«Лиза Алерт» — спасти, нельзя бездействовать

Московский куратор по Татарстану, Чувашии и Марий Эл поисковой организации «Лиза Алерт» Рафаэль Нуруллин о деятельности спасателей-добровольцев, причинах исчезновения людей, о специфике их поисков и о реакции властей на добровольческий отряд

Московский куратор по Татарстану, Чувашии и Марий Эл поисковой организации «Лиза Алерт» Рафаэль Нуруллин о деятельности спасателей-добровольцев, причинах исчезновения людей, о специфике их поисков и о реакции властей на добровольческий отряд.
«Лиза Алерт» - спасти, нельзя бездействовать
История «Лизы Алерт» началась три года назад, когда в подмосковных лесах пропала и погибла пятилетняя Лиза Фомкина. Девочка ушла гулять в лес с любимой тётей и собакой, внезапно прогулка превратилась в сплошное ауканье, указывая на то, что тётя с племянницей потерялись. Поиски пропавших начались не сразу и очень вяло – только через пять дней, властные структуры без инициативы взялись за дело. Видя нулевую реакцию милиции, на поиски ребёнка выдвинулась инициативная группа поисковиков – попросту неравнодушных к чужому горю. Тело тёти Лизы нашли в буреломе более, чем через неделю после пропажи.
«Лиза Алерт» - спасти, нельзя бездействовать
Женщина была почти раздета, а на дворе был поздний сентябрь. Ребёнка и собаку нигде не было видно. Результатом поисков стал десятый день с момента исчезновения Лизы Фомкиной. После безостановочного ночного прочёсывания леса, Лизу нашли ранним утром, укутанную в тётины вещи (женщина отдала их крохе, чтобы та не замёрзла). Рядом с телом девочки лежал верный пёс, изо всех сил пытавшийся согреть малышку, но чуда не произошло. Девочка погибла ровно за сутки до того, как её нашли.

Для подтверждения права на жизнь ей не хватило всего лишь дня мучительного ожидания своих бескорыстных спасителей. После окончания поисков, история о пропаже не оставила равнодушных, толкнув на создание добровольческого поискового отряда имени маленькой героини, сумевшей прожить одной в осеннем лесу девять дней – «Лиза Алерт» помогает найти потерявшихся и пропавших по всей России вот уже три года.
«Лиза Алерт» - спасти, нельзя бездействовать
— Что заставило Вас вступить в «Лизу Алерт»? И что входит в обязанности куратора?
— Это случилось два года назад, тогда я занимался, как любой неравнодушный, только репостами о пропавших в интернете и был подписан на поисковую рассылку на сайте «Лизы Алерт». Как-то у нас на работе выключили свет и, внезапно день оказался свободным. Как раз в это время в подмосковных лесах велись поиски, и я решил к ним примкнуть. Поучаствовать в спасательной операции мне не удалось – приехав на место, потеряшка уже нашёлся – но с тех пор я стал членом «Лизы Алерт». Сейчас в силу своей работы, я не могу принимать участие в поисках, и я работаю только удалённо с подшефными регионами: Татарстан, Чувашия, Марий Эл. В мои задачи входит обучение волонтёров и их курирование. В Москве и Подмосковье, так же в нескольких регионах у нас регулярно проходят полевые учения, где новобранцы принимают участие вместе с опытными наставниками. Стоит отметить, что поиски в лесу это не просто желание найти человека, здесь необходима методика и «Лиза Алерт» её разработала. Любопытно то, что сейчас МЧС обращается к нам с просьбой обучить их спасателей как правильно прочёсывать лес, а не наоборот.«Лиза Алерт» - спасти, нельзя бездействовать
— Какова специфика поисков в лесу? Для этого необходимы какие-то спецнавыки?
—  Все знания и навыки получаются за счёт набивания собственных шишек и получения опыта. К сожалению, иногда печального, как в случае с Лизой Фомкиной. Когда её искали, в то время люди не знали, как правильно это сделать, было лишь сильное желание её найти. В последствии, сформировался действующий поисковый отряд со своей собственной методикой. Безусловно, если у волонтёров есть походный опыт, то это помогает ориентированию на местности и разведению костров в лесу, но поискам необходимо учиться. Два раза в год совместно с МЧС мы проводим выездные учения, но для тех, кто не может их посетить – проводятся вебинары. Большую помощь в поисках пропавших нам оказывает Ассоциация частных пилотов с которыми мы так же проводили учения и участвовали в поисках. Вид сверху значительно упрощает поиски потеряшек в лесу и на открытой местности.

— Где и как набирают волонтёров? Какие требования?
— Волонтёром может стать абсолютно любой, оставив свои координаты у нас на сайте или позвонив по телефону горячей линии. Главное, подписаться  на рассылку потеряшек в своём регионе, тогда будет проще быть полезным. Часто люди остаются в нашем отряде после каких-либо глобальных и нашумевших поисков, как, например, у нас появился отряд в Челнах после поисков Василисы Галициной. К нам в отряд приходят самые разные люди: от студентов и до пенсионеров – это те, кому не безразлична судьба других. Если нам в поисках хотят помочь несовершеннолетние – школьники, максимум к чему мы можем их привлечь – это репосты и расклейка объявлений о пропаже. В «поля» тимуровцев мы не пускаем, так как несём за их жизни ответственность.
«Лиза Алерт» - спасти, нельзя бездействовать
— Сами организаторы «Лизы Алерт» и ныне участвуют в поисках?
— Основатель организации Григорий Сергеев, является председателем отряда и принимает активное участие во всех поисковых операциях «Лизы». Когда-то он участвовал в поисках погибшей Лизы, после чего и сформировался наш отряд. Сейчас в сезон потеряшек он активно занимается поисками людей, а во внесезонное время ведёт собственный бизнес.

— Приходилось ли искать «Лизе» своих родных, близких и потерявшихся волонтёров?
— Волонтёры, к счастью, у нас никогда не терялись (улыбается). Они у нас социально-ответственные и всегда предупреждают, когда и куда пошли. Были случаи, когда ищешь друга своего друга, иногда родственники у волонтёров пропадают – тоже искали. Вообще, при поиске неважно кого ты ищешь: родственника или постороннего человека, если ты уже взялся за это дело, значит, тебе уже не всё равно и степень родства здесь роли никакой не играет. Тебе просто не безразлична судьба пропавшего человека.

— Кто спонсирует проект? Откуда и чья техника привлекается для поиска?
— ПСО «Лиза Алерт» — абсолютно некоммерческая организация и юридически нигде не зарегистрирована. Мы не принимаем денежную помощь, не имеем расчётных счетов и виртуальных кошельков — это принципиальная и неизменная позиция отряда во избежание лишних вопросов и подозрений со стороны. Все поиски проводятся на добровольной основе при помощи личных вещей и оборудования членов отряда. Помочь можно, оказав содействие в обеспечении отряда  необходимым оборудованием и личным участием в поисках. В случае комплектации одного отряда, мы пересылаем излишки оборудования в другой регион, где оно нужнее.
«Лиза Алерт» - спасти, нельзя бездействовать
— Отряды ищут только по своим регионам или бывают выезды в другие места?
— В позапрошлом году совместно с Ассоциацией частных пилотов мы искали разбившийся вертолёт с директором местного химкомбината. Упал он где-то в Тверской области, искали мы долго – недели две. В итоге, нашли обломки вертолёта в котором после падения уже никто не выжил. Была ситуация, когда у кого-то пропал ребёнок в Новосибирске, и группа волонтёров вылетела для поисков из Москвы туда. Причём получилось так, что первая группа летела за свой счёт, а второй уже помогла одна из российских авиакомпаний и организовала для них бесплатный рейс.

— В команде «Лизы» есть штатные психологи для оказания помощи семьям и потеряшкам?
— Да. Но их сложно назвать штатными, поскольку они, как и все работаю на добровольных началах. Если родители потерявшегося ребёнка согласны на дальнейшею помощь психолога в разборе семейной проблемы, по которой сбежал их ребёнок, то волонтёры-психологи конечно им помогают. Насильно никто не вмешивается в проблемы семьи. Вообще, для того, чтобы в стрессовой ситуации не забыть особые приметы своего ребёнка, мы рекомендуем заводить родителям, так называемый, детский паспорт, где указываются рост, вес, шрамы, родинки и форма одежды пропавшего малыша.
«Лиза Алерт» - спасти, нельзя бездействовать
— Какова статистика пропавших в Казани, Татарстане? Возможно, в марийских лесах?
— К счастью, ни в Марий Эл, ни в Татарстане по лесам нам ещё не приходилось никого искать. На данной территории в основном ведутся городские и пригородные поиски. Включающие в себя работу по расклейке объявлений о пропаже, сотрудничество с полицией и службой охраны для получения доступа к информации с местных камер наблюдения. За прошедший год по Татарстану было осуществлено около сорока поисков пропавших, плюс, в социальных сетях и в интернете был широко задействован инфопоиск, дающий хорошие результаты. К сожалению, не всегда потеряшки находятся живыми. Из 40 поисковых операций — только 50% нашлись живыми, 40% — погибшими и 10% — до сих пор пропавшие без вести.

— В лесу каждый может потеряться, но по какой причине происходят исчезновения людей в городе?
— В основном пропадают дети или пенсионеры. У стариков случается приступ или потеря памяти и пожилого больного увозят на «скорой», но он даже имени своего вспомнить не может, и так и лежит неопознанным. При городском поиске мы всегда прозваниваем больницы и морги. Бывает, что потеряшка просто загулял и потом сам приходит домой. Бывает, что дети без предупреждения убегают из дома, и при этом семья является полностью благополучной.
«Лиза Алерт» - спасти, нельзя бездействовать
— На каком уровне у вас сотрудничество с правоохранительными органами? Были ли случаи обращения от полиции о поисках людей по их участкам?
— В Москве и Московской области у нас налажен хороший контакт к полицией – они уже сами обращаются к нам за помощью в поиске пропавших и делятся информацией по данным о последнем местонахождении потерявшегося. В Казани и Татарстане, как правило, полиция чаще узнаёт о пропавшем человеке от родственников потеряшки. Зачастую, люди сначала обращаются к нам и только потом идут с заявлением в полицию.

— Почему полиция самостоятельно не справляется с поиском пропавших, а обращается к вам? Лень или предположение, что либо сразу умер или нагуляется – сам домой придёт?
— У них попросту не хватает человеческих ресурсов для ведения поиска. В городе в отделе оперативно-розыскной части (ОРЧ) работают, например, восемь человек, а дел о пропаже у них сотни. Поэтому, они просто физически не могут оперативно организовать поиски, из-за чего поступают с обращениями к нам. Вне города, где на десять деревень один участковый – самостоятельный поиск лесной пропажи вообще практически невозможен. И тут без сторонней помощи никак не обойтись.
 «Лиза Алерт» - спасти, нельзя бездействовать
— При подаче заявления в полицию, пострадавшие чаще всего слышат о заветных трёх сутках. Мол, когда три дня пройдёт, тогда и приходите.
— В таких случаях необходимо настаивать на своём. По российскому законодательству они обязаны принять заявление сразу же и по месту подачи, а не тянуть время. В поисках пропавших важны именно первые дни с момента пропажи человека. И чем позже начинаются поиски, тем меньше шанс найти человека живым, особенно в холодное время года.

Лера Гарипова
Фото из открытых источников

Понравился материал? Поделись в соцсетях
0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite