Артур Хосровян: «Те, кто способен менять ситуацию вокруг себя уезжают из Казани»

Генеральный продюсер компании «Ozone Pro» в интервью KazanFirst

Артур Хосровян, несмотря на давно задвинутую на третий план диджейскую карьеру, известен большинству аудитоии как Dj Art, в профессиональных кругах музыкантов его знают под именем Jai. Он — один из тех, кто стоял у истоков клубной культуры Казани. Dj-Art  входил в сотню лучших ди-джеев России, а сегодня под именем Джай выпускает собственную музыку на западных лейблах и сотрудничает с музыкантами других сцен, делая довольно удачные попытки соединить прогрессивное звучание электроники с классикой, этникой и джазом. Но, все-таки основное время он тратит на продюсерскую деятельность, организовывая эйвенты и фестивали, а также туры иностранных артистов в России и много всего еще. Он рассказал KazanFirst, какой должна быть правильная клубная культура и почему у властей и талантливых людей не получается конструктивный диалог.

Артур Хосровян: «Те, кто способен менять ситуацию вокруг себя уезжают из Казани»

— Расскажи, когда и как ты начинал свою карьеру?
— Ди-джейскую карьеру я начал в 1994 еще на закрытых вечеринках, организуемых на полузаброшенных заводах и т.п.. Как музыкант немного раньше – свою музыку я писал еще в школе. Кроме этого всегда были различные проекты на радио и телевидении и это вообще отдельная история моей жизни.  Что касается клубной деятельности, то серьезно все началось, наверное,  в «Эйфории», которая, к сожалению, просуществовала не так долго. Будучи ди-джеем я представлял  Казань на крупных международных фестивалях, таких как «Kazantip», «Fort dance», «Euro dj Parade» и так далее. В качестве музыканта я трижды участвовал в фестивале «Сотворение мира», «Kremlin live» и ряде других крупных событий. В последнее время я больше известен под именем Джай, поскольку ди-джейскую работу оставил как хобби, и реализовываю себя как музыканта если говорить именно о музыке.

— Как ты считаешь, почему тебя любят?
— Я могу это только предполагать (смеется). Мне кажется потому, что я занимаюсь своим делом искренне. У нас же как обычно – люди стараются быть в тренде и совершенно теряют свое лицо. Я же придерживаюсь мнения, что обязанность любого продюсера и  артиста – вести людей за собой, а не идти за ними и исполнять то, что они хотят. Мне, честно говоря, не столько важно что меня любят, сколько  то, на что влияет моя деятельность и насколько она созидательна. Именно это убеждение, как я предполагаю, обособило меня лично и команду Ozone pro от других и обратило внимание аудитории. У нас на самом деле народ не такое быдло, как его принято считать. Среди них очень много людей думающих и резонирующих с искренними посылами. К тому же я и наша команда  начинали в 90е. Мы застали эпоху, когда электронная музыка только приходила в Россию – и просто подхватили эту волну.

 — Что значила «Эйфория» для Казани?
— В «Эйфории» была не только клубная культура, не только музыка. Там была создана творческая среда, что всегда важно в продвижении чего угодно. В «Эйфории» творило большое количество людей, которым никто не мешал, там были единомышленники и сообщество, через которое прошло множество талантливых людей.

Артур Хосровян: «Те, кто способен менять ситуацию вокруг себя уезжают из Казани»

— Почему же тогда клуб закрыли?
— Если посмотреть на историю человечества, то всегда существовала закостенелая система, т.е. социально-политическая машина, система стереотипов и убеждений, с помощью которых управляли массами. И всегда были инакомыслящие, люди, которые шли против системы. «Системе» вообще нужны инакомыслящие, это ее пища, жертвы, если хотите, если не будет «официального» врага, сложно будет находить виноватых и тогда «виноватой» может стать сама «система», это ее философия. Вспомните Баха, Галилео, декабристов, если для кого-то это слишком круто, то тогда длинноволосых жителей СССР 60-х. Примеров масса, их всех игнорировали, сжигали, отправляли в ссылки и стригли просто за то, что эти люди мыслили крайне неудобно и мешали контролировать массы, от них можно было ожидать чего угодно, только не отказа от своих убеждений, но проходило время и эти люди возводились в герои.  Тусовка «Эйфории», в каком -то смысле, была инакомыслящей. Властям было абсолютно все равно, что люди вместо подъездов собирались в клубе, встречались с новыми формами искусства, обменивались музыкой и книгами, делали перформансы и развивались как могли и многие из них связали свою жизнь с чем-то светлым и добрым. Точнее власти просто не хотели замечать этого, они не виноваты может даже, виноват их страх за свои кресла и спокойствие, который зачастую движет властьимущими. Для властей это было злачное место, которое им просто мешало спокойно спать, они склонны были найти там те незначительные проблемы и минусы, которые, безусловно, были, как и во всем их можно найти. 

Артур Хосровян: «Те, кто способен менять ситуацию вокруг себя уезжают из Казани»

Для закрытия «Эйфории» не было никаких причин. Но однажды там произошла перестрелка. И власти уцепились за эту возможность закрыть клуб, отряд спецназа избил всех, кто там был, а это около 500 человек, многих сутками не за что держали в отделениях милиции, этот террор в бардаке 90-х годов прошел незамеченным, т.к. даже интернета не было толком чтобы заявить об этом общественности, но тот циннизм с которым действовали власть имующие навсегда настроил против них большинство из тех, кто знает, что там было.  После ее закрытия наступило небытие. У людей иссякли силы и вера в то, что они делают. Нужно было что-то делать. И мы просто объединились, собрали молодых, что называется «получили благословение» у тех, с кого мы брали пример и у кого учились, и начали делать то, что позже получило широкую известность под именем Ozone pro.

— Проблема непонимания клубной культуры в Казани до сих пор актуальна?
— Для начала надо разобраться, что такое клубная культура. Почему-то под этим названием понимают заведение, которое работает ночью, куда люди приходят развлекаться, но это слишком узко и изначально не было так. Мы же не называем «байкерской культурой» соревнования по мотокросу, ринги для драк не относим к «карате-до», потому что эти понятия гораздо шире, они уже давно стали для их последователей стилем жизни, философией, состоящей из множества аспектов. Так называемая «клубная культура» возникла как движение,  включающее в себя практически все спектры искусства от музыки и танца до кино, театра и живописи и самое близкое определение всему этому, пожалуй,  «рейв движение», так его и по сей день именуют во всем мире. Это уже у нас в стране в силу множества обстоятельств среди которых и некомпетентность журналистов и ограниченность миропонимания властей, эту культуру сначала «загнали» в клубы, не давая возможности  устраивать что-то за их стенами, а точнее не поощряя и не поддерживая инициативы творческих сообществ, а потом объявив клубы рассадниками всего плохого, вообще про них забыли. Если, например, посмотреть что произошло в тех местах мира, где власти построили диалог с представителями молодежного искусства, то можно увидеть, что Швеция является одним из главных экспортеров музыки, Берлин превратился в яркую и многочисленную музыкальную столицу Европы и эти примеры можно продолжать. 

Артур Хосровян: «Те, кто способен менять ситуацию вокруг себя уезжают из Казани»

В Казани сегодня нет ни одного клуба, который бы выражал суть так называемой «клубной культуры», как она изначально задумывалась. Нет места, где собираются единомышленники, люди, резонирующие с искусством, которым нравится общение. В Казани клубы свелись к формату ночных питейных заведений, где «снимают телок и балдеют», а слабо понимающая в философии рэйва и музыке молодежь похотливо слоняется по этим заведениям с бокалами и важным видом.  Отсюда и складывается мнение, что клубная культура – это рассадник разврата и примитивизма, которые убивают нашу молодежь. Соответственно, клубной культуре не дают развиваться. Но есть и другая проблема. У нас борются с клубами, но не предлагают ничего на их замену. Сегодня в клубы ходят те, кому плевать на музыку, а открывают их те, кто и сам в своих пристрастиях и ценностях жизни ушел недалеко от пьянки и примитивных развлечений, и можно сказать в этом случае предложение мотивирует спрос.

Артур Хосровян: «Те, кто способен менять ситуацию вокруг себя уезжают из Казани»

— Чем ты занимаешься сейчас?
— Организацией крупных фестивалей и событий. Сейчас свою деятельность я бы разделил на две части: первая это коммерческая деятельность — продюссирование клубов, start up проекты, организация выступлений иностранных артистов, маркетинг, шоу-продакшн и т.п., это то, что позволяет поддерживать жизнедеятельность компании и кормить семью. Мы периодически организовываем выступления артистов первой величины, благодаря которым о Казани узнали во всем мире и в профессиональных кругах, в том числе и благодаря нам.  Вторая часть практически не приносит денег, зато отчасти компенсирует то, ради чего мы все и начинали: продвижение новых форм музыки, организация необычных мероприятий, сотрудничество с музыкантами и т.п. Этот вид деятельности несет не только развлекательную, но и некоторую воспитательную функцию. Потому что то, что мы делаем в клубах и на мероприятиях в каком то смысле выходит за рамки привычного понимания и мы занимаем достаточно радикальную позицию по отношению к той  пошлости и примитивизму  которые в основном пропагандируется не только в клубах, но и вообще в индустрии развлечений. Мы открыли двери  классической  музыке на танцполы, благодаря чему много молодых людей, практически не бывавших на концертах классики, прониклись  игрой живого симфонического оркестра и хора. Благодаря высокому уровню продакшена на наших мероприятиях, включающих в себя масштабные  декорации, многочасовые сценические перформансы многие люди поняли, что атмосфера в клубе достигается не количеством выпитого алкоголя, наркотиков или количеством голых женщин в шаговой доступности, а тщательно спланированным действом на сцене и в зале, душой, вложенной организаторами во множество мелочей от оформления и музыки до идеологии, донесенной аудитории. К примеру, после одного из фестиваля “RenaissDance” к нам подошли несколько человек и сказали, что у них не только  возник интерес к классике, но и впервые на мероприятии им и алкоголь пить то не хотелось, охота было трезвым наслаждаться тем, что происходило на сцене. Мы считаем, что даже ради нескольких таких человек стоило затевать все это, а ведь их далеко не несколько, скорее сотни, а возможно, и тысячи. Жаль только, что под всю эту красоту на одном из фестивалей RenaissDance по залу шныряли люди в черных масках с надписью ФСКН, заставляя молодых учителей, представителей консерватории, приезжих, дизайнеров и прочих рядовых посетителей мероприятия, идти с ними в туалет и мочится в их баночки. Представляете со сцены звучат стихи и слова об искренности и любви, а в зале черные маски шныряют. Ну, совсем как в жизни (улыбается). О каком продвижении искусства можно говорить, если даже по-человечески отнестись к людям не могут.

Артур Хосровян: «Те, кто способен менять ситуацию вокруг себя уезжают из Казани»

— Кстати тема бесцеремонного поведения ФСКН на мероприятиях сейчас актуальна. У вас получается выстраивать с ними диалог?
— К сожалению нет. Мы у них чуть ли не первые в списке, потому что  наши мероприятия одни из самых ярких, зрелищных и заметных в городе, поэтому ажиотаж среди молодежи присутствует, а где молодежь там всякое бывает, это ведь надо понимать, и поделать с этим мы ничего не можем, а им для выполнения плана ведь только это и надо. А тут еще «это непонятная монотонная музыка», «ненормальные танцы» — что только от них не наслушаешься, только вот кто эту норму определяет? Люди в погонах? Время? Мода? Вопросы скорее риторические.  По официальным данным ГНК на одном из крупных городских мероприятий из 300 (!) протестированных на наркотики, в крови они были обнаружены у 14-ти, это же меньше 5%, вы перекройте метро и сделайте то же самое, а потом выводы делайте.  В противовес этому сотни обиженных людей, оскорбленных девушек, я уж молчу про взятки и грубость.  Тем не менее, этот орган же призван делать очень полезную для общества работу, да и люди там прекрасные сами по себе работают, вменяемые по многим вопросам, от начальников до простых исполнителей, просто они «со своей колокольни» смотрят, у них все преступники и наркоманы, а когда мы пытаемся выйти на них с предложением о взаимодействии с молодежью и антинаркотической пропаганде через тех, кому молодежь доверяет и слушает, т.е. через самих организаторов, диджеев артистов и т.п., то в ответ слышим перестаньте проводить дискотеки, вы сами такие же и все такое. Но ведь с таким подходом  до молодежи совсем будет не достучаться, в Европе и Америке давно это поняли и поощряют проведение интересных событий и общение с аудиторией на языке и местах комфортных для молодежи.  В итоге, главным образом из-за этой проблемы, мы практически не проводим крупных мероприятий, сведя их количество до нескольких в год, а ведь все могло быть по другому и если кому то где то вовремя понять, что надо насаждать интересное, а не искоренять все подряд, мы с вами сейчас не имели бы в городе только  целый пласт посредственных питейных заведений и подъездов, где уже не добраться до молодежных сердец.

Артур Хосровян: «Те, кто способен менять ситуацию вокруг себя уезжают из Казани»

— Почему ты переместил свою деятельность именно в редкие фестивали и интернет?
— Потому что там есть творческое и инициативное сообщество, там можно с ним взаимодействовать. По большому счету нам от них ничего не надо, никакой прибыли. Все, что мы хотим — это делиться тем, что мы любим.

— Почему эти люди уходят в себя, не пользуются массовым продуктом и не хотят никак взаимодействовать с окружающей средой?
— Творческие люди вообще очень сложные во взаимодействии с социальной средой, а уж тем более с властью, с ними могут выстраивать диалог только такие же творческие люди. Я не знаю, возможно, это следствие того, что власти практически не поддерживают культуру, инициативы. Не только клубную, а культуру в целом. Много раз я видел, как организаторы каких-то фестивалей и мероприятий озабочены не тем, чтобы донести  идеи, а тем, чтобы загнать все в какие-то рамки, отчитаться перед властями или спонсорами и получить прибыль. Например, в прошлом году меня пригласили для участия в фестивале «Музыка Веры», причем не только как музыканта, но и как человека, понимающего в продакшене и маркетинге. К своему огромному ужасу я обнаружил, что члены орг.комитета — прекрасные в своих компетенциях люди, с огромным опытом и способностями,  в чьих руках делегированная им министерством возможность творить, думают о том, как угодить министерству, выделяющему им деньги, а не о том, как сделать фестиваль с многообещающим и обязывающим названием «Музыка Веры». Вместо того, чтобы привлечь к проекту людей, искренне посвятивших свою музыку Богу, они поделили фестиваль на «проценты религий» полностью исключив прекрасных представителей вероисповеданий, не относящихся к «официальным» и стали звать тех, кто смог бы угодить присутствующим на мероприятии нескольким представителям власти. В конце концов из страха перед «бюджетоимущими» они сделали отчетное мероприятие, максимум тянущее на название «Музыка 3-х религий». Проблема в том, что все думают не о своей миссии, не об аудитории, а об освоении бюджета  и милости у правительства. Я не знаю, что с этим делать.

В Казани огромное количество людей, которые могли бы что-то делать. Но они потеряли веру во взаимодействие с системой, с государством. Потеряли веру именно потому, что годами сложившаяся тактика и стратегия поведения не меняется, не работает на будущее. Это привело к тому, что те, кто может что-то сделать, максимально абстрагировались от системы. Часть из них пытается что-то самостоятельно делать, как мы, а часть задушила свой талант и пошла работать менеджерами.

Артур Хосровян: «Те, кто способен менять ситуацию вокруг себя уезжают из Казани»

— Неужели все так плохо?
— Конечно нет, есть много прекрасного вокруг нас, просто вы вопросы задаете, наталкивающие на критику. В этом интервью, видимо, время говорить о минусах, а так можем о музыке поговорить, о любви и путешествиях, тогда все хорошо снова станет. А та ситуация, о которой мы говорим, может меняться, и она меняется, но на это уйдут годы и поколения. Чтобы исправить положение дел, надо строить диалог власти с теми сообществами, которые реально что-то делают. А этот диалог не строится потому, что ветви власти завязаны на отчетности. Каждый думает о том, как он отчитается перед вышестоящими инстанциями, совершенно теряя искренность и чувство ответственности в первую очередь перед самим собой и теми людьми для кого он это делает, а уж потом перед теми, кто ему дал деньги.

— Почему в Казани нет должного развития культуры, инициативной молодежи?
— С виду то, на самом деле, как бы есть. Есть много чем гордиться в отношении нашего города. Но внутри молодежных сообществ, там, где настоящие самородки бриллианты на самом деле ситуация неоднозначная. Мне кажется это из-за большой текучки людей. Мы находимся очень близко к Москве. Те, кто способен на что-то и хочет менять ситуацию вокруг себя, креативить — уезжают. Уезжают потому, что у нас очень развита кастовость, клановость. В итоге мы просто теряем эти кадры. А еще потому, что у нас привыкли поддерживать таланты из более крупных городов и стран или таланты международного значения, а про своих забывают. Например, господин Сладковский и его оркестр, «Сотворение мира», «Рубин» отчасти —  все эти проекты безусловно обратили внимание мировой общественности к республике и в этом надо отдать должное хитроумности и дальновидности нашего правительства. Но ведь наряду с этим, к примеру, камерный Хор РТ, где сосредоточены талантливейшие люди, не получает практически никакой поддержки, позволяющей им заявить о себе на весь мир, интереснейшие инициативы об  учреждении крупных мировых событий, исходящие от тех, кто уже плодотворно проявил себя,  рубятся на корню просто из-за того, что в кулуарах власти никто не хочет брать на себя ответственность. Примеров масса, и я даже не о себе или инициативах нашей компании говорю, а в целом о поддержке инициатив в среде молодежи и творческих сообществ.

Артур Хосровян: «Те, кто способен менять ситуацию вокруг себя уезжают из Казани»

— Что будет с молодежью и креативным сообществом, если ситуация не изменится?
— Если ситуация сохранится такой же, культурно-идеологический уровень будет становиться все ниже, ниже и ниже. Инициативы на местном уровне потихонечку иссякнут или перерастут в банальный отчетно-показушный уровень, возможно на фоне этого сначала в республику зайдут «творческие силы» Москвы и зарубежья, которые успешно присосуться к бюджетам, но такой расклад ведь достаточно тупиковый и я очень надеюсь, что этого не будет. Надо понимать, что поддерживать творческие начинания нужно именно там, где это проблемнее всего. Это клубная среда, рок-музыка,  экстремальные виды спорта и подобное. Важно, чтобы формировалась субкультура, потому что молодежь по-настоящему привлекается только в это. Надо работать только с теми, кто  искренен в своей деятельности и не движим жаждой освоения бюджета. Единственный выход — это создание инициативных групп и государственных структур, уполномоченных что-то решать, в том числе распоряжаться бюджетами, куда бы вошли люди этой среды, а не поставленные по знакомству, по родству или откуда-то сверху. Мне кажется, это многолетний путь, который нужно начинать. Нужно выстраивать диалог, давать возможности, и тогда что-то будет происходить. Я верю в это.

Елена Орешина
Фото: Егор Алеев

Понравился материал? Поделись в соцсетях
0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite