Как Лондон узнал о существовании Казани?

В 1841 году, в Петербурге, на французском языке,  была издана удивительная  книга «Казань и ее обитатели».  Она никогда не переводилась на русский язык и даже сейчас является библиографической редкостью. Об этой книге, о ее создателе и будет сегодняшний рассказ.

 В 1841 году, в Петербурге, на французском языке,  была издана удивительная  книга «Казань и ее обитатели».  Она никогда не переводилась на русский язык и даже сейчас является библиографической редкостью. Об этой книге, о ее создателе, британском подданном Эдуарде Петровиче Турнерелли и будет сегодняшний рассказ.

Эдуард Турнерелли родился 13 октября 1813 года в Лондоне, учился в Карловской коллегии в Ирландии на деньги богатых родителей, которые принадлежали к купеческому сословию. В поисках работы 23-летний юноша приехал в Россию и в 1836 году выдержал довольно сложный экзамен на право преподавания английского и латинского языков в Петербургском университете.

Это помогло англичанину получить свидетельство частного учителя и «вид на жительство» в России. Министерство народного просвещения рекомендовало прибывшему англичанину отправиться в Казанский университет, поскольку там открылась вакансия лектора английского языка. Таким образом, летом 1837 года Турнерелли открыл для себя губернский город Казань.

Еще до приезда сюда Турнерелли  заинтересовался местом своего  назначения. Петербургские друзья иностранца на вопросы о Казанской губернии либо пожимали плечами, либо рассказывали невероятные слухи о диком и кровожадном восточном крае с варварскими обычаями. Это подвигло будущего университетского лектора записывать и зарисовывать все свои впечатления о Казани. В результате довольно скоро на свет появился альбом видовых рисунков города. 

Как Лондон узнал о существовании Казани?

Изданный в 1839 году в одной из лучших типографий Лондона, да и всего мира, альбом с рисунками и пояснениями стал откровением, как для чопорной Европы, так и для многих россиян. Почувствовав живой интерес к своей работе  Турнерелли тут же попытался превратить его если не в капитал, то уж точно в общественное уважение.  Несколько экземпляров альбома предприимчивый британец направил наследнику престола Александру Николаевичу и министру народного просвещения  графу Уварову. В ответ цесаревич переслал Турнерелли благодарственное письмо и бриллиантовый перстень. Любопытно, что и на этом расчетливый иностранец не остановился. Следующим письмом Турнерелли попросил ректорат Казанского университета отметить эти милости в его послужном списке.

 Как Лондон узнал о существовании Казани?

Спустя три года, в 1842 году, Турнерелли обратился в Министерство финансов с предложением издать его литографии за государственный счет или по подписке. Но министр на это не пошел. В частной записке Н.И.Лобачевскому Е.Ф.Канкрин писал: «К этому официальному письму я присовокупляю, почтеннейший Николай Иванович, что хоть литографии Э.Турнерелли действительно очень хороши — я имею это издание, но что назначенная им цена, по 4 руб. за лист, непомерна, и тогда, как здесь можно иметь издания с лучшими эстампами на стали по нескольку гривен за лист, нет сомнения, что его виды не раскупятся».

Несмотря на это, в общем и целом успех литографического альбома в России воодушевил молодого англичанина. Так как Турнерелли обладал живым общительным характером и был дворянином, представителем великой Британской империи, его тепло принимали в домах казанской знати. Это обстоятельство дало ему возможность исследовать нравы и образ жизни богатых казанцев, что называется,  изнутри. Он ведет, подробный дневник. А после выхода альбома  решается обобщить и издать свои шутливые записи.

Как Лондон узнал о существовании Казани?

По задумке на выходе должна появиться развлекательная книга, целевой аудиторией которой, будут жители Европы и столичных городов России. Французский язык книги тоже не случаен. Этот язык является универсальным средством общения понятным как в большинстве европейских стран, так и пресвященной части  России.

Турнерелли, пытаясь сделать книгу легкой для чтения, писал ее в жанре дружеской беседы, с шаржами и сатирическими зарисовками нравов. Так появилась книга «Kasan et ses habitants». Она состоит из 12 глав и охватывает различные стороны жизни города: описание улиц, окрестностей, университета, времяпрепровождения жителей. 

Как Лондон узнал о существовании Казани?

Многое о чем в ней идет речь, может показаться современному читателю резким и ядовито острым. Самым удивительным явлением Казани для Турнерелли стал сам Университет. Он был так поражен, обнаружив в Казани европейское учебное заведение такого высокого уровня. Одна из глав книги посвященной Университету так и называется «чудо в далеком краю».

Издание книги было выполнено небольшим тиражом, в желтой бумажной обложке и распродавалось по заниженной цене — 1 pyб. 75 коп. Автор рассчитывал издать первый выпуск в качестве рекламного. Но на этот раз популярность издания Турнерелли приобрела угрожающе скандальный характер. Шутливый тон автора, его сатирические оценки провинциальной действительности больно ударили по местной элите.  Поборовшись какое то время за свою правду, автор, в конце концов, сдался.

В августе 1844 года Турнерелли попросил перевод из Казанского университета в Петербургский Морской кадетский корпус. История с книгой не оставила у автора надежд на удачную карьеру в Российской Империи. Вскоре Турнерелли уехал на родину. В 1854 году в Лондоне вышел его двухтомник воспоминаний о России: «Russia on the borders of Asia. Kazan».

Неудовольствие казанского общества, видимо, было причиной того, что книга «Казань и ее жители» так и не была переведена на русский язык. Малый тираж издания способствовал редкому обращению к ней исследователей. В 1924 году казанский историк-краевед П.Дульский выпустил на собственные средства брошюру о жизни Турнерелли в Казани, где упоминал о книге. Благодаря этому изданию, судьба Турнерелли в Казани и обстоятельства публикации книги «Казань и ее жители» привлекли внимание исследователей Казанского университета.

Сегодня это история давно минувших дней ничьих обид вызвать уже не может. Но есть и другая причина того, что книга лежит в библиотечных фондах невостребованной. Когда-то популярный французский язык стал преградой для многих современных читателей.

Антон Сухов
Фото: tatar.museum.ru/

Понравился материал? Поделись в соцсетях
0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite