Марат Бикмуллин: «Государство должно поддерживать социально значимые рынки»

Казанский бизнесмен в интервью KazanFirst рассказал о своем становлении в качестве предпринимателя и трудностях, с которыми сталкивается малый и средний бизнес в Татарстане  

Марат Бикмуллин – известный казанский бизнесмен, владелец нескольких разнопрофильных компаний: радиостанции «БИМ-радио», сети аптек «Сакура» и т.д. В интервью KazanFirst он рассказал о начале своего пути, новых бизнес-проектах, а также трудностях, с которыми сталкивается малый и средний бизнес у нас в республике.

 – Сейчас вы учредитель целого ряда бизнес-проектов. Расскажите, с чего все начиналось?

– Мой первый бизнес был в 7 лет. Мы с двоюродным братом собирали бутылки в оврагах, сдавали их и на эти копейки купили себе щербет. Потом я зарабатывал деньги, трудясь в летние каникулы – подметал заводские улицы. На последних курсах университета я изобрел портативный измеритель жирности молока – без прицела на то, чтобы его продавать. Потом узнал, что в колхозах для измерения параметров молока используют вагончик, где работает несколько лаборантов – это было дорогостояще, и долго нужно было ждать результатов. Я предложил им свой прибор, но он не вызвал у них энтузиазма, поскольку советская экономика была построена по затратному принципу, им нужно было осваивать деньги. После этого я переключился на другую тему, которая была куда более востребована. В те годы появились первые радары для измерения скорости автомобилей, и я разработал устройство, которое сейчас называется антирадар. Предполагаю, что первые антирадары в Казани были моего производства. Еще делал автомобильные синтезаторы, которые пользовались бешеным спросом. Продавал их на авторынке. Время тогда было криминальное, но мне везло, у меня не было кабальных отношений с криминалитетом. Им, видимо, импонировало, что такая необычная техника продается только на их рынке. Так продолжалось до тех пор, пока не открылись границы для импорта. Рынок заполонила недорогая, качественная, сделанная индустриальным спросом техника – я перестал быть конкурентоспособен. 

Марат Бикмуллин: «Государство должно поддерживать социально значимые рынки»

– К тому времени у вас, наверное, накопился первоначальный капитал?

– Да, небольшой, и я, как все, занялся торговлей. Познакомился с руководством «Татмехобъединения», стал закупать для них овчину на Северном Кавказе. Это был хороший, прибыльный бизнес – до тех пор, пока на Кавказе стало неспокойно. Мы прекратили там деятельность и создали новые интересные проекты. Одним из них было «БИМ-радио» – первая в Казани коммерческая радиостанция. Потом у нас появилось радио «Курай». В 1994 году создали еще одно предприятие – «Сакура», которое занималось оптовой торговлей медикаментами. Закупали медикаменты на фармзаводах и распределяли их по аптекам России. Нашей задачей было обеспечить аптеки большим ассортиментом лекарств. Но по мере того, как импортные лекарства получали разрешение минздрава на  использование на территории России, они начали вытеснять отечественные. Наши бедные заводы не могли с ними конкурировать. Те, кто делал ставку на работу с зарубежными компаниями, поднялись. А те, кто сотрудничал с отечественными, как мы, опустились вместе с отечественной фарминдустрией. В 2002 году мы начали развивать свои аптеки, и деятельность перешла в розничное направление. Пожалуй, самый интересный, беспрецедентный проект, который мы сейчас делаем – фонд биографических интервью «Аярис». Его цель – сохранить для потомков историю жизни человека с помощью видео, чтобы у каждого жителя Земли был фильм о себе. Пока что мы работаем в режиме опытной эксплуатации, но на сегодняшний день уже сняли несколько сотен фильмов.

 – С какими трудностями сталкивается малый и средний бизнес у нас в республике?

– Самая главная трудность – это зарегулированность, ибыточность контроля. Это создает дополнительные риски, которые приходится закладывать в цену продукции. Отношения государства и бизнеса пронизаны недоверием, ровно как и отношения государства и людей. Алексей Навальный правильно сказал, что главная проблема сейчас – суды. Людям не доверяют выбирать судей. Когда судью назначает исполнительная власть, то как он может идти против нее? Он действует в интересах своих бенефициаров. Это касается и уголовного, и хозяйственного права. У нас предостаточно примеров рейдерства, когда с помощью судов захватываются предприятия, отнимается собственность. Поэтому люди осторожничают в плане инвестирования, думают, стоит ли закупать новое оборудование, расширяться, и в итоге решают создать маленькое предприятие, непривлекательное для рейдеров. Поэтому бизнес у нас мелкотравчатый. Люди боятся вкладываться деньги – неизвестно, откуда прилетит дракон. 

Марат Бикмуллин: «Государство должно поддерживать социально значимые рынки»

– На что, по-вашему, должна быть направлена господдержка малого и среднего предпринимательства?

– Любой бизнес – это риск. Помощь бизнесмену противопоказана. Он сам должен подтвердить способность вести бизнес. Если он перескочил эту ступень благодаря чьей-то помощи и на поверку оказался неспособным бизнесменом, то это создает проблемы для рынка. К примеру, из-за того, что он меня подвел, я вынужден повышать цену на свою продукцию, а от этого страдает потребитель. Я за господдержку, которая была бы направлена на развитие инфраструктуры бизнеса. Если у государства есть деньги на господдержку, то пусть оно оказывает ее, например, компаниям в сфере ЖКХ – там нет рынка и много чиновничьего прихвата. Если не состоишь в дружеских отношениях с нужными людьми, получить заказ на содержание территории или асфальтирование дороги очень сложно. Государство должно создавать страховые фонды, давать дешевые кредиты на кассовый разрыв, поддерживать социально значимые, новые рынки. 

Марат Бикмуллин: «Государство должно поддерживать социально значимые рынки»

А в чем вы видите инвестиционную привлекательность Татарстана?

– В первую очередь, Татарстан привлекателен в силу своего высокого образовательного уровня. В Казани есть два сильных вуза, где пока еще готовят хороших специалистов. Здесь можно делать высокоуровневые проекты. Также, благодаря нефти, в Татарстане есть платежеспособный спрос, здесь можно хорошо вести торговлю. В-третьих, здесь политически спокойная обстановка, нет междоусобиц, как в других полиэтнических регионах – это тоже повышает коэффициент привлекательности. Когда я был депутатом Казгордумы, то предлагал сделать Казань образовательным центром мирового уровня – у меня была написана программа на этот счет. Хотел, чтобы у нас можно было получить образование того же уровня, что и в Гарварде, но по цене, в два раза меньшей. Это дало бы огромные поступления в бюджет, и это совершенно чистые деньги от продажи мозгов – не надо никакого «Оргсинтеза» или «Нэфиса», никакого загрязнения экологии. Приток малоквалифицированной рабочей силы заменился бы притоком лучших представителей своих стран, численность населения увеличилась бы за счет людей первой категории.

 – Чем вы еще занимались, когда были депутатом?

– Я выражал интересы своих избирателей, жителей Авиастроительного района. Нам удалось построить там спортивный центр, привести в порядок улицу Миля. Также я работал в комиссиях по градостроительству, моей задачей было не допустить перезонирование парков в объекты иного назначения – практически на каждой сессии вносились предложения, скажем, из рощи сделать торговый центр или жилищную застройку. Я голосовал против, но, к сожалению, не поддерживался большинством, так как оно зависимо от президиума. 

Марат Бикмуллин: «Государство должно поддерживать социально значимые рынки»

– Поэтому в Казани нехватка общественных пространств?

– Это неизбежные последствия дисбаланса властей. Когда административная власть доминирует над представительной, все решения принимаются в тиши одного кабинета – в зависимости от того, какие звонки поступают сверху, от людей, которым невозможно отказать. Когда представительной власти нет, депутаты выбираются по списку. Пока не будет демократии, жизнь людей будет зависеть от уровня честности и гуманизма главного руководителя. Депутатам никто не должен указывать сверху, звонить и говорить: «проголосуй за то, чтобы в парке «Крылья советов» построили базу ФК «Рубин». Кстати, так и произошло, и теперь этот парк работает не на жителей, а на маленькую группу людей.

Игорь Тишин
Фото: Егор Алеев

Понравился материал? Поделись в соцсетях
0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite