Тимур Тимуршин: «По сравнению с Москвой, выборы в Татарстане поражают количеством нарушений и безнаказанностью членов избирательных комиссий»

Гражданский активист в интервью KazanFirst рассказал о «казанском десанте» и бессмысленности сотрудничества с Управлением президента РТ по антикоррупционной политике.

Тимур Тимуршин родился в 1980 году (г. Врицен, ГДР) в семье военного и учительницы. В 1996 году, выиграв грант по программе Freedom Support Act, проводящейся правительством США, год проучился в кадетском классе El Camino High School (США), окончил гуманитарный факультет КАИ. Женат, воспитывает двух дочерей. В интервью KazanFirst активист рассказал о беспределе на выборах в Апастово, «Казанском десанте» на выборах мэра Москвы, своем отношении к Алексею Навальному и бессмысленности сотрудничества с Управлением президента РТ по вопросам антикоррупионной политики.

Тимур Тимуршин: «По сравнению с Москвой, выборы в Татарстане поражают количеством нарушений и безнаказанностью членов избирательных комиссий»

— Расскажите о нашумевших допвыборах в Апастово — что там происходило?

— В 2012 году ко мне поступило предложение от самовыдвиженца Раушана Валиуллина поработать в рамках его предвыборной кампании в Апастовском избирательном округе в качестве начальника его предвыборного штаба. Кампания была очень жесткой: мы сталкивались и с административным ресурсом, и даже с привлечением местных бандитов.  Порой доходило до откровенного маразма — привычка к безнаказанности, выработавшаяся у местных чиновников, толкала их на абсолютно идиотские с точки зрения нормального человека поступки: например, один сотрудник из аппарата администрации Апастовского района лично разъезжал по району на служебном внедорожнике «Гранд Чероки Ларедо» — таких машин немного на весь Татарстан — останавливал наших агитаторов, угрожал, отбирал агитматериалы. О его подвигах я написал в Твиттер, после чего он таки догадался снять с машины номера и ездил на ней без номеров. Когда мы снова написали в Твиттер про его внезапно появиашийся гений маскировки, он пересел на «четырнадцатую». И вот такие люди работают в администрациях районов. Я считаю, что представители всей этой плюшевой псевдоэлиты настолько потеряли связь с реальностью, что уже считают себя неприкасаемыми и даже не думают как-то скрывать свои действия. Выборы мы вполне ожидаемо проиграли, потому что ломать такую машину по фальсификации реультатов выборов с первого раза ни у кого не получается. Кандидат от «Единой России» Ильшат Гафуров получил порядка 95% голосов, это, на минуточку, на 20% выше, чем набрал на выборах президента в этом же году Путин. Собственно, это лишний раз подтверждает интеллектуальный уровень людей, которые любой ценой пытаются угодить власти, подделывая результаты выборов. Поэтому я не удивлен, что у нас в районах разруха — люди с таким менталитетом, с таким отношением и к себе, и к другим людям ничего путного создать не могут.

 

— Как пришла идея понаблюдать за выборами в Москве?

— Мне поступило предложение поработать на выборах мэра Москвы, в штабе Навального, но он мне не импонирует: во-первых, он — либерал, а я скорее социалист, у нас разные взгляды. Во-вторых, мне не нравится его бэкграунд, не нравится то, как он ведет полемику, поэтому предложение меня не заинтересовало. Тем не менее, я посмотрел, как работает он и его команда, побывал на его выступлениях — на мой взгляд, это новое слово в нашей политике, чисто западный подход. Агитацию он устраивал великолепно. Он единственный из кандидатов, кто проводил встречи с избирателями. Навальный умеет держать аудиторию на поводке, вести дискуссию — все смотрят на него, как завороженные. Также он сумел выстроить коллектив, в котором работают за идею. У него хорошие организационные способности. То, что он говорит, принимается как истина в последней инстанции. Опять же, мне это не очень нравится, поскольку я привык думать сам и крайне не люблю, когда пытаются думать за меня. Поэтому я решил выступить в качестве абсолютно независимого наблюдателя.

Тимур Тимуршин: «По сравнению с Москвой, выборы в Татарстане поражают количеством нарушений и безнаказанностью членов избирательных комиссий»

— А как появился «Казанский десант»?

— Выборы в Москве — это возвращение в стране публичной политики, впервые с 90-х годов. И накал страстей там был нешуточный. Мы с Игорем Веселовым, известным в Татарстане правозащитником, решили принять участие в выборах как независимые наблюдатели, не представляющие интересов кого-то из кандидатов, задачу для себя сформулировали как «добиться максимально честных выборов на наших участках, кто из кандидатов победит — не так важно». В итоге на наше предложение о формировании  группы наблюдателей откликнулось более 400 человек, около 200 были готовы ехать, в конечном итоге мы координировали группу из 54 человек. Я считаю, что это очень хороший результат — раз уж мы смогли организовать полсотни людей на выборы в Москве, то в Татарстане мы уже сможем выставить не менее тысячи наблюдателей, и закрыть почти все УИКи. За две недели нам удалось собрать группу, организовать их приезд в Москву, разместить, распределить на избирательные участки, обеспечить необходимыми для работы материалами, связью, договориться со СМИ и другими организациями наблюдателей о сотрудничестве и прочее. Татарстан стал единственным регионом, который смог организовать целую группу наблюдателей, притом немаленькую. На 22 участках, где присутствовали наблюдатели из «Казанского десанта», крупных нарушений выявлено не было, мелкие нарушения оперативно устранялись членами УИК. Правда, некоторые сомнения у нас вызвали результаты выносного голосования, превышающие аналогичные показатели на предыдущих выборах. Но, по сравнению с Москвой, выборы в Татарстане, в том же Апастово, поражают количеством нарушений и безнаказанностью членов избирательных комиссий.

Тимур Тимуршин: «По сравнению с Москвой, выборы в Татарстане поражают количеством нарушений и безнаказанностью членов избирательных комиссий»

— Почему вы занимаетесь тем, чем занимаетесь? Врожденное чувство справедливости?

— Конкретной причины назвать не могу, тут целый комплекс причин. Мне категорически не нравится, что у нас в политике есть персонажи, которые искренне считают, что они вправе принимать решения о том, какой должна быть жизнь в республике и стране. В Татарстане много всяких нарушений — у нас леса вырубают под жилье для судей, чиновников и депутатов, ЖКХ, мягко говоря, плохо работает. Это меня касается, почему я должен спускать это с рук, опускать глаза и молчать, когда происходят такие вещи? По большому счету, в республике убито сельское хозяйство — можно говорить о том, что сейчас неурожайные годы, но почему-то при Советском союзе все было хорошо. Тоже самое происходит с промышленностью. Идет очень сильное расслоение общества, оно уже сейчас заметно. Я планирую жить в этой стране, у меня здесь растут двое детей. Я хочу, чтобы у нас в стране делали дороги, работали предприятия. У нас люди почему-то боятся бороться за свои права, но «Казанский десант» показал, что такие люди есть, и их становится все больше и больше. Сложившаяся в стране ситуация понятна не только мне, она понятна многим. Для того, чтобы ситуация поменялась, нужно что-то делать прямо сейчас, и я делаю то, что могу, на что хватает сил.

Тимур Тимуршин: «По сравнению с Москвой, выборы в Татарстане поражают количеством нарушений и безнаказанностью членов избирательных комиссий»

— А что вы думаете по поводу Управления президента РТ по вопросам антиоррупциой политики?

— У нас в республике уже есть несколько различных органов, призванных бороться с коррупцией, хотя, по большому счету, это — задача МВД. Если создаются еще какие-то структуры, значит, МВД не справляется? Давайте тогда его реформировать. Сейчас, как я понимаю, «профессиональных» борцов с коррупцией все устраивает: получают зарплату, пишут отчеты о том, что средний размер взятки в Татарстане составляет 6500 рублей, в крайнем случае поймают физрука на взятке в 500 рублей и осудят его по всей строгости закона, а реальной работы — нет. Например, то же Управление президента РТ по вопросам антикоррупционной политики еще два года назад выявило махинации с жильем для ветеранов в Буинском районе, однако никаких действий больше предпринималось, а ситуация получила развитие, ославив Татарстан на всю Россию, лишь после того, как в программе «Человек и закон» появился сюжет на эту тему. Чем занимались эти два года сотрудники Управления — непонятно. В чем их работа? Далее — по этому делу, насколько я знаю, завели одно уголовное дело, на главу муниципалитета, но ведь о ситуации знали все местные службы типа прокуратуры, куда поступали жалобы. Пожарные и другие структуры даже принимали участие в приемке некондиционных домов и квартир, однако в их отношении никакие меры так и не приняты. Бывший глава Буинского района, ушедший с должности после скандала с жильем для ветеранов, сейчас работает в «Ак Барс Холдинг», а это близкая к властям республики структура. Асгат Сафаров перед увольнением озвучил информацию об аффилированности структур ЖКХ с чиновниками республики, причем даже назвал конкретные фамилии и детали семейных бизнесов. Реакции властей до сих пор не последовало, и даже информацию, содержавшуюся в этом докладе, до общественности не довели. Или, например, выявленная гражданским активистом и экологом Нелей Биктимировой черная схема, по которой в поселке Кояшлы землю получили депутаты, судьи и чиновники республиканского уровня — по этому делу нет никаких движений. Зачем официальные борцы с коррупцией вообще нужны с таким подходом? Они не хотят сотрудничать с теми, кто готов им помогать. У них есть свой мирок, в котором они живут, делают отчеты о пойманном на взятке в 500 рублей физруке или враче, которого они посчитали коррупционером за коробку конфет и бутылку коньяка. Их такое положение вещей устраивает. Я считаю, что это не работа, а всего лишь ее коньюнктурная имитация с постоянными оглядками «наверх», поэтому не вижу смысла с ними сотрудничать.

KazanFirst
Фото из открытых источников

Понравился материал? Поделись в соцсетях
0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite