Гузелия Махмутова: «У казанцев нет общих дел»

Руководитель проекта «Архидети» рассказала почему в Казани нет коммуникационных зон и сообществ по интересам  

Руководитель проекта «Архидети» рассказала почему в Казани нет коммуникационных зон и сообществ по интересам. При этом есть много маленьких разрозненных групп, которые реализуют свои направления на минимальном уровне. Но объединившись общей идеей, новым подходом к решению проблем, можно сделать больше.                                       

– Что такое «Архидети?»

– Это благотворительный проект, которые помогает детям распознать талант, определиться, чего они хотят в жизни и действительно ли выбранный путь – это их судьба.

– Когда и почему появился этот проект?

– В 2008 году. Я училась на втором курсе КГАСУ и мне в голову пришла мысль, что талантливых детей некому поддержать. Откровенно говоря, при поступлении ты никому не нужен, никого не интересуют твои увлечения, цели, достижения. Я поняла, что если показать талант раньше, чем при поступлении в университет, то можно добиться того, что этого ребенка просто захотят взять, и будут предлагать наилучшие условия.

– Как дети попадают в ваш проект?

– Сначала они делают свое портфолио, с работами в разных направлениях. Потом самый сложный этап – собеседование. Мы начинаем реально понимать, какие у ребенка есть способности, стремления и желания.

Гузелия Махмутова:

– На кого изначально были направлены «Архидети»?

– В начале мне казалось, что самые несчастные дети – в детских домах. И первая группа была набрана именно оттуда. Отобрали талантливых детей, позанимались с ними, договорились с дизайнерской школой «ДАШКА», что они предоставляют нам бюджетные места. Потом в КГАСУ заинтересовались системой­ – стало ясно, что через несколько лет талантливые ребята могут оказаться у них.

– Кто был потом и как именно выбирались категории детей для участия в программе?

– Начали мы с детей из детских домов. Это самая незамотивированная категория. Их позиция – «все есть, спонсоров много, государство обеспечивает – зачем мне работать». По большей части в этом виноваты спонсоры, которые неправильно проявляют свою добродетельность. Результаты, конечно, были. Но, откровенно говоря, это был  самый сложный проект ­– сделано было много, а результат не оправдал ожидания. Второй проект – дети из приемных семей. У этой категории мотивированность оказалась еще ниже. Они уже нашли родителей, как правило – семьи достаточно обеспеченные. То есть из неплохих условий детского дома они попали практически в сказку – мотивации трудиться нет.

– С кем вы работаете сейчас?

– С детьми из малообеспеченных семей. Получается, что это самая необходимая категория детей. Они нужны нам – и мы нужны им. Среди них очень много талантливых и трудолюбивых ребят. Но все стопорится на уровне каких-то материальных или физических затруднений.

Гузелия Махмутова:

– Каков средний возраст детей и как долго они участвуют в программе?

– Мы помогаем детям от 11 до 14 лет. С каждой группой мы работаем по полгода. Три раза в неделю у них занятия – рисунок, композиция, живопись. Есть еще такие предметы как моделирование, экодизайн, граффити, стрит-арт. Показываем новые направления в искусстве, материалы. Так же есть занятия по раскрепощению, актерскому мастерству.

–Для чего нужно раскрепощение и актерское мастерство?

– Им надо помочь избавиться от подростковых комплексов, стереотипов. Их особенно много у по-настоящему творческих детей, которые всегда и во всем остаются «белой вороной».

Сколько детей у вас обучается одновременно?

– Мы берем группу до 16 человек. Если группа будет больше, то индивидуального подхода к каждому не будет, мы не сможем получить качественный результат. Самые яркие выпускники остаются в нашей команде ­ – становятся помощниками преподавателей, реализуют свои проекты. Мне кажется, эти ребята – поколение, которое нас сменит.

Гузелия Махмутова:

Проходит полгода. Что делают архидети потом?

– По окончании курса они собирают новое портфолио для «ДАШКИ», чтобы показать уровень которого достигли.

– С какими проблемами сталкиваетесь?

– Сейчас идет кризис талантливых детей. Уже все университеты страдают от этого. Одно дело просто учиться, другое дело – творить что-то новое, невероятное.

Проект благотворительный. За счет чего он живет?

– В основном гранты. Сейчас мы так же начали реализовывать несколько проектов, связанных с выпуском собственной продукции. Фотоработы, картины, одежда и так далее. То есть то, что нам не так сложно произвести, а людям в радость купить. Сейчас у нас стали появляться платные места. Есть дети, которые просто хотят оказаться в нашем круге, среде. И их родители готовы платить за занятия и материалы, которые будут затрачены. Главное для них, чтобы ребенок оказался в хорошей компании.

Гузелия Махмутова:

– Кто выделяет гранты и на что они направлены?

– Мы получали поддержку от министерств, РЖД и других организаций. Они направлены на поддержку одаренных детей.

– Вы воспитываете талантливых детей. Но готов ли город продолжить это воспитание?

Мы любим свой город. Мы ценим историческое наследие Казани. Но не всегда нравится, как оно меняется. Посмотреть хотя бы на новые сооружения, которые меняют облик Казани. На наш взгляд, не всегда в лучшую сторону. Нам очень хочется, чтобы и старая Казань достойно сохранялась, и появлялась новая качественная архитектура- все это должно сосуществовать в гармонии.

– Отвечает ли городская среда потребностям талантливых детей и из чего она состоит?

–  Зачастую люди не понимают, что среда это не только здания, дороги и мосты, которые нас окружают. Это то состояние, в которое ты попадаешь, выходя из любого сооружения. Например, ребята из нашего проекта улице Баумана предпочитают Кремлевскую. Баумана – это улица- «лицо города», но на ней стоят торговые лавочки. Висит огромное количество безвкусных вывесок, которые просто портят улицу. Та же Кремлевская – историческая, пока ее не засорили вывесками, там нет безвкусного рекламного бреда, остается улицей с «душой». А ведь можно сделать все вывески в едином стиле, чтобы они не портили облик города, но при этом и было понятно, что там находится.

Гузелия Махмутова:

Что такое Казань сегодня для горожан?

– Откровенно говоря, Казань сейчас привлекает много внимания. Город динамично развивается и застраивается ,но, к сожалению, для кого-то  это не город, где казанец отдыхает, живет, где у него есть единомышленники и друзья, это всего лишь формат заработка. Поэтому многие и не задумывается о внешнем виде Казани, о брошенном где угодно мусоре и создании коммуникационных зон. Нам не хватает активистов, которым небезразлична среда, ощущения города. Которые бы подмечали нюансы – что нравится людям, где им привычнее отдыхать, даже мусор бросать. Все понимают, что такие люди нужны, но за это никто не берется. Такие герои есть в других городах, у нас тоже должен появиться такой. И даже не просто активист, а тот, кто умеет мыслить под другим углом, совершенно иначе. Тот кто и традиции может сделать модными, да и  то, что модно — когда-нибудь станет традицией.

– Внешней красоты недостаточно для комфортного существования в городе?

– Комфорт ведь складывается не только из красоты фасадов, работы, зарплаты и квартиры, порой реально хочется ощущать, что это твой любимый город. Для этого у людей должна быть возможность влиять на жизнь Казани.

– Что для этого нужно?

– Власти должны создать условия для развития и формирования сообществ единомышленников в большем масштабе.

Гузелия Махмутова:

 – Разве в городе нет мест, где можно собраться с друзьями?

– Мало мест, где можно действительно встретиться с друзьями, единомышленниками. Нет коммуникационных зон. Нашим творческим необычным подросткам негде провести время. Есть определенные нормы и правила, сформированные в обществе, при этом появляется очень много новых форматов и стилей. И ведь творческая молодежь активна и готова формировать, менять город. Возможно, не сразу будут приняты новые идеи, но это и есть часть воспитания. Чтобы это не оставалось непонятной диковинкой, а уже гармонично вписывалось в жизнь горожан.

Кто формирует город сейчас?

За последние годы динамично меняются интересы, увлечения. Молодежь меняется очень быстро. Но вот в понимании городской среды очень сложно изменить все и сразу, так как бюрократические вопросы порой затягиваются. В этом вопросе важнее всего понять, какое поколение мы получим через 10-15 лет, поэтому систему надо пересматривать уже сейчас. Моментально ничего не делается, менять что-то в лучшую сторону придется долгое время, но это того стоит.

Что надо, чтобы Казань стала привлекательна для молодежи будущего?

– Изменить отношение людей к городу. Во время Универсиады многие гости Казани отмечали, что им было сложно найти общий язык с горожанами, казанцы даже не пытались ответить на просьбы о помощи. А ведь это культура, городская среда. Так происходит из-за того, что жители не чувствуют себя ответственными за город. Потому, что знают – они здесь ничего не решают и повлиять на направление развития столицы не в силах. В Казани исчезла традиция общения между собой. Это основная проблема отсутствия коммуникационных зон. У казанцев нет общих дел.

 

Елена Орешина

Понравился материал? Поделись в соцсетях
0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite