Отставка по семейным обстоятельствам

Юрий Алаев предлагает не гадать о том, почему ушел «генерал» «Татнефти» Шафагат Тахаутдинов, а посмотреть какие изменения претерпит структура компания и ее приоритеты на российском и внешних рынках

Юрий Алаев предлагает не гадать о том, почему ушел «генерал» «Татнефти» Шафагат Тахаутдинов, а посмотреть какие изменения претерпит структура компании и ее приоритеты на российском и внешних рынках.

Уже лет пять-шесть прошло, как «осведомленные источники» начали провожать гендиректора ОАО «Татнефть» Шафагата Тахаутдинова на покой, а когда это в понедельник случилось,  вдруг заговорили о сенсации и тут же стали строить предположение, кому теперь «Татнефть» продадут – «Роснефти», «ЛУКойлу» или «Системе». Словно с уходом гендиректора  Кабмин РТ лишился права «золотой акции» в этом ОАО, Президент республики перестал быть председателем Совета директоров компании, а также перестал понимать, что на них, на нефтяниках наших, зиждется татарстанское благополучие.

Отставка по семейным обстоятельствам

На самом деле никаких радикальных перемен в обозримом будущем (по крайней мере, до такой же осени 2015 года) в судьбе «Татнефти» не произойдет, думаю,  как и в судьбе ХК «Ак Барс», о которой также забеспокоились обозреватели из числа болельщиков, — качалки будут качать, бурильщики – бурить на разведку и эксплуатацию, другие сервисные компании – заниматься привычными сервисами.  Разве что «вдруг» может возникнуть вопрос об экономической целесообразности схемы, по которой вокруг «Татнефти» образовались в свое время эти многочисленные сервисные компании, о целесообразности аутсорсинга всего и вся в «новых экономических условиях».  Это будет интересно.

Еще один интересный момент, за которым стоит последить, — это возможное перераспределение сфер ответственности в бизнес-проектах и на рынках между «Татнефтью» и некоторыми коллегами, например, «ЛУКойлом». В начале 90-х годов прошлого века, когда «генералом» татрстанской компании был ныне покойный Ринат Галеев, и в конце 90-х, когда его сменил на посту Шафагат Тахаутдинов, АЗС алекперовской компании можно было пересчитать в Татарстане на пальцах одной руки, — «ЛУКойл» рассматривался в Казанском кремле как недруг, и никакие узы крови (братья Магановы занимали посты заместителей гендиректоров в обеих компаниях — младший – на малой родине, старший, Равиль, в штаб-квартире «ЛУКойла») ничуть не смягчали обстановку.  Правда, в 1995 году в Татарстане возникла лукойловская РИТЭК, но погоды на рынке она не делала, и никаких экспансионистских настроений не демонстрировала.

Отставка по семейным обстоятельствам

Ситуация заметно изменилась в 2010-м году, когда в рамках экономического форума в Санкт-Петербурге ЛУКойл  и Татарстан (не «Татнефть», заметьте) подписали соглашение о сотрудничестве в области геологического изучения недр.  Документ, скрепленный подписями Вагита Алекперова и Рустама Минниханова, ставшего президентом РТ менее, чем за три месяца до этого события, предусматривал, в частности, сотрудничество двух нефтяных компаний по оказанию сервисных услуг в Ираке на месторождении Западная Курна-2. «Татнефть» также проявила заинтересованность в скорейшем завершении опытно-промышленных работ РИТЭКа по забойному парогенератору для тепловой обработки высоковязкой нефти в пластовых условиях. Неделю назад, 14 ноября, главы «ЛУКойла» и Татарстана снова  встретились, на сей раз в Казани, и подписали протокол к соглашению 2010 года, расширяющий зоны сотрудничества.  Комментируя документ, Рустам Минниханов напомнил, что «ЛУКойл»  поставляет сырье для ОАО «Нижнекамскнефтехим» и выразил надежду,  что будет поставлять и для нового этиленового комплекса этого предприятия, ввод которого, к слову,   сулит «Нижнекамскнефтехиму» удвоение объемов производства. Президент РТ отметил также что «ЛУКойл» активно сотрудничает с Казанским федеральным университетом, содействует укреплению его научной базы, в том числе геологического блока, а специалисты КФУ разрабатывают технологии, которые будут применяться и на нефтяных месторождениях. Если добавить к этому, что «ЛУКойл» пошел на отказ от импортных компрессорных установок, заместив их поставками с «Казанькомпрессормаша», то становится очевидно – тут не просто победила дружба, а образовалось солидное поле взаимных интересов. Не удивлюсь, если вскоре мы узнаем, что «ЛУКойл» в той или иной форме и степени войдет в капитал «ТАНЕКО», дающийся «Татнефти» с очень большим напряжением сил и ресурсов.

Отставка по семейным обстоятельствам

И, наконец, еще об одном проекте, о котором, кажется, все перестали и думать – о компании «УкрТатнафта». Война, развернувшаяся в 90-е годы вокруг нее между татарстанскими и украинскими акционерами, судьба Кременчугского НПЗ, одного из двух на территории СССР предприятий, технологически приспособленных для переработки высокосернистых татарстанских нефтей,  месяцами питали СМИ двух государств. Потом всё ушло как в песок, затихло.  Но я не думаю, что об «УкрТатнафте» забыл Наиль Маганов, игравший в той буче ключевую, пожалуй, роль с российской стороны.  Как знать, может, став генеральным директором «Татнефти», он сумеет убедить  Президента РТ «вернуться к теме», попытаться восстановить этот бизнес-проект. Тем более, что этому способствует политическая обстановка, складывающаяся после замораживания властями незалежной процесса вхождения в ЕС в пользу расширения сотрудничества с РФ, а глава Минэнерго Украины Эдуард Ставицкий буквально на днях заявил, что ведет переговоры с нефтедобывающими компаниями об увеличении поставок сырья на Кременчугский НПЗ в следующем году на 3 млн. тонн. (В настоящее время предприятие перерабатывает в месяц чуть больше 200 тыс. тонн.)

Такие, примерно, расклады.

Что касается возможных притязаний на «Татнефть» со стороны «Роснефти» или АФК «Система», то пока президентом России является Владимир Путин, а главой «Роснефти» Игорь Сечин, эта компания может всё. Вопрос в том, насколько ей нужно поглощать «Татнефть», несомненно высокотехнологичную, но «сидящую»  на очень уж истощенных месторождениях.  Тот же вопрос относится и к евтушенковской «Системе», которая, на сей день, сыта, по-моему, поставленной под контроль «Башнефтью».

…Вот написал всё это и вдруг подумал: а что имел в виду Рустам Нургалеевич, когда, объявляя об отставке Шафагата Фахразовича, сообщил, что   «он (Тахаутдинов) останется в совете директоров («Татнефти»). Это пожелание семьи. Сегодня принято решение». (Цитата по «Интерфаксу».) О какой семье речь? Может, просто неловко выразился президент?  Может, но что-то плохо верится: Минниханов, как и Шаймиев, в простоте душевной мало что говорят, тем более по таким весомым поводам.

Юрий Алаев.  

Понравился материал? Поделись в соцсетях
0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite