Юрий Алаев о том, как видится Родина из-за бугра и что понимают базарные торговки

Картошка. Сорт «Бирюлевский»

Юрий Алаев о том, как видится Родина из-за бугра и что понимают базарные торговки

Месяц  почти болтался за родными пределами, смотрел, что там и как,  а вернулся и понял, что на самом деле смотрел оттуда, что и как здесь, у нас.  Картинка вышла пестрая, до мельтешения в глазах. Впрочем, может быть, это из-за всяких перелетов.

…Сидим с коллегами в медийной столице Германии Гамбурге,  дегустируем разные пива.  Телеящик показывает, как младший Кличко грузит своей массой Поветкина и время от времени роняет его на помост ринга.  Коллеги сочувственно причмокивают,  но после третьего бокала один не выдерживает и проводит мне, условно говоря, хук слева. «Юрий, — говорит, — по-моему,  это не здорово, что вы опять подкладываете под спорт политику.   Поветкин сырой, какой он русский витязь?» «Вот такой  и витязь, — думаю,  но говорю другое, — заматереет еще».  «Да! — дружно соглашаются мои собутыльники, — время у него еще есть». И – после легкой паузы – хук справа: «У России тоже есть, ты думаешь?»  «Я думаю, что  мало, но есть; Путин во всяком случае не сырой».  «Да! – опять дружно кивают немцы, — он жесткий, по Сирии вообще молодец!» Клинч,  то есть дружеские объятия, политику – в сторону, смотрим шоу.

Картошка. Сорт «Бирюлевский»

Тут я обращаю внимание, что время между раундами на ZDF (второй канал германского ТВ) до секунды забивается рекламой, — никаких тебе повторов и подсматриваний за тем,  что секунданты делают со своими подопечными, и едва ли не каждый второй ролик нацелен на русскоязычную аудиторию.  Конечно,  это было исключение, учитывающее аудиторию боя двух славян, но позже, уже глядя «заточенный» на Германию Первый канал, программы которого довольно заметно отличаются от  ориентированных на жителей России,  невольно обратил внимание на то, что именно «втюхивают» тутошним русскоязычным.  Итак:  много рекламы водки, российских сортов колбас («Докторская» готовится у нас по непревзойденным по жесткости советским ГОСТам, — это значит высшее качество!») и… икры (слоган: «При наших ценах икру можно есть ложками».) Прикинул: действительно дешево.  На втором месте по частоте упоминаний – реклама фирм, предлагающих  «супердешевые» звонки в страны экс-СССР, а закрывают призовую тройку рекламных тем гастроли сатириков-юмористов.  Что характерно, Жванецкий дает три концерта, в том числе в Берлине и Дюссельдорфе, а Петросян – тридцать три, едва ли не в каждом райцентре, говоря по-нашему. Ну, и еще куча каких-то затейников перманентно, судя по анонсам, пребывает в чёсе по Германии. 

На репрезентативность наблюдений и выводов не претендую, но очевидны, по-моему, несколько вещей:  ностальгия у «поуехавших» есть, это во-первых;  те, кто сюда перебрался – это такой же сортом народ, в массе своей, как и обыватели на просторах России, но  живут они тут в материальном плане вполне неплохо, а значит сумели найти себе место и не затерялись в интенсивной трудовой среде, это во-вторых.  То есть, у них получается на «неметчине» лучше, чем у точно таких же  соплеменников на родной земле.   Можете расценивать эта как апарт тем, кто у нас стонет по поводу  никчемности российского «человеческого капитала», извечного нашего разгильдяйства и неумения приложить руки к делу.

Один эпизод в связи с  этим.  Летим в Анталию, в соседнем кресле интеллигентного вида мужчина лет 30-ти с небольшим (русая аккуратная бородка, очки,   правит какие-то мудреные таблицы в планшетнике),  —  вскоре выясняется, что, несмотря на светлые волосы,  это турок и  человек наш, можно сказать, татарстанский: руководит каким-то отделом фирмы, строящей в Особой экономической зоне «Алабуга».  Естественно, мне интересно, как им у нас работается и живется.  Нормально, говорит, у вас нормально.  Правда, всё очень дорого в сравнении с Турцией, особенно жилье,  но в общем нормально.  А… — мнусь, боясь оказаться нетактичным, — где ненормально?  У вас же, — улыбается Гоша (он так отрекомендовался), только чуть южнее.  ?!  Гоша начинает пояснять. Оказывается, у фирмы, на которую он работает, уже был опыт строительства в России, в одном из прикавказских краев, и опыт  этот едва не привел к тому, чтобы фирма вообще свернула дела в России.  Мы взялись построить сравнительно небольшой завод, — рассказывает Гоша, прошли все согласования, подписали контракт,  начали нулевой цикл, и тут обнаружилось, что по части площадки проходит нитка подземного газопровода.  Бывает, и решается просто:  такая  нитка выносится за периметр, и стройка идет своим ходом.   Но у нас не получилось, — вздыхает Гоша, — потому что нам предложили заплатить за эту операцию миллион долларов. Просто так, понимаете? – уточняет он, — кроме оплаты самих работ.  И что? – спрашиваю.  И наши боссы приняли решение уйти и построить такой завод дома, в Турции, — дешевле и проще возить вам нашу готовую продукцию.  Гоша виновато улыбается.  Я тоже, только глупо.

Картошка. Сорт «Бирюлевский»

…И о картошке.  В Алании приятели пригласили на турецкий завтрак (вообще-то сумасшествие, — столько всего они подают при этом на стол), и в компании оказался человек, у которого есть какие-то деловые интересы в сельском хозяйстве Египта. И этот человек —  мимоходом так — заметил, что нынче поставок картофеля из Египта в Россию почти не будет,  — готовьтесь, мол, к ценовому всплеску.   Экспорт сокращается,  — пояснил, — потому что ваш Онищенко везде видит отраву, — теперь решил, что египетская картошка поражена нематодой.  Ну, про Онищенко он мог бы мне не рассказывать, а что до картошки,  то я знал прекрасно, что мы, в России, её производим вдвое больше, чем потребляем,  — и людям, и скоту хватает. Так что промолчал и забыл. А вспомнил буквально вчера,  когда поехал на Центральный рынок Казани за картошкой.  И опешил, поговорив с симпатичной девушкой Мариной, у которой обычно её и покупаю.

 «Вы бы запаслись, что ли,  а то все по пять кило  да по пять кило, — подосадовала Марина, — вдвое,  ведь, цены подскочат, Египет-то закрывается!»   «Какой Египет? ! — изумился я, братья чуваши рядом, сплошь на картошке сидят, да и у нас, вроде уродилась».   «Братья чуваши на валокордине сидят, — покачала головой Марина, — весь сентябрь дожди лили, трактора вязнут на полях, вывезти не могут. И в Татарстане такая же фигня.»  «Ну, Белоруссия есть, не в первый раз выручать, — не сдавался я.  «Может, кого и выручат, а кого и нет, — возразила Марина, — овощебазу в Бирюлёво-то закрыли, дурни, а через неё знаете сколько в нашу сторону всего шло? Уйма!  Так что запасайтесь. Сто рублей с вас».

Так на казанском базаре фантасмогорически сошлись в одну точку славянский бокс,  советские гастарбайтеры на неметчине,  турецко-казацкий бизнес и нашенские межнациональные отношения.

Разумеется, вернувшись домой, я погуглил тему (как же – что может знать какая-то Марина с рынка!) и натолкнулся на интервью  директора Департамента растениеводства Минсельхоза РФ  Петра Чекмарева. Из материала следовало, что в принципе Марина права:  импорт картофеля из Египта и Израиля резко сокращается, а российский картофель не очень хотят брать  работающие в России же торговые сети. Потому как «Египет и Израиль научились упаковывать продукт таким образом, чтобы обеспечить его длительное хранение. К тому же импортный картофель за счет технологии выращивания и объемов поставок дешевле отечественного. Соответственно при его перепродаже можно получить больше прибыли. Плюс — играют роль долгосрочные контракты на поставку не только картошки, но и импортных овощей и фруктов», — сообщил г-н Чекмарев.

Видно, что он – и вообще министерские – знает побольше, чем Марина. Но понимает, кажется, поменьше.

Юрий Алаев

0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite