Свидетель по делу «Хизбут-Тахрир»: Никто кроме имама не имеет права выступать в мечети; если это сделают люди с улицы, то мечеть превратится в другую организацию

Вахитовский районный суд Казани начал допрос свидетелей по делу экстремисткой религиозной организации

Обвиняемые (слева направо ): Ильдар Шайхутдинов, Ильмир Имаев, Азат Хасанов

Ильнур Ярхамов, Казань

Процесс по делу «Хизбут-Тахрир»в Вахитовском райсуде начался вчера с допроса свидетелей, присутствовавших во время незаконной агитации членов «Хизбут-Тахрир», прокатившейся волной 27 сентября 2013 года по главным мечетям Казани. 

В суд были вызваны имам мечети аль-Марджани Мансур Мифтяхов и Тимергали Юлдашев, сотрудник отдела пропаганды Духовного управления мусульман (ДУМ), который читал проповедь в мечети Кул Шариф 27 сентября. Юлдашев и Мифтяхов не опознали обвиняемых — Азата Хасанова,  Ильдара Шайхутдинова, Ильмира Имаева, Ленара Галимова.

Мифтяхов признался, что видел ранее Имаева в своей мечети, но только не 27 сентября. Оба свидетеля заявили, что агитаторы-хизбисты нарушили главное правило поведения в мечети – выступали со своими речами без разрешения имама.

Свидетель по делу «Хизбут-Тахрир»: Никто кроме имама не имеет права выступать в мечети; если это сделают люди с улицы, то мечеть превратится в другую организацию
Ленар Галимов (справа)

Несмотря на возможность допросить свидетелей, обвиняемые в основном задавали политические или религиозные вопросы. Судья был вынужден отклонить большинство вопросов подсудимых как не касающихся сути дела и уводящих судебное разбирательство в сторону.

Мифтяхов рассказал, что 27 сентября 2013 года в мечети аль-Марджани проводил пятничную молитву, где собрались около двух тысяч человек. По его словам, когда чтение намаза завершилось, один из прихожан начал выкрикивать лозунги, второй всё это снимал на видеокамеру телефона. В речи выступавший заявлял об угнетении мусульман и говорил, что в России запрещают Коран.

Выступление вызвало ответную реакцию прихожан, мусульмане встали — образовалось толпа, вспоминал Мифтяхов. Далее, сказал он, этого человека сотрудники мечети выдворили на улицу.

Имам отметил, что «Хизбут-Тахрир» является экстремисткой организацией и ее деятельность в Татарстане пресекается. Например, в мечети аль-Марджани регулярно читаются специальные проповеди против этой организации, подготовленные в ДУМ РТ.

Свидетель по делу «Хизбут-Тахрир»: Никто кроме имама не имеет права выступать в мечети; если это сделают люди с улицы, то мечеть превратится в другую организацию

Адвокат подсудимых спросил свидетеля, представился ли выступивший в мечети человек членом «Хизбут-Тахрир». Мифтяхов ответил, что нет. 

В любой организации есть свой внутренний порядок, добавил он. «В мечети есть имам, и только он имеет право выступать. Больше никто не имеет права высказываться. Если с улицы заходит любой человек и начинает рассуждать, то это уже другая организация, а не мечеть», — заявил Мифтяхов. По его словам, выступивший человек так или иначе нарушил установленный порядок поведения в мечети.

«Вы согласовывали с властями Татарстана проведение каких-либо публичных мероприятий? Мусульманский праздник последний раз проводился возле театра [имени] Галиаскара Камала…», — обратился к Мифтяхову Хасанов.

«Он является имам-хатыйбом мечети аль-Марджани. Вы ставите вопрос властям Татарстана и ДУМ РТ. Он не является компетентным по таким вопросам. Он всего лишь имам мечети. Задавайте вопрос по сути», — ответил судья и снял вопрос Хасанова.

«Изречения пророка Мухаммада, из его жизни эпизод, где говорится о символике ислама…», — попытался задать вопрос Шайхутдинов.

Свидетель по делу «Хизбут-Тахрир»: Никто кроме имама не имеет права выступать в мечети; если это сделают люди с улицы, то мечеть превратится в другую организацию

«Здесь мы рассматриваем уголовное дело. Религиозными вопросами мы не занимаемся. Мифтяхов здесь как свидетель допрашивается. Поэтому входить в рассуждения об изречениях пророка Мухаммада мы здесь не будем», — сделал замечание Шайхутдинову судья.

«Откуда у вас источники предположения, что «Хизбут-Тахрир» — экстремистская и террористическая организация?», — обратился к свидетелю Шайхутдинов. На что Мифтахов ответил, что не может сейчас ответить на этот вопрос.

Следующим выступал свидетель Юлдашев.

Он рассказал, что 27 сентября по поручению заместителя муфтия Нияза Сабирова должен был прочесть пятничную молитву в мечети Кул Шариф. В этот день на молитву пришли 300 человек. После завершения обязательной части молитвы Юлдашев перешёл к дополнительной и необязательной части. Тогда он услышал за спиной крики (по исламу во время молитвы имам стоит в первом ряду и смотрит только в сторону Мекки и Медины — KazanFirst).

Юлдашев услышал, что один человек встал и начал кричать фразы «в России женщинам-мусульманкам запрещают платки», «в России запрещают Коран», «мусульмане, почему вы молчите» и «поддерживайте «Хизбут-Тахрир». Юлдашев пояснил, что не видел выступавшего, так как стоял спиной к нему.

Он призвал к порядку прихожанина, однако человек не унимался, поэтому сотрудники мечети были вынуждены выдворить его.

Шайхутдинов сыпал вопросами, как относится Юлдашев к запрету хиджаба, к запрету Корана и к гонениям мусульман в России. Затем подсудимый, напомнив Юлдашеву, что тот учился в университете Аль-Азхар, спросил, какому мазхабу он обучался.

Все вопросы Шайхутдинова судья снял как не имеющие отношения к делу.

«Человек, выступивший в мечети, сделал это во время дополнительной молитвы, а не во время обязательной. Получается, он имел право выступить?», — обратился к Юлдашеву Хасанов.

«Если человек хочет выступить, то по ханафитскому мазхабу требуется, чтобы он обязательно попросил разрешения у имама», — ответил свидетель.

Понравился материал? Поделись в соцсетях
0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite