Александр Гордон: «Я чаще всего соглашаюсь на ту работу, которую я не могу испортить»

Основатель Партии общественного цинизма о кино, искусстве, правде, политике, женщинах,  Чебурашке и тех, кого он ненавидит

Основатель Партии общественного цинизма о кино, искусстве, правде, политике, женщинах,  Чебурашке и тех, кого он ненавидит.

— Вы стали почётным гостем на закрытии казанского международного кинофестиваля мусульманского кино. По Вашему мнению, нужен ли такой фестиваль в России и насколько актуальна его религиозно-светская специфика?

— Мне пока сложно судить о том, что собой  представляет данное мероприятие, так как я познакомился с фестивалем только после приглашения на сам фестиваль. Я уже был в Казани с туром по одному из своих фильмов посвящённых обсуждению демонстрируемой картины. Но в качестве почетного гостя на фестивале впервые. В России уже достаточно много безликих кинофестивалей, существование которых мне абсолютно непонятно. Например, я не понимаю политику такого монстра, как «Кинотавр», мне не понятны критерия отбора фильмов и кто при этом сидит в жюри. У казанского фестиваля чётко выстроена тематическая линия и прозрачны критерии отбора лент, что является его большим преимуществом.  Ислам — это разговор долгий, и в одну беседу мы с вами не уложимся. А если заводить тему о религии, сам я наполовину еврей, крещеный и скорее всего атеист (смеётся). Вообще я буду только рад, если после моего присутствия в рядах гостей дела у казанского фестиваля пойдут в гору.

Александр Гордон: «Я чаще всего соглашаюсь на ту работу, которую я не могу испортить»

— Возможно ли сейчас сделать хорошее отечественное кино?

— Фильм, как беременность, он отнимает у тебя всё, вплоть до кальция зубов. Чем больше у тебя денег и режиссерского маневра, тем больше у тебя возможность получить хорошую картинку и нужный результат. У нас же все проекты упираются строго в финанисирование. Обычно как бывает, ты ищешь деньги, их нет-нет-нет, а потом, бах, они появились и ты снимаешь быстро-быстро. Потом опять долго нет финансирования и ты его ждёшь и ищешь. Затем, оно снова внезапно появилось, и ты галопом доделываешь ленту, пока снова деньги не кончились. И при таких скачках из хорошей картины появляется тот самый артхаус, который я терпеть не могу. У нас в стране вообще с финансированием всё как-то странно. Я считаю, что хотя бы раз в два года государство обязано выделять деньги для мэтров нашего кинематографа, которые в принципе ерунду никогда не снимут. А в результате, талантливые режиссёры с огромным трудом ищут средства для своих съёмок. И при этом, у нас с лёгкостью находятся финансы на лабудовые проекты, которые потом даже в прокат не выходят.

Александр Гордон: «Я чаще всего соглашаюсь на ту работу, которую я не могу испортить»

— Кроме хаоса в культуре, в нашей стране творится что-то непонятное в области политики, например, недавние выборы мера в Москве и давление США на Россию по Сирии — как это может отразиться на жизни нашей державы?

— Что касается выборов, то для меня с самого начала было всё прозрачно и понятно. Государство делало расчет на то, что эти выборы не дадут обратить внимание на выборы в Думе, предотвратив очередные массовые митинги с требованием по пересчёту голосов. Победа Собянина вышла с разницей в полтора процента, и при этом Навальный что-то три раза тихо сказал на трибуне перед толпой с транспарантами про второй тур и всё затихло. Навальный вообще очень странная личность: сначала он был осуждён на 5 лет за воровство госимущества, потом выпущен из под стражи и допущен до выборов, после чего его возможно вообще только условным сроком наградят. Видимо у Навального большое политическое будущее, так как у него нет никаких принципов. Сначала он был «засланным казачком» и персона «нон грата», а сейчас он работает на тех, к кому его заслали.

А с Сирией ничего непонятного нет – Россия очень удачно выкрутилась, ответив Штатам «Зачем же сирийцев бомбить, если они открывают нам свои границы и показывают, что у них нет никакого химического оружия». Но США это так не оставит, они всё равно найдут, как из этой ситуации выкрутиться. Голос Сирии пока слышат, но в истории было немало случаев исчезновения целых народов, в том числе и в нашей стране. Евреи, которые могут возвысить голос, всё время говорят об унижении еврейского народа, но никто не помнит об уничтожении цыганского народа, который навсегда лишился своей земли и не имеет право голоса. Когда чеченцев срывали со своей Родины, сажали эшелонами на поезда и отправляли жить в совсем другое место. Об этом же сейчас тоже никто не говорит.

— Что для Вас есть тема для искусства в этом мире?

— Всё является темой для искусства. Никогда не знаешь, что в тебе зажжёт огонь. Спилберг рыдал на площадке «Списка Шиндлера», а вечером домонтировал «Парк юрского периода». Основа сознания человека — это идея. А идея — это двигатель, заставляющий нас просыпаться по утрам. И у каждого она своя. Именно поэтому мы все просыпаемся по-разному – из-за отсутствия или наличия собственных идей для стремления к ним и воплощения их в жизнь, а не потому, что кто-то из нас сова, а кто-то жаворонок. Это моё личное мнение, хотя глядя на работы мировых кинематографистов, я понимаю, что кто-то из нас неправ: либо кинематографисты, либо я. Я предпочитаю думать, что они, так как те не подозревают о моём существовании (смеётся). А вообще, я кино не люблю, добровольно его никогда не смотрю, только по производственной  необходимости. Не считаю кино искусством, и поэтому считаю себя несчастным человеком.

Александр Гордон: «Я чаще всего соглашаюсь на ту работу, которую я не могу испортить»

— А как же Ваш «Закрытый показ» на Первом? Вы же сам отбираете себе картины.

— Я не только не отбираю картины, я даже не могу их рекомендовать. Поскольку, когда я их рекомендую, то у окружающих сразу возникает вопрос, а что с этого имеет сам Гордон. Поэтому, отбором занимаются специальные люди. Программа популярна ведь не из-за показа какого-то особого кино, я не специализируюсь на премьерах и большинство людей к моменту моего просмотра уже эти ленты видели. Обсуждение фильма имеет большую популярность, чем сам просмотр.

Что до современной кинополитики, то у нас либо избирательное кино узкой направленности и не для всех, либо Голливуд-аттракцион, который сейчас снимает для зрителя 5+, а в такую возрастную категорию для меня подпадают все Штаты. У нас пропало обычное зрительское кино, которое было хорошо развито в Советском Союзе. Поэтому, в кино мы будем ходить либо чтобы недоуменно поскучать, либо чтобы пожрать попкорн, и нас при этом неплохо развлекли.

Александр Гордон: «Я чаще всего соглашаюсь на ту работу, которую я не могу испортить»

— Но Вы до сих пор гармонично вписываетесь в сетку вещания…

— Нужно понимать, что современное телевидение, особенно федеральные каналы — это бизнес. Сейчас в основном Ургант занял всё эфирное время. Я ничего не имею против Вани, но сколько ж можно-то? Пора бы как-нибудь уже и сократиться, чтоб другие в эфир попали.

— Насколько велика роль женщины для Вас и в современном искусстве?

— Женщина очень похожа на человека и живет рядом с ним (смеётся). В своё время я вёл на радио программу «Гордон Жуан», где пытался разобраться в женщинах и что они из себя представляют. Хулиганистая такая передача была. В итоге, я там доразбирался (смеётся). На самом деле, в искусстве не важна гендерная принадлежность. Важно то, что человек умеет, и что при этом он может дать другим. Искусство — это либо исповедь, либо проповедь. Я человек воспитанный на консервах 19 века, поэтому, у меня тут своё отличное от других культурное видение.

— Что важнее для журналиста: говорить осмысленную правду, но подвергать себя риску или играть по чужим правилам и быть в безопасности?

— В наши дни честный журналист — это тот, кто продается однажды. Я запрещаю своим студентам называть себя журналистами, так как журналист всегда должен говорить правду, а она у каждого своя.

Александр Гордон: «Я чаще всего соглашаюсь на ту работу, которую я не могу испортить»

— Вы с 1997 года живёте и работаете в России, но у вас до сих пор американское гражданство – почему?

— Я уже вёл разговор на эту тему в программе у Познера, и показывал свой паспорт. Дело в том, что у меня в Штатах живут родственники, и если я откажусь от гражданства, меня внесут в чёрный список и больше никогда не пустят в страну, а это для меня крайне важно. В США не прощают такого предательства. Как и в нашей стране у меня всё было непросто. Когда меня ещё в СССР лишили советского гражданства, и я решил уехать на Запад, меня так просто не выпустили. Лишив меня и моих близких Родины, с нас ещё потребовали по 600 рублей с каждого, по тем временам это грабительская сумма, на оформление отказных документов. Сейчас, я гражданин двух стран и когда вернулся обратно в Россию и потребовал вернуть мне моё отобранное гражданство России, с меня опять потребовали за это денег – долларов двести и через два дня ты уже гражданин.

— Чем отличаются американский русский зритель от российского?

— В основном, это взрослая пожилая аудитория. Русский зритель в Америке по-советски наивен, как ребенок. Верит всему, о чём говорят в телевизоре. В отличие от российского телезрителя, у них очень заторможенная реакция, приходилось новости читать в два раза медленнее, чем это делают здесь в России. Я был звездой Брайтон Бич, когда работал на самом популярном в Штатах русскоязычном канале. Но когда в один прекрасный день мы разругались с руководством телеканала и я был вынужден уйти, пропав из эфира, жители одного дома на Брайтоне собрали деньги на мои похороны, так как были убеждены, что я умер (смеётся).

Александр Гордон: «Я чаще всего соглашаюсь на ту работу, которую я не могу испортить»

— Какие новые проекты Вы планируете запустить в будущем или принять в них участие?

— Я чаще всего соглашаюсь на ту работу, которую я не могу испортить. Единственное, что я сделал неправильно, это выпустил Владимира Соловьева на телевидение, о чём сейчас сильно жалею.

— Чем является для Вас политика? Это Ваше хобби?

— Мне она интересна, поскольку пользуется сейчас популярностью. Если бы я всерьёз занимался ею, то был бы уже давно наверху у руля власти.

— Но у Вас же была своя партия и Вы собирались баллотироваться в президенты в 2000 году…

— Так я и участвовал в президентских выборах, за меня голосовали. В результате, по итогам голосования, я занял второе место после Чебурашки и считаю, что это почётно.

Лера Гарипова
Фото из открытых источников

Понравился материал? Поделись в соцсетях
0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite