Депутат Ильдар Гильмутдинов высказался по поводу ношения платков в школах, установки памятника Ивану Грозному, введения мер ответственности банковских работников

По мнению депутата, необходимо усилить контроль в отношении банков, которые свободно пользуются деньгами граждан, и организаций, иногда направляя их на непонятные операции

Кристина Иванова — Казань

Рядовая пресс-конференция о приоритетных законопроектах весенней сессии Госдумы, прошедшая в понедельник в Казани, вылилась в довольно громкие и эмоциональные заявления. Депутат Госдумы от Татарстана, глава комитета по делам национальностей Ильдар Гильмутдинов высказался о споре по поводу ношения платков в школах, установке памятника Ивану Грозному, необходимости расширения территорий ОЭЗ, введения мер ответственности работников банковской сферы после падения Татфондбанка.

Шлепки и подзатыльники от близких ушли из уголовного кодекса

Гильмутдинов говорит, что специально отобрал наиболее интересные для общества и СМИ законопроекты, о которых собрался рассказывать. И оговорился, что не всегда они бывают действительно интересными по содержанию, но ввиду реакции населения именно о них нужно рассказать. Всего Госдума внесла 131 первоочередной законопроект в число приоритетных, уточнил он.

Гильмутдинов говорит о резонансном решении перевода побоев в отношении близких лиц из разряда уголовных преступлений в административно-правовые правонарушения: «Мы приняли в третьем чтении (закон о декриминализации побоев в отношении близких), и буквально в ближайшее время Совет Федерации его поддержит. Когда была декриминализация законодательства, многие нормы ушли в Административный кодекс, но норма в отношении близких людей оставалась в Уголовном. Это вызвало в обществе реакцию. Получалось, что подзатыльники и шлепки в отношении родных, — сразу уголовное преследование. А если это деяние совершали чужие лица, они подвергаются только административной ответственности».

В любом случае и в Уголовном кодексе остались нормы, если эпизоды повторяются и если наносится вред здоровью, объяснил он: «Когда мы принимали закон, у нас были сомнения в правильности. Но мы убедились, что общество высказалось, что вмешательство в семейные дела не всегда разумно».

В первом чтении уже принят законопроект, предусматривающий наказание за опасное вождение в виде штрафа, — пока речь идет о 5 000 рублей, говорит депутат. Возможно, ко второму чтению штраф будет ужесточен, и такие предложения есть: «Чтобы один раз наказать и нарушитель больше не мог себе позволить несоблюдение правил».

Идет дальнейшая работа по противодействию коррупции, продолжает Гильмутдинов. В первом чтении принят законопроект, согласно которому региональные руководители наделяются обязанностями по проверке сведений о доходах государственных, муниципальных служащих. Губернаторы получат механизм наказания госслужащих, которые подали ложные сведения в ежегодной декларации доходов: «Если доходы не подтверждаются, то у региональных руководителей появляется право подавать в суд или орган, который их назначил, для принятия соответствующего решения».

Гильмутдинов рассказал также о проектах закона по ответственному обращению с животными, о котором граждане просят законодателей еще с пятого созыва. А в преддверии Чемпионата мира по футболу 2018 года будут приняты серьезные поправки в Административный кодекс за грубое нарушение правил поведения зрителей во время официальных спортивных соревнований.

По поручению руководства республики депутат занимается и ужесточением законодательства по борьбе с нелегальным алкоголем. «Внесены два очень серьезных законопроекта: мы серьезно усиливаем административное и уголовное наказание за продажу нелегальной алкогольной продукции как в отношении физических, так и юридических лиц. Надо, в конце концов, предпринимать серьезные меры, — говорит он. — Чтобы каждый раз в регионах мы не слышали, что происходит безобразие с нелегальной алкогольной продукцией. Причины этому — низкие штрафы, меры ответственности, поэтому безобразие продолжается».

В этом году Татарстан не включили в три федеральные госпрограммы: по благоустройству парков, поддержке муниципальных театров и приведению в порядок дворовых площадок, сетует Гильмутдинов. В эти три федеральные программы не попали 16 регионов-доноров. «Аргументация была такая: мы туда включаем только те регионы, которым в этих направлениях нужно усиленно работать, а Татарстан за счет собственных программ уже давно ушел вперед. Но мы считаем, что это неправильно, и неоднократно об этом говорили. Я очень надеюсь, что такое решение принято только на 2017 год», — заявил он.

8209

Банковские структуры очень уж свободно пользуются деньгами граждан

У Гильмутдинова спросили о законотворческой деятельности после кризиса в банковском секторе Татарстана, в результате которого приостановили деятельность Татфондбанк и Интехбанк. Журналисты поинтересовались, можно ли предусмотреть несгораемые суммы, компенсации для юрлиц при крушении банков по аналогии со страховой суммой для  физических лиц.

«Вопрос, на самом деле, есть, его надо обсуждать и выходить на решения, — объяснял депутат. — Прежде всего, нужно усиление ответственности работников банковской сферы, чтобы их деятельность была более подконтрольна Национальному банку, более открыта и для учредителей, и для граждан. Потому что у банков своих денег нет, это все — деньги наших граждан, предприятий и организаций, где работают наши граждане». Наверное, и в этом направлении можно было бы поработать, рассуждает депутат, но признается, что пока не готов говорить о конкретных шагах.

В последнее время банки слишком вольно распоряжаются средствами вкладчиков, рассуждает он: «Банковские структуры очень уж свободно пользуются деньгами предприятий, организаций, граждан, иногда идут на непонятные операции. Возможно, и Нацбанк должен лучше регулировать и смотреть. Не хватает оперативности, полномочий. Банки рушатся не в один-два дня и не в неделю».

Хиджабы и памятник Грозному

Гильмутдинова попросили прокомментировать ситуацию, возникшую в школах Мордовии в связи с ношением мусульманских платков.

____________________________________________

В начале января стало известно, что в татарском селе Белозерье в Мордовии появился приказ, вносящий изменения в правила внутреннего распорядка школы. По нему запрещено ношение платков на территории учебного заведения как ученицам, так и учителям. Несколько учителей отказались подчиниться требованиям, что вызвало широкий общественный резонанс. Недавно глава российского Минобра Ольга Васильева отметила, что вопрос запрета хиджабов был решен Конституционным судом несколько лет назад. По мнению министра, образование в России носит светский характер и необязательно подчеркивать свое отношение к вере с помощью атрибутики. Муфтий РТ Камиль Самигуллин на это заявил, что с тревогой в сердце воспринял заявления Васильевой, которая выступила против исторических культурных ценностей коренных мусульманских народов России. Глава Чечни Рамзан Кадыров говорил, что мнение министра является ее личным убеждением и не принимает силу закона

____________________________________________

Гильмутдинов признает, что ситуация непростая, и он находится во взаимодействии с администрацией Мордовии и национально-культурной автономией: «Я готов выехать на место и принять участие в обсуждении, но пока не видят такой необходимости, так как хотят своими силами найти компромисс. Я считаю, что обе стороны должны искать компромисс».

Регион сам определяет правила ношения формы в образовательных организациях, рассуждает депутат: «Я предложил такой вариант: если бы ученики и учителя носили одежду, предусмотренную, как у нас, у мусульман, и пошли бы на такой компромисс, та сторона не препятствовала бы такой работе. Это было бы нормально. Без этого компромисса встать друг против друга — это путь в никуда». При этом спикер оговорился, что в России светское образование: «Как только мы в школу придем со всеми своими религиозными проблемами и делами, мы расколем общество. Ни в коем случае этого нельзя делать. Существуют нюансы, но нужно договариваться. И не делать из этого… И пресса начинает накручивать вокруг этой ситуации — это неправильно». Он убежден, что в национальном вопросе нужно быть особо аккуратным, особенно прессе: «Писать то, что дает нам пользу, а не минус, и не выдумывать».

Рассуждения Гильмутдинова плавно ушли на тему установки памятника Ивану Грозному. «Когда в одно время начали строить памятники Грозному, еще каким-то непонятным людям, я сказал: слушайте, неужели у нас нет в регионах людей, которые заслужили памятники: герои войны, летчики, космонавты, военные, просто труженики? Почему мы ищем черт-те знает за какие века каких-то непонятных личностей, которые нас разъединяют? Нам не нужны такие личности. Нам нужны личности, памятники, которые нас объединяют. Такой подход нужно искать, а не вытаскивать из глубины веков непонятных каких-то героев — людей, не то что героев, а просто каких-то личностей, непонятно зачем».

Депутат также попенял журналистам за неверное толкование его слов по поводу ситуации с заявлением Всетатарского общественного центра. В начале года ВТОЦ распространил открытое обращение к депутатам Госдумы от Татарстана, Госсовета РТ, Казгордумы, а также к политическим и общественным организациям республики с требованием «спасти татарский язык». Активисты предложили установить татарский язык единственным государственным в республике: «Никто в Татарстане против русского языка не выступает. Если выступают эти дедушки — это их мнение, но с ними тоже надо считаться, а вырывать слова из контекста глупо».

g1773

Станут ли ОЭЗ больше?

Гильмутдинов говорит о новом законе об особых экономических зонах (ОЭЗ), который был принят в первом чтении. Его окончательное принятие ожидается в начале лета.

В законе будет предусмотрен механизм расширения территории ОЭЗ, которая  ограничивается сегодня 40 кв. км: «Для нас это неудобно. Мы ищем варианты, как это прописать. Есть два пути: либо расширить до 60-70 кв. км, либо дать правительству такие права, что при необходимости по обращению субъектов правительство сможет оперативно принять решение о нужных размерах ОЭЗ».

В России были открыты более десяти ОЭЗ, а на деле эффективно и плодотворно работают лишь зоны в Татарстане и Калужской области: «75% продукции, произведенной ОЭЗ России, — это наша “Алабуга”. Президент [Рустам Минниханов] лично принимал активное участие в деятельности ОЭЗ, поэтому на данный момент она успешно функционирует».

Гильмутдинов говорит, что в деятельности остальных зон различные проверки, Счетная палата, общественные организации выявляли множество нарушений: «В ряде регионов деньги на ОЭЗ выделены, но либо не освоены, либо наполовину брошены. Такая ситуация вынудила руководство страны дать поручение пересмотреть данный закон. Дальнейшее регулирование деятельности ОЭЗ будет передано самим субъектам. Сегодня это происходит в рамках министерства экономики РФ, есть отдельная структура, которая этим занимается. Но все федеральные нормы, льготы, которые существуют, будут сохранены».

Мусоросжигающий завод в Казани нужен — это 100%, и не один

Депутата спросили и про строительство мусоросжигающего завода в Казани: «Я, честно говоря, не особо глубоко погружен в этот вопрос. Но то, что такой завод нужен, — это 100%. И может, даже не один. Но учесть мнение граждан и специалистов-экологов нужно обязательно. В любом случае без общественной экспертизы он строиться не будет. Никто без учета мнения жителей Казани завод не построит». Он пообещал взять этот вопрос себе на контроль.

⇒ Противники строительства мусоросжигающего завода в Казани пока одерживают верх над сторонниками проекта в СМИ, в соцсетях и в Академии наук РТ

Не вижу необходимости по этому поводу возбуждаться

Гильмутдинова спросили про перспективы принятия «Закона о российской нации». Изначально ни о каком федеральном законе речь не шла и не идет, утверждает депутат: «Вот я даже смотрю, как это называется, — рабочая группа по подготовке предложений о правовом акте по обеспечению единства российской нации. Будет ли это федеральный закон, указ президента, а может, вообще ничего не будет, неясно». Кстати, одно из обсуждений этого правового акта назначено на май в Казани.

В любом случае Гильмутдинов поспешил успокоить задающих вопросы: «А что, народов больше не будет?»  «Они есть и будут. Это будет документ, который объединял бы россиян как политическую, гражданскую нацию. При этом понимая, что мы разные. Но страна одна, родная, и мы должны вместе работать и трудиться — в этом направлении идет работа. Так что не вижу необходимости по этому поводу возбуждаться».

Фото: tatar-inform.ru

Понравился материал? Поделись в соцсетях
2 КОММЕНТАРИЯ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Вкладчик
О банках закон обязательно нужен!
0
0
Ответить

ринат
Раз уж есть памятник в Елабуге эмиру Ибрагиму то пусть будет памятник и Ивану IV
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite