дискотеки, площадки для экстремальных видов спорта.

А программы для горожан в парках могут быть совсем не затратными. Например, в рамках проекта «С Городом на ТЫ» мы делали большой праздник в московском парке искусств «Музеон» — «День соседа». В этот день мы возрождали старые дворовые игры, устраивали турниры по шахматам, прыжкам в классики и скакалки, в резиночку.

Отличный формат объединяющего горожан мероприятия «Большой обед» — такая акция прошла в нескольких городах в прошлом году. Люди сами приносили угощение к столу. Да можно и стол не ставить. Устроить всегородской пикник. Главное – хорошее анонсирование.

Для справки:

Юлия Зинкевич – генеральный директор коммуникационного агентства «Правила Общения», руководитель проекта “АРХИWOOD” — ежегодной всероссийской премии в области деревянной архитектуры, продюсер международного архитектурного проекта “NORDIC WOOD”. Куратор проекта «С Городом на ТЫ» — энциклопедии российского тактического урбанизма (лучший кураторский проект “Арх Москвы 2013”). Член жюри премии “Urban Awards-2011”, фестиваля «Города» — лето 2012, член экспертного совета конкурсов «ПРОформа» и «Гоголь-Модуль». Журналист. Окончила факультет журналистики МГУ. 

Антон Райхштат

Понравился материал? Поделись в соцсетях
0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite