«Приходишь к чиновнику, а он тебя спрашивает: А какая у меня выгода?»

Людей, которые хотят сохранять татарскую культуру, очень мало.

Культура коренного населения, проживающего на территории Татарстана, богата, необычна и всеобъемлюща. О том, как ее сохранить и сделать привлекательной для молодежи, говорили на пресс-конференции, посвященной творчеству татарских дизайнеров, формированию интереса к татарскому дизайну и качественной сувенирной продукции.

«В нашей стране заниматься производством одежды слишком дорого» 

Дизайнер Нурия Зарипова занимается созданием татарской женской одежды. Шьет платья и жилеты как для повседневной носки, так и для никаха, а также головные уборы. Именно «татар кульмэклэре», по словам девушки, пользуются большой популярностью. Однако производить их удается лишь на заказ, поскольку себестоимость пошива одного платья довольно высокая - 30-40 тысяч рублей и работа эта ручная.

Дизайнер рассказала, что в данный момент работает над проектом массового продукта для татар, проживающих в Татарстане и за его пределами, но производить изделия в России, скорее всего, у нее не получится - невыгодно. 

- Я анализировала рынок и пришла к выводу, что в нашей стране заниматься производством слишком дорого и одежду не удастся сделать дешевой. Нужна поддержка правительства, - высказала мнение Нурия Зарипова.

Есть спрос и на интерьеры в татарском стиле. По словам архитектора Альбины Ризвановой, люди все-таки тоскуют по своим корням. 

- Хочется в модное внести что-то родное. Но это эксклюзивная работа. Могу точно сказать, что, украсив мебель в национальном стиле или квартиру, человек получит такую красоту, какую вы не увидите ни в одном глянцевом журнале, - уверена архитектор, которая ставить свою работу на коммерческие рельсы еще не думает и анализом рынка не занималась. Для Альбины это пока только творчество.

«Есть коммерция, а есть бюрократия» 

Основатель бренда Tatar Ornament Ренат Сафаров считает, что проблема современного татарского национального искусства заключается в том, что им занимается слишком мало людей и на этом рынке нет здоровой конкуренции. Да и самого рынка, как в частных беседах заявили другие спикеры, фактически не существует, он слишком разрозненный.

Ренат Сафаров рассказал, что нередко иностранцы, приезжающие к нам и видящие произведения местных авторов, восхищаются их работой, поскольку у них на родине такого просто нет. Однако массовости у национального искусства нет. Сегодня оно фактически держится только на энтузиазме отдельных людей.

- Татарским орнаментом занимаются всего 10-15 человек. Мы хотим, чтобы он вышел за пределы России, но он даже за пределы Татарстана не выходит. А вот если бы нас была тысяча человек, началась бы здоровая конкуренция. Правила коммерции очень жесткие. Я сталкивался с представителями власти, но у них сразу встает вопрос интереса. Какими бы гениальными татарские дизайнеры ни были, ты приходишь к чиновнику, а он тебя спрашивает: «А какая у меня выгода?». Я на свой проект убил 5 миллионов рублей. Вернул я эти деньги? Нет. Есть коммерция, а есть бюрократия. Они не станут создавать центры национального искусства, ты должен просто быть им интересен. Но это произойдет только когда нас станет 100, 1 000 человек. Только если это будет организованной системой, государство начнет вкладываться, - уверен дизайнер.

Сафаров добавил, что он со своими коллегами анализировал рынок и пришел к выводу, что, если печатать уникальные татарские принты на китайских тканях и привозить их из Поднебесной, продавая по всей России, можно смело зарабатывать 15 миллионов рублей в месяц. Молодой человек также раскритиковал проект Visit Tatarstan, который при бюджетном финансировании так и не смог на своей главной странице разместить что-то кроме тюльпанов и нормально презентовать нашу республику.

Частично с ним согласна доцент КФУ Мадина Махмутова. По ее словам, татарская культура не ограничена одними тюльпанами, но именно они являются одним из самых узнаваемых символов нашего региона.

Имидж создан, надо этим пользоваться

Мадина Махмутова констатировала, что на сегодняшний день в Татарстане просто отсутствуют национальная школа искусств и национальный дом моды, а жилетки с татарским орнаментом люди вынуждены покупать в Казахстане.

Причем, как вспоминали эксперты, идея создать дом татарской моды в самом центре столицы Татарстана, через дорогу от железнодорожного вокзала, была еще в начале 2000-х. Тогда продукция одного из казанских текстильных производственных объединений была представлена на Всемирной выставке в Ганновере. Впрочем, этой возможностью по продвижению татарской одежды не воспользовались, несмотря на наличие средств.

- Когда говорят, что в Татарстане нет национальной школы искусств или дома моды, мое сердце кровью обливается. Нас видят в национальных костюмах и задают вопрос: «Где вы их купили?». Важно, чтобы мы могли интересующимся назвать это место, - объяснила Мадина Махмутова.

Для того, чтобы такие места появлялись в Татарстане чаще, необходимо заниматься подготовкой кадров, прекрасно знающих национальные стили специалистов.

- Вторая часть названия нашей кафедры [дизайна и национальных искусств] появилась только год назад. Мы в этом направлении идем семимильными шагами. Сейчас пересматриваем учебные планы, у нас не так много для этого возможностей как у государственного учреждения, но, тем не менее, в рамках нашей кафедры недавно был методический семинар, где мы с преподавателями обсуждали, что этнодизайн надо сделать привлекательным для поступающих к нам студентов, - заявила Мадина Махмутова.

Нужно развивать патриотизм

По мнению специалистов, сегодня современные дизайнеры Татарстана находятся как будто бы по разные стороны баррикад. На одной могут быть вопросы бизнеса - стать успешным, а на другой - господдержка. 

- Но, на мой взгляд, дорогу осилит идущий. Если молодой дизайнер амбициозен, если у него есть настоящие знания и он разбирается в национальных стилях, умея это применять на практике, то по системе грантов возможно оформить любую идею, получить государственную поддержку и развивать свой бизнес, - сказала Махмутова в беседе с журналистом KazanFirst.

Она уверена - будущее Татарстана именно за активной молодежью, готовой бороться за господдержку своих идей. И тут уже вопрос встает о развитии чувства патриотизма. 

- Самое главное достижение нашей республики за время существования новой России - это то, что ее имидж поднят на небывалую высоту по сравнению с остальными регионами страны. И если сейчас молодежь на этой волне не поймет, что этот имидж можно выгодно продвигать, мне кажется, до патриотизма не дойдет, - высказывает мнение доцент КФУ.  

Мадина Махмутова уверена, что сегодня надо обратить внимание на воспитание молодых дизайнеров, их обучение. Именно они и будут впоследствии бороться за сохранение культуры и традиций. 

- Надо пользоваться возможностью получить ценные знания, пока живы старики, люди средних лет, заставшие бабушек-дедушек, выросших в аутентичной среде. Ведь если подумать, сейчас все Сабантуем и ограничивается. Нас надо привлекать к педагогическим рычагам, потому что 35-летние, идущие за нами, выросли в 90-е и заниматься сохранением культурного богатства не собираются - им этого уже не надо, - резюмировала эксперт.

Понравился материал? Поделись в соцсетях
1 КОММЕНТАРИЙ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Анонимно
Значит чиновник тааак далёк от искусства и культуры. Вот и попробуй развить это в Республике
1
0
Ответить

Казанский режиссер: У нас не будет кровищи, как у Тарантино

Первый в России хоррор по Лавкрафту снимают в столице Татарстана.

Владельцы заводов, мануфактурщики и бизнесмены в эпатажных нарядах собираются на вечеринку, но это вовсе не Бостон 30-х годов, а галерея «Хазинэ». Здесь проходят съемки первого в России фильма по произведению Говарда Лавкрафта.

Лавкрафт - один из немногих мастеров хоррора ХХ века, которые смогли придумать нечто по-настоящему страшное. О его жутких мирах хочется не только читать, но и увидеть их на большом экране, в фильмах, снятых с применением всей мощи современного кино.

Фанатов творчества писателя нечасто балуют фильмами по книгам. Большинство из этих лент сняты недорого, поставлены аскетично и требуют от зрителя особого мистического азарта, чтобы проникнуться концепциями и погрузиться в атмосферу. А в России и вовсе до сегодняшнего дня никто не пытался снять полный метр по королю хоррора.

Но все бывает впервые. 28-летний казанский режиссер Олег Ларионов решил экранизировать небольшой рассказ Лавкрафта «Модель для Пикмэна». Это первая работа молодого режиссера. До этого он только снимался в кино.

На вопрос, почему же решил начать именно с Лавкрафта, Олег отвечает, что с недавних пор он фанат его творчества.

- Знакомиться начал с тогда, когда понял, что в различных фильмах и играх есть отсылки к его мифологии и его персонажам. Стал это изучать, интересоваться его творчеством, фильмами, которые сняты по этим произведениям, и понял, что у Лавкрафта позаимствовать часть идеи и сделать отличный фильм могут, а снять полностью произведение, передать его философию и основную мысль пока еще ни у кого не получилось, - рассказывает режиссер.

Кто еще не знаком с Лавкрафтом, можно коротко сказать, что это «папа» Ктулху. Писатель, придумавший так много страшных историй о божестве, спящем на дне Тихого океана, Некрономиконе и межпланетных богах, что его с перепугу назвали классиком хоррора, посмертно.

И вот после долгого изучения творчества Лавкрафта режиссер считает, что ему удалось его понять. Теперь Олегу захотелось актуализировать, передать философскую мысль писателя и сделать отличное кино.

Рамки приличия

Произведение «Модель для Пикмэна» для съемки было выбрано не как самое любимое, а отталкиваясь от возможностей.

- Поскольку это моя первая работа и бюджет в основном мой, данное произведение для меня более приемлемое по деньгам. Если вдруг от меня отвернутся все, то я за счет своего бюджета смогу реализовать, - рассказывает режиссер. 

Сейчас режиссерская команда снимает тизер, который должен привлечь спонсоров и инициативную группу, желающую принять участие в съемках фильма. Конечно, режиссер рассматривает и краудфандинг, ведь в России немало поклонников творчества Лавкрафта, но все же делает основной упор на местных спонсоров.

По мнению Олега, Лавкрафт - это не совсем ужасы, там большая глубокая мысль, поэтому фильм должен быть не банальным ужастиком с монстрами и страшными рожами, а содержать максимум философской идеи.

- Я не хочу делать категорию 18+, не хочу кровищи, как у Тарантино, возможно, какие-то образы будут. Некоторые станут выходить за рамки приличия, но это все по книге, никаких наших задумок и выдумок не будет, - говорит Ларионов.

В рассказе говорится, что был некий художник, который начал рисовать жуткие вещи, и лишь один человек увидел за всей этой мерзостью руку мастера. Несмотря на всю отвратительную композицию, он оставался отличным портретистом, который с необычайной скрупулезностью вырисовывал мелкие детали.

- Сразу возникает вопрос, почему он начал это рисовать, ведь это были времена Великой депрессии. Что он хотел этим передать? - говорит режиссер.

Кстати, Олег Ларионов и сам пока претендует на роль в своем фильме, но он еще не утвержден.

Кино, за которое не стыдно

После съемок тизера начнется выбор сценария. Сейчас у режиссера есть пять абсолютно разных вариантов, которые присылали литераторы со всех уголков России.

- Были поставлены задачи, и каждый понимал их немного по-своему, и каждый, так или иначе, изобразил одно и то же, но по-разному. После съемок тизера мы будем собираться и выбирать, какой сценарий нам подходит. Всем остальным мы сделаем памятные подарки, никого не обидим, никого не оставим за бортом.

В новом фильме будет всего три главных роли, как и в самом рассказе. По словам режиссера, это дает шанс актерам и операторам раскрыться, потому что на протяжении всего рассказа у героев происходит трансформация личностная, трансформация характера, его психологического состояния. И актер должен это отыграть.

- Я им сразу сказал: "Ребята, пока вы мне не дадите то, что нужно, я от вас не отстану. Мне торопиться некуда. Не хочу снять быстро, хочу снять качественно - так, чтобы не было стыдно".

Также после съемок тизера будут определены бюджет фильма и точный актерский состав, затем начнут шить костюмы и подбирать аксессуары уже для каждого человека.

Казань как Бостон 30-х годов

По рассказу действие происходит в Бостоне в период Великой депрессии. На вопрос, насколько же Казань похожа на Америку 30-х годов и как будут проходить съемки, режиссер отвечает:

- Вообще не похожа. Хорошо, что открытых локаций по рассказу мало. Мало мест, где они на улице, в основном все в помещении происходит, а интерьер построить под Бостон в принципе возможно. Если будет тяжело изменить архитектуру здания, то внутри пристроить что-то вполне реально, найти площадки из существующих - у нас много заведений, например, подвальные помещения, - говорит Ларионов.

Выход фильма намечен не ранее 2019 года. В планах получить прокатное удостоверение и показывать фильм по России. Также в задумках есть оформление картины на Лавкрафтовский фестиваль, проходящий в Америке. И хотя фильм будет снят на русском языке, для фестиваля его адаптируют при помощи субтитров или перевода на английский.

Всего в фильме задействуют 30 актеров. Кстати, артисты сами очень заинтересованы в съемках и на чистом энтузиазме покупают себе костюмы, делают стрижки для того, чтобы сыграть необходимую роль. 

- Люди у нас активные, желание оставить след в истории - огромное, - говорит Олег Ларионов.

По его словам, снимать кино в Казани легче - многие стараются помочь и даже не берут денег.

- Казанское кино везде, все зависит от режиссера, что он хочет показать. Хочет показать жизнь птичек - он сидит в парке, хочет показать жизнь старой разрушенной Казани - он будет на "заброшках". У нас с этим проблем нет. 

А то, что потом кино не доходит до зрителя: «Под лежачий камень вода не течет». И здесь создатели должны сами проявлять интерес.

- Те, кто хочет, те замечают. Все зависит от человека, - заключает режиссер.

Понравился материал? Поделись в соцсетях
0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite