Татьяна Забегина: «Нам запретили бесплатно вышивать башню Сююмбике и казанский Кремль»

Заместитель председателя Общественной палаты, директор и основатель национальной галереи «Эбиволь» о народных промыслах и сложностях их возрождения в регионе

— Почему Вы начали заниматься творчеством и рукоделием? Насколько это выгодно с точки зрения бизнеса?

— К ремеслу можно прийти только через любовь к искусству. Бизнес – это уже вторая часть вопроса. Если речь идёт обо мне, то сначала это был просто бизнес по производству швейных изделий, а точнее, пальто. И только потом пришло желание заниматься творчеством, а затем, народно-прикладными промыслами. И так как я сама не художник, не промысловик, не прикладник, то выступила в роли организатора. И пришло желание объединить усилия всех наших художников и ремесленников для сохранения народных промыслов: татарских и русских. Постепенно эта идея стала расширяться и увеличиваться, привлекая всё больше художников и творцов, заинтересованных в сохранении истории своей культуры. Сейчас уже мало кто помнит, но 17 лет назад первые выставки по народным промыслам проходили именно в «Эбиволь».

Если говорить по вопросу о бизнесе, то я, как предприниматель, вам честно скажу, на сегодняшний день еле-еле можно выйти на самоокупаемость. О прибыли говорить невозможно, если речь идёт о производстве. Мастера-надомники ещё могут какую-то прибыль получать, но только за счёт того, что они не обременены обязательными выплатами государству и огромными коммунальными счетами, как большое предприятие. Но и эта прибыль символична, так как хватает её только на то, чтобы прокормить себя, не больше.

Татьяна Забегина: «Нам запретили бесплатно вышивать башню Сююмбике и казанский Кремль»

— Возможно ли привлечь в ремесленную область государственные субсидии?

— В настоящее время государственных субсидий для ремесленников нет. В Российской Федерации есть постановление о предоставлении льгот для народно-художественных промыслов. К сожалению, татарстанские предприятия уже который год не попадают в этот список. Республика здесь может помочь только грантами, способствующих развитию национального мастерства в республике. Их суммы сравнительно невелики, и, несмотря на слова скептиков, такая форма поддержки способствует постепенному расширению национального производства.

Есть несколько идей о том, как на сегодняшний день поднимать народные промыслы республики Татарстан. Этим вопросом занимаются в комитете поддержки народно-художественных промыслов Торгово-промышленной палаты, этим занимается сейчас Палата ремёсел республики Татарстан, этим занимается специальный отдел в Кабинете министров РТ. На сегодня довольно широкий круг людей озаботился этой темой.

Татьяна Забегина: «Нам запретили бесплатно вышивать башню Сююмбике и казанский Кремль»

— В Татарстане, а особенно, в Казани хорошо развит сувенирный бизнес, но основная масса продукции – китайская. В чём загвоздка при таком повышенном интересе к промысловому вопросу?

— Наши торговцы предпочли полностью занять свои прилавки «татарскими» сувенирами китайского и турецкого производства из-за прибыли. Люди решили делать на этих вещах деньги, предпочтя дешевые материалы, сохранению своих народных традиций, в отличие от того, чем занимаюсь я. И это не голословные слова. Я являюсь учредителем благотворительного фонда «Родники мира», который выступает в поддержку народных промыслов и ремёсел. У нас есть, что сохранять: это уникальный казанский шов для художественной работы с кожей, который до сих пор никто в мире не может повторить, богатая цветочная вышивка гладью, бисером и канителью.

Татьяна Забегина: «Нам запретили бесплатно вышивать башню Сююмбике и казанский Кремль»

— Но есть же регионы, в которых активно поддерживают местное производство, понижая вероятность ввоза китайской подделки?

— Да, например, в Узбекистане, откуда я сама родом, правительство дало полную свободу деятельности художникам и народным мастерам. Таким образом, государство убило сразу нескольких зайцев: поддержало народные промыслы и собственную культуру, дало возможность творить и зарабатывать своим художникам, тем самым решив проблему с безработицей, сохранением своих культурных и национальных ценностей, и улучшением экономики в стране. Если говорить о России, то в каждом регионе своя ситуация. Например, когда я была в Удмуртии, то обратила внимание, что там полностью отсутствуют поделки из Китая.  Их заменяют работы местных мастеров, представленные по районам! То есть, в этой области народные промыслы настолько хорошо развиты, что уже конкурируют сами с собой внутри региона. Что опять же благоприятно сказывается на экономическом благосостоянии отдельного субъекта Федерации.

Татьяна Забегина: «Нам запретили бесплатно вышивать башню Сююмбике и казанский Кремль»

— Насколько важно для самого покупателя, где сделаны татарские сувениры?

— С точки зрения цены – китайские поделки значительно дешевле, но они мало имеют что-то общее с оригиналом, сделанным руками народного мастера. Часто под татарскими сувенирами подразумевают дешёвые китайские тюбетейки и турецкие обереги от сглаза. Но покупатель не должен быть обманутым, люди этого не любят. Пусть татарские и китайские сувениры продаются в своих этнических отделах, а не маскируются под национальное достояние Татарстана. Сейчас татарстанские ремесленники поставлены в те же условия, что и предприниматели, из-за чего народное творчество не может конкурировать с дешёвым массовым производством. После всех налоговых и прочих выплат, работа мастера оказывается непомерно высока, в отличие от китайской штамповки. Для внутренней конкурентоспособности на нашем рынке, народным мастерам необходимо создать более мягкие условия, иначе, продолжателям народной культуры никак не справиться с предпринимателями, которые не ценят своё наследие и думают только о прибыли.

Татьяна Забегина: «Нам запретили бесплатно вышивать башню Сююмбике и казанский Кремль»

— С какими ещё сложностями приходилось или приходится сталкиваться при изготовлении национальной символики?

— Случился казус, когда нам запретили бесплатно вышивать башню Сююмбике и казанский Кремль. Возможно, сначала это было экономически оправдано, особенно перед Универсиадой, чтобы другие страны и регионы не тиражировали наше национальное достояние и не наживались на этом. Но в итоге, пострадал сам Татарстан. Сейчас практически невозможно найти что-то недорогое с изображением башни Сююмбике. В нашей мастерской этот символ был представлен в красивой вышивке, которую мы наносили на разные предметы, например, на сумки. По поводу этого указа было много разговоров, и собирались круглые столы, но до сих пор ничего не изменилось – за изображение Сююмбике нужно платить, исключение составляют авторские единичные работы.

Я хочу возродить татарский национальный костюм. И дело не только в его красоте и самобытности. В наши дни люди всё больше доверяют чужим символам и оберегам: китайским иероглифам, нецке, фен-шуй, забыв о том, что их предки обладали своими сакральными знаниями и защитой, которую в виде вышивки и украшений наносили на свой костюм. Это сейчас татарское платье вышито цветами, но изначально, они имели свой сакральный смысл наравне с коловоротом в русской вышивке. Не нужно пытаться наладить свою жизнь с помощью чужих традиций. За нас уже давным давно всё придумали и проверили в веках наши предки.

Татьяна Забегина: «Нам запретили бесплатно вышивать башню Сююмбике и казанский Кремль»

— Откуда берется рабочая сила для народных промыслов?

— В настоящее время уходит много мастеров, и сейчас на грани вымирания оказалось плетение кружев. Со временем, мы можем потерять и мастеров по кожаной мозаике и другим видам прикладного искусства. Сейчас мы работаем над специальной программой по привлечению к ремёслам в районах. Это даст возможность кому-то заняться любимым делом и при этом заработать. В эту же категорию входят и люди с ограниченными возможностями, по результатам работы не отличающихся от здоровых людей. В нашем швейном цеху работают три девушки с физическими отклонениями. Они пришли ко мне в поиске работы для инвалидов и с нежеланием бездельничать и стоять на бирже труда. Девочки очень способные и талантливые, у каждой своя тематика с которой она отлично справляется. Как говорят специалисты, арт-терапия лечит и помогает в адаптации. Дело ведь не в их природных отклонениях, а в нежелании обычных людей принять того, кто не похож на других. При ограниченных возможностях такие сотрудники остаются обычными людьми. Остаётся вопрос в другом: хотим ли мы, как руководители и коллеги это замечать.

Лера Гарипова 
Фото галереи можно увидеть здесь. 

Понравился материал? Поделись в соцсетях
0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite