«К решению отношусь не очень хорошо, не ожидала такого»

Жительница поселка Мостоотряд-3 получила компенсацию за отравление химикатами после пожара на складах ПО «Меркурий».

Ирина Шигапова пришла на второе заседание по своему иску вместе с Марией Змуздиной - мамой 14-летнего Артема Богданова, первого «официального» пострадавшего. Ранее она смогла отсудить у «Меркурия» лишь 10 тысяч рублей вместо 500 запрошенных. Шигаповой присудили немногим больше - 15 тысяч рублей компенсации за неделю в больнице и диагноз «токсическая энцефалопатия». 


Читайте также: «Они нас круглосуточно травили»


На суде Ирины Шигаповой нет СМИ. И такого ажиотажа, как был у Змуздиной, тоже. Сама Мария пришла на заседание, чтобы «если понадобится, быть свидетелем». 

Ирину Шигапову по иску соседки свидетелем привлекали - тогда она рассказывала, как пострадала сама, и все, что знала про отравление Артема. 

В середине мая 2018-го на лакокрасочном складе предприятия загорелись цистерны с ацетоном, толуолом и изобутанолом. Возгорание ликвидировали быстро, но, по словам местных жителей, последствия тушения до сих пор не устранены. Сотрудники Минэкологии Татарстана сразу после пожара зафиксировали загрязнения воздуха и почвы. Сын Змуздиной и Ирина Шигапова - единственные, кто обратился в больницу после инцидента, хотя, со слов жильцов Мостоотряда-3, жалобы на состояние здоровья были не только у них.

Ирине Шигаповой 33 года, она работает на складе игрушек, в поселке у самой промзоны женщина живет с сыном и мамой. Утром 14 мая, когда начался пожар, Шигапова была на работе, ее сын - в школе. Соседи позвонили Ирине и сказали, что горит ее дом. Когда она приехала, выяснилось, что барак в порядке, но Ирина осталась на месте. 

Женщина провела вблизи очага пожара и тушения несколько часов, как и другие местные жители. Они не уходили из-за перекрытого службами въезда в поселок, а также потому, что боялись перехода огня на их дома. Во время судебных процессов по делу Марии Змуздиной представители «Меркурия» говорили, что люди могли покинуть поселок пешком, но сами селяне утверждали, что идти было некуда - с одной стороны промышленной зоны лес, с другой - заводы, а выезд был закрыт.

К обеду Шигаповой стало плохо и ее госпитализировали с отравлением. В больнице она провела неделю. По словам ее представителя Эльзы Нисанбековой, состояние женщины оценивалось как средней степени тяжести. Выписалась она из больницы с диагнозом «энцефалопатия», который в ее случае характеризуется нарушением кровоснабжения. На заседание по требованию суда Шигапова принесла амбулаторную карту (в случае Артема Богданова суд тоже рассматривал больничную карту). Нисанбекова ссылается на то, что в ней нет записей о жалобах на головные боли до пожара.

- И если сейчас не выявлено никаких нарушений, в дальнейшем такой диагноз может как-нибудь повлиять на ее состояние. Я считаю, что это очень характеризующий признак отравления, - добавляет она. 

Доводы стороны истца «Меркурий» не убеждают. Представитель предприятия, отказавшаяся позже от комментариев СМИ, во время заседания в Московском райсуде назвала аргументы защиты необоснованными. 

- Говорить о том, что истица не имела такого заболевания до пожара - предположения. Доказательств этому она не представила. Каких-либо ходатайств о назначении экспертизы по установлению связи диагноза с отравлением с ее стороны не было. Я прошу вас обратить внимание на данные от врача-токсиколога, в которых других записей, кроме как ее жалоб, нет. В этой справке зафиксированы только жалобы, а в исследовании указано, что жизненно важные функции не нарушены, - сказала «ответчица».

Прокурор Михаил Вавилин в своем выступлении подчеркнул, что «Меркурий» не предоставил фактов, которые бы указывали обратное. У Шигаповой есть возможность обжаловать решение судьи Вадима Шарифуллина

- [К решению] отношусь не очень хорошо, не ожидала такого, - говорит она в коридоре после оглашения постановления.

Мария Змуздина, которая не могла умолчать на заседании, вмешивается и тут.

- Мы пока ничего говорить не будем - еще думаем, - отвечает она вместо Ирины Шигаповой на вопрос о том, что та будет делать дальше.

Отметим, что иски жительниц Мостоотряда-3 некоторые связывают с их борьбой за переселение из ветхих бараков. Мария Змуздина это отрицает, говоря, что эта борьба началась задолго до истории с пожаром и продолжится после. 

В отношении «Меркурия» заведено уголовное дело - в его рамках рассматривают, в том числе, деятельность предприятия, у которого не было лицензии на хранение химикатов, а имелся лишь документ на их перевозку. Известно, что пожар произошел по вине сотрудника ПО «Меркурий». Ранее представитель организации Ольга Камалетдинова говорила о том, что руководство может взыскать деньги в пользу истиц с виновника. 

Понравился материал? Поделись в соцсетях
0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite