В Казани судят лидеров банды, оформлявших липовые займы в банке «Хоум Кредит»

Криминал 08:42 / 12 июля
6
В Казани судят лидеров банды, оформлявших липовые займы в банке «Хоум Кредит»

Начался процесс по делу о мошенничестве в казанском филиале банка.

На скамье подсудимых - бывшая сотрудница банка 27-летняя жительница Башкортостана Ирина Хасанова и ее знакомый - 47-летний житель Казани Дмитрий Иевлев, которые обвиняются в мошенничестве и покушении на него, совершенном организованной группой по предварительному сговору, а также с использованием служебного положения. Иевлеву также вменяются незаконные действия в отношении арестованного имущества и использование подложных документов. Обвиняемым грозит до десяти лет лишения свободы.

«У нас свобода слова!»

По версии следствия, в 2012-2013 годах Иевлев и Хасанова систематически (в деле фигурирует более 30 эпизодов) похищали денежные средства банка. Они оформляли кредиты на подставных лиц, которые даже не подозревали, что стали заемщиками, а полученные средства подсудимые присваивали. Общая сумма ущерба - около 6 млн рублей.

Уголовное дело было возбуждено в 2014 году, но тогда в нем фигурировало больше участников преступной группы. Однако уже в 2015 году почти все они получили различные сроки лишения свободы. А Иевлев и Хасанова ударились в бега. Их задержали в прошлом году. Мужчина приобрел поддельный паспорт и водительские права на имя гражданина Узбекистана Андрея Смирнова и при проверке на КПП «Малиновка» 27 сентября прошлого года предъявил паспорт сотруднику ДПС. Но инспектор узнал беглеца в лицо и задержал. Причем, находясь в розыске, мужчина умудрился снять арест со своего автомобиля «Тойота».

Сегодня Иевлева привели в зал суда в наручниках, так как он находится под арестом, а Хасанова, которую отпустили под подписку, пришла на заседание добровольно.

Мужчина заявил, что признает свою вину частично, а его предполагаемая сообщница раскаялась полностью. Иевлев сообщил суду, что ранее он нигде официально не работал и не судим. Хасанова так же рассказала, что не судима, не работает и воспитывает двоих детей.

В самом начале заседания адвокат Иевлева Сергей Зиганшин заявил два ходатайства - допросить дополнительных свидетелей защиты и убрать из зала суда представителей прессы. Судья Эрнест Муртазин удовлетворил первое ходатайство, но отклонил второе.

- У нас судебное заседание открытое или закрытое? - удивился он.

- Ваша честь, совершенно согласен с тем, что у нас судебное заседание открытое, но я выражаю интересы своего клиента, - настаивал защитник.

- У вас есть какие-то тайны и прочее? - уточнил служитель Фемиды.

- Нет, ваша честь, - вынужден был признать Зиганшин. 

- У нас свобода слова! Я не могу запретить, - вынес вердикт судья. 

При этом Эрнест Муртазин проявил строгость и в отношении подсудимой. Когда женщина кивнула в ответ на вопрос, не возражает ли она против начала судебного следствия, судья счел необходимым напомнить ей правила поведения в суде.

- Мне кивание головой здесь совершенно не нужно, - отчитал он подсудимую. - Я на вас смотрю, а секретарь на вас не смотрит. Она пишет то, что слышит. Понятно, да?

- Понятно, - повинилась Хасанова. 

Гособвинитель Гузель Салимова приступила к оглашению обвинительного заключения, которое она зачитывала почти час. 

- Иевлев Дмитрий Валерьевич создал и руководил устойчивой преступной группой для совершения тяжких преступлений, а именно - хищения денежных средств в особо крупном размере путем незаконного кредитования, - доложила гособвинитель. 

Согласно материалам уголовного дела, большая часть эпизодов приходится на период с июня по декабрь 2012 года. Сотрудники банка (уже осужденные в данный момент) совместно с Иевлевым оформляли кредитные договоры на лиц, которые даже не подозревали, что стали заемщиками «Хоум Кредита». Многие из них не имели постоянного места работы и какого-либо дохода и при всем желании не смогли бы законным путем получить кредит. 

Как предполагает сторона обвинения, подсудимые пользовались простой схемой - оформляли кредит по копиям паспорта, указывали номера телефонов своих людей, вместо номеров работодателя клиента, придумывали клиенту большую зарплату - от 30 до 40 тысяч и даже прикладывали к делу ненастоящее фото заемщика. Тем не менее им все сходило с рук. Получив добро на выдачу кредита, кто-то из участников преступной группы от имени заемщика звонил на горячую линию банка, активировал карту, называя кодовое слово и создавая пин-код. После чего вся сумма перечислялась на эту банковскую карту. Участники преступной группы немедленно снимали деньги и делили их между собой.

Сначала они скромничали - оформляли кредиты от 90 000 до 200 000, а к концу 2012 года в деле фигурируют суммы в 300 000 и 400 000 рублей.

Гособвинитель рассказала, что иногда Иевлев находил и настоящих клиентов, которым обещал содействие в одобрении кредита. Он также делал им липовые трудовые книжки, справки о работе и зарплате, а потом врал, что кредит не одобрили, а сам получал деньги по той же схеме и распределял их между участниками преступной группы. 

Причем в обвинительном заключении, кроме уже осужденных преступников, фигурируют и «неустановленные лица». Так, например, такое «неустановленное лицо» неверно набрало выведанное обманом пин-код банковской карты, куда был переведен кредит, и банк заблокировал карту. Таким образом, преступление не было доведено до конца, поскольку подсудимые не получили деньги.

«Здесь у вас какой-то подвох есть»

Представитель потерпевшей стороны - старший специалист отдела защиты бизнеса казанского представительства банка «Хоум Кредит» Денис Захматов сообщил суду, что преступную схему раскрыла служба безопасности кредитной организации, так как мнимые заемщики, которым было объявлено о просрочке платежей, дружно заявили, что никаких кредитов не брали и ничего банку не должны. Процедура взыскания была тут же приостановлена, а информация направлена в правоохранительные органы. Почерковедческая экспертиза выявила, что подпись заемщиков, на чье имя оформлялись кредиты, подделана.

- Выяснилось, что некоторые граждане за кредитами не обращались, то есть они вообще не знали, что на их имя оформлен договор, - отметил Захматов. 

- А как вы узнали, что к этому причастны именно эти сотрудники? - поинтересовалась Гузель Салимова.

- Каждый сотрудник банка имеет свой персональный код, который при оформлении заявки указывается в договоре, - ответил Захматов. 

Он добавил, что все разговоры на горячей линии записываются. И когда возникли подозрения, специалисты службы безопасности прослушали записи и узнали голоса. 

- До принятия решения о выдаче заемщику кредита кто и каким образом проверяет достоверность поданных клиентом сведений? - уточнил адвокат Зиганшин.

- У нас есть специальный отдел, который осуществляет мониторинг путем прозвона клиента по его месту работы по телефонам, которые указываются в анкете, - объяснил представитель потерпевшей стороны. 

В то же время он признал, что это необязательная процедура и не входит в обязанности кредитного менеджера, который оформляет договор. Этим занимается совсем другой отдел. 

- Если эти кредиты были оформлены, то каким образом оказалось, что они были оформлены с нарушениями? - задал вопрос ребром адвокат. - Как же так получилось? Как же тогда объяснить тот факт, что впоследствии выясняется, что данные телефоны, которые были указаны, подложные и названы были ложные сведения о работе? Как же тогда проверяли до выдачи кредита?

- Проверка кем производилась? Теми же работниками, которые были осуждены, что ли? - «перевел» вопрос защиты судья. - Получается, что у вас сначала выдают деньги, а потом проверяют, что ли? 

- Я не могу сказать, - ушел от ответа Захматов. - Может быть, был произведен дозвон, кто-то взял трубку и подтвердил место работы...

- Минуточку, минуточку, - перебил его Эдуард Муртазин. - Здесь логические измышления не нужны, здесь нужны факты. Если вы можете ответить на этот вопрос, который защита задала, то отвечайте. А вот эти «может быть» и прочее нам здесь совершенно не нужно. Сегодня вы можете ответить на этот вопрос? 

- Нет, - признался представитель банка.

Адвокат Иевлева поинтересовался также, почему банк включил в сумму ущерба страховку - более 20 тысяч рублей с каждого клиента, которую банк оформляет на заемщика при оформлении кредита. Ведь эту сумму получает страховая компания, а значит, подсудимые эти деньги не получили.

Но представитель банка пояснил, что если клиент оформляет страховку, то эта сумма тоже включается в сумму кредита и перечисляется ему на карту вместе с суммой кредита. При этом, по словам Захматова, отказ клиента от страховки никак не влияет на принятие решения о выдаче кредита, даже процентная ставка для тех, кто отказался, не увеличивается.

- А вот вы говорите, по желанию клиента. Получается, что вы спрашиваете мнение у клиента? - уточнил судья. - Если он пожелает, то вы указываете страховку? А если он не пожелает? Здесь у вас какой-то подвох есть. Так не бывает. Мы тоже не первый раз с банком встречаемся. Вы понимаете? Либо вы сами не знаете, либо что-то не договариваете. 

«Он никогда не оставлял никого в беде»

На этом судья Муртазин резко поменял позицию по отношению к защите. Когда процесс перешел к стадии допроса свидетелей и секретарь суда не обнаружила в коридоре заявленную защитой свидетельницу, адвокат Зиганшин попросил сделать перерыв на пять минут, чтобы пригласить ее в зал заседаний. Дескать, мало ли что случилось, может быть, женщина в туалет отлучилась.

- На пять минут или до конца июля? - сыронизировал Эрнест Муртазин. - Она должна ждать приглашения у двери. И мы не должны ее искать по всему зданию. Я вам даю две минуты.

Защита уложилась в отведенные рамки, и мать подсудимого Иевлева Лариса Хасанова заняла место у трибуны свидетеля. Однако на вопрос судьи, согласна ли она дать показания, пенсионерка ответила отказом. Она объяснила, что не желает свидетельствовать против сына.

- Все, - резюмировал судья.

- Разрешите, ваша честь.., - встрял адвокат Зиганшин. 

- Нет, нет, - отрезал Эрнест Муртазин и отчитал адвоката. - Надо было согласовывать, прежде чем заявлять ходатайство. 

Но защитник не испугался строгости судьи и пояснил, что свидетельница просто не поняла вопроса и что она согласна дать показания по характеризующим личность подсудимого материалам. 

- Это я могу. Да. Согласна, - подтвердила свидетель Хасанова. 

Она рассказала, что ее сын добрый и ласковый и что он всегда очень хорошо относился к ней, к 12-летнему сыну и друзьям всегда помогал.

- Он никогда не оставлял никого в беде, - отметила свидетельница. - Ребенок-инвалид, у которого тяжелое генетическое заболевание. В постоянном уходе нуждается. Обо мне всегда заботится. Я ведь инвалид по зрению, не вижу почти ничего.

Мама Иевлева также рассказала, что до ареста сына на его плечах был сын и мать, а теперь некому заботиться о них.

Гособвинитель поинтересовалась, где Иевлев работал до ареста.

- Он работал на «железке» и в такси, - ответила мать. 

- А вы знали, что он в розыске был? - уточнила Салимова. 

- В каком розыске? - удивилась свидетельница. - Нет. Не знала.

На этом опрос завершился. Следующее заседание по делу назначено на 30 июля. 

КОММЕНТАРИИ (0)
ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Если вы хотите поделиться интересным событием, воспользуйтесь данной формой

ПРЕДЛОЖИТЬ

Суд Казани оставил под арестом последователей экстремистских идей

Автор фото: KazanFirst
Криминал 08:53 / 11 июля
4
Суд Казани оставил под арестом последователей экстремистских идей

Одни обвиняемые признали вину, другие настаивают, что просто говорили о религии.

В Советском районном суде Казани прошла череда процессов, на которых рассматривалось продление ареста предполагаемым участникам двух экстремистских сообществ. Речь идет о запрещенных в России «Таблиги Джамаат» и «Файзрахманистах». 

Решение о признании международного религиозного объединения «Таблиги Джамаат» экстремистским и запрете его деятельности на территории России Верховный суд РФ принял ещё в 2009 году, определив деятельность ее членов как угрожающую конституционному строю страны и сопряженную с посягательством на причинение вреда общественному порядку, общественной безопасности государства, личности, нарушением прав и свобод человека и гражданина. «Таблиги Джамаат» ставит своей целью установление мирового господства посредством распространения радикальной формы ислама и создание на базе регионов с традиционно мусульманским населением единого исламского государства, утвердил суд.

Решение о признании «Файзрахманистов» экстремистской организацией принято Советским районным судом Казани в 2013 году. Правоохранительные органы считают, что эта группа пропагандирует отказ (по религиозным мотивам) от медицинской помощи лицам в опасном для жизни и здоровья состоянии, призывает не исполнять гражданские обязанности и совершать противоправные действия.

«Я каждого человека люблю и не разделяю людей по вере»

В Следственном комитете России по Республике Татарстан уверены, что несколько человек, задержанных на территории республики, являются участниками данных организаций. Так, 36-летнего Фаниса Усманова, 59-летнего Тагира Салимова и 37-летнего Марата Назмиева следствие считает членами ячейки «Таблиги Джамаат» (запрещена в России). Всем троим предъявлены обвинения в участии в экстремистской организации, а Тагиру Салимову также инкриминируют создание запрещенного сообщества. В СКР по РТ уверены, что все трое собирались на квартире тещи Салимова в Бавлах, обсуждали запрещенную литературу, вербовали в организацию новых сторонников.

Подсудимых арестовали в марте этого года. Во время обысков в домах у них обнаружили экстремистскую литературу. Дело обросло и показаниями свидетелей, указывающих на виновность мужчин. Все трое признали свою вину, однако Следственный комитет настаивает, чтобы подсудимые оставались в СИЗО. Старший следователь по особо важным делам СКР по РТ Руслан Гарафиев просил суд продлить срок содержания под стражей подсудимым до 14 сентября 2018 года, мотивируя это тем, что все следственные действия не завершены, а, находясь на свободе, каждый из них может угрожать свидетелям.

Адвокаты подсудимых в ответ на это отмечали, что у следствия нет никаких доказательств того, что их подзащитные намерены угрожать или скрываться от правосудия, потому есть все основания для смягчения меры пресечения. 

Защитник Усманова в качестве аргумента привел следующее: его клиент - пчеловод, сейчас ему нужно как следует работать, чтобы прокормить семью. Адвокат Салимова вовсе пошел в атаку на следователя.

- С последнего продления ареста - 8 мая - вы не провели с ним ни одного следственного действия! - переходя на крик обращался к оппоненту юрист Эдуард Багаутдинов, также указав на необоснованность заявлений об угрозах со стороны подсудимых в адрес свидетелей.

Следователь Гарафиев ответил, что свои опасения свидетели высказывали во время показаний.

- Я преступник, что ли, какой? Посмотрите мои характеристики. То, что книгу нашли, я стал преступником? Я каждого человека люблю и не разделяю людей на христиан и мусульман, - заявил подсудимый Тагир Салимов.

Адвокат Багаутдинов продолжал настаивать, что доводы следствия надуманны. «Человек просто так просидел под стражей два года. Жил спокойно в Бавлах, ухаживал за женой и тещей. И тут как снег на голову». Правда, когда судья удалился в совещательную комнату, тон диалога сменился - юрист и следователь, улыбаясь друг другу, перекинулись парой фраз.

Адвокат Марата Назмиева так же сокрушалась: как человек, подписавший явку с повинной, может угрожать свидетелям? Однако следователь указал на то, что Назмиеву еще до ареста прокуратура трижды выносила предостережения о недопустимости занятий экстремистской деятельностью.

- Я не согласен, чтобы меня содержали под стражей. У меня нет намерений скрываться или оказывать давление. Я что, буду бить, убивать, я не понимаю?! - вопрошал Марат Назмиев.

Но суд счел доводы обвинения убедительными и всем трем фигурантам дела продлили арест до 14 сентября. Подсудимым грозит лишение свободы сроком до шести лет.

«То, что там написано, - недоказуемо»

Следом шли процессы, на которых рассматривали продление ареста 41-летнему Рустаму Галееву и 57-летнему Галимьяну Хазетдинову - предполагаемым участникам запрещенной религиозной группы «Файзрахманисты». Их задержали в июне этого года.

Такое название группа получила по имени своего лидера - Файзрахмана Сатарова, объявившего себя посланником Аллаха. В 1964 году он назвал себя новым пророком, а в 1996-м приобрел земельный участок в поселке Торфяной на территории Казани под медресе, где постепенно создал свою секту. Отметим, что оба подсудимых живут в окрестностях поселка.

Следствие полагает, что         «Файзрахманисты» вели свою деятельность не только в Казани, но и Набережных Челнах - местное управление СКР завело на группу уголовное дело. В итоге труды казанских и челнинских следователей собрали в одно производство.

Последователям Файзрахмана Сатарова предъявлены обвинения по той же статье УК РФ - «Организация деятельности экстремистской организации». Обвинение полагает, что                             «Файзрахманисты» вербовали людей, желая расширить сферу своего влияния за пределами Татарстана, и собирали для этого деньги - 1/5 часть каждого дохода участника группы.

- То, что там написано, - недоказуемо. Я не согласен с тем, что они мне предъявляют. На очной ставке человек, дававший показания против меня, был испуган! Да, он пару раз приезжал ко мне домой, задавал религиозные вопросы. Я на них отвечал, - подсудимый Рустам Галеев отрицал обвинения в свой адрес. В зале суда присутствовали две его пожилых родственницы, прождавших процесса несколько часов.

Галимьян Хазетдинов (на его челнинской квартире и проходили сборы) свою вину так же не признает, хотя до того, как на него было заведено уголовное дело, он получал предостережения от прокуратуры о недопустимости занятий экстремистской деятельностью.

Впрочем, суд и в этом случае принял сторону СКР, оставив подсудимых под арестом до 18 сентября. В этом деле есть еще трое фигурантов - один под стражей, двое - под домашним арестом. Всем им грозит лишение свободы сроком до 10 лет.

КОММЕНТАРИИ (0)
ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Если вы хотите поделиться интересным событием, воспользуйтесь данной формой

ПРЕДЛОЖИТЬ
видео
наверх