«Многое в нашей культуре напоминает пакетированный кофе»

Автор фото: Василий Иванов/KazanFirst
Культура 15:11 / 11 октября 2018
7
«Многое в нашей культуре напоминает пакетированный кофе»

Ирада Аюпова рассказала о воспитании зрителя, Сабантуе и будущем «Узгереш жилэ».

Пространство «Смена» продолжает пользоваться популярностью у республиканских чиновников - 9 октября здесь министр по делам молодежи республики Дамир Фаттахов разгневал своей работой президента республики, а 11 октября министр культуры Ирада Аюпова задавала вопросы журналистам по теме продвижения культуры в массы и отвечала на их вопросы. 

Объясняя выбор места встречи, глава ведомства отметила свое отношение к деятельности Роберта Хасанова - соучредителя и директора «Смены», а также уточнила, что инициативы «с земли» более мотивированы, нежели финансируемые из бюджета, так как у последних цель - освоить бюджетные деньги. 

- Нельзя допускать того, чтобы государство считало учреждениями культуры только объекты, финансируемые из бюджета, - уверена Аюпова.

Темой для обсуждения стал поиск актуальных методов популяризации культуры в общем понимании слова, через взаимодействие министерства с журналистами и блогерами, которых, к слову, на встрече не было. Сама беседа должна была пройти в формате общения «за чашкой кофе», но по факту представляла собой открытый разговор вопрос-ответ и получение отзывов и критики о мероприятиях Минкульта. 

Выступление Ирада Аюпова начала с извинений за использование сублимированного кофе, обуславливая это нехваткой времени на подготовку - с ее слов, решение о проведении было принято накануне мероприятия. Надо отдать должное министру - она мастерски провела аналогию между растворимым напитком и нынешним состоянием культуры.

- Многое в нашей культуре напоминает пакетированный кофе, сублимированный продукт, который употребляется по необходимости, но культура - это не сублимированный кофе. Культура - это традиции, это кофе, имеющий бесконечный аромат, оставляющий воспоминания. Мне хотелось бы использовать ваш ресурс и видение, чтобы скорректировать нашу работу. Мне важна обратная связь, понять, что мы не доносим. Главное в культуре - это видение и мнение вашей аудитории, - говорит Аюпова.  

Первый вопрос был посвящен «переселению» национальной библиотеки в здание Национального культурного центра (НКЦ). 

- По зданию - нас оттуда никто не выгонял. Больше скажу - мы плавно считаем стоимость ремонтных работ, насколько мы поместимся в новый проект в НКЦ, - сказала министр. Кроме того, в рамках модернизации площадки там создадут как минимум четыре зала для коммуникаций. 

Действующая экспозиция, выставляемая в НКЦ, разделена не будет. Значительный объем экспонатов, находящихся в «закрытом» фонде, планируют перенести в казанский Кремль, а экспонаты, связанные с именем Федора Шаляпина, будут выставляться только частично. Со слов Аюповой, вопрос переезда коллекции - вопрос не одного дня.

Обсуждение вопроса о будущем центров культуры на фоне «переезда» нацбиблиотеки плавно перетекло в разговор сохранения татарской идентичности. Аюпова уверена, что многие учреждения культуры уходят от понятия профильности из-за интернета, в котором доступны любые книги и фильмы, и переходят в формат коммуникативных площадок. При этом самым продвинутым и посещаемым центром татарской культуры Аюпова считает театр Камала. 

- «Татфест», который прошел в Кремле, привлек большее количество молодежи, чем мероприятия, проводимые в творческих пространствах. Сегодня нельзя рассматривать только театры, библиотеки или залы, мы должны расширять пространства. Надо уходить от разовых мероприятий. Организовать можно что угодно, - заявила министр.

Аюпова уверена, что пора отходить от «штампиков» (административного подхода. - Ред.) и приходить к тому, что люди ходят потому, что интересно, а не потому, что «послали». 

Тему работы с блогерами Аюпова не обошла стороной и рассказала, что сотрудничать планирует не только с республиканскими лидерами мнений, но и теми, кто пишет о республике, находясь в условном Петербурге. 

- Внешний взгляд людей важен. Хорошими индикаторами будет мнение людей о том, чего им не хватает. Территориального ограничения не будет. Мы не можем быть хорошими для всех, не создавая комфортную среду здесь, иначе получим эффект «западного дрейфа» - когда люди стараются переехать на запад - в Москву, Европу, Америку. Мы должны создавать условия, чтобы к нам приезжали, чтобы наша молодежь не искала возможности для творческой реализации где-то там, - поделилась мнением Ирада Аюпова. 

Механику построения этих связей она планирует услышать от самих блогеров, журналистов и жителей, без применения административного ресурса. Министр не отрицает возможность создания специального ресурса, где любой желающий сможет вести блог, правда, не углубляется в подробности о принципах работы данного портала. Зреет в умах и идея вероятности привлечения популярных блогеров, но только при инициативе «снизу». 

Поговорили участники встречи и о продвижении татарской культуры. Министерство планирует продолжать делать Дни культуры Татарстана в других регионах.

- Культура не должна ограничивать себя. Локализация приводит к подавлению, поэтому экспорт культурного продукта и ценностей очень важен. Мы должны быть интегрированы в мировую культуру - транслировать высокую культуру, а не только Сабантуй. Активная экспансия важна. Мы должны более агрессивно продвигать себя в мировой культуре, тогда мы будем точно сохранены, - заявила министр культуры. 

Не забыла прокомментировать Аюпова и послание президента Госсовету, посвященное «Стратегии-2030», при разработке которой необходимо ответить на вопрос «Что мы хотим увидеть в конце пути?». Сама стратегия должна выступать в роли объединяющего элемента. Он не может быть навязан, иначе принципы Стратегии будут отторгаться. При разработке учтут баланс, чтобы ни один элемент не противоречил другому. В итоге Стратегия поможет определить пути сохранения татарского народа - будь то через костюм, пищу, язык, культуру или систему ценностей. 

Ответила министр на критику «Узгереш жилэ» и возможности перераспределения 80-миллионных бюджетных ассигнований на концерт, в адрес нуждающихся сфер, к примеру, татарского кино. Со слов главы министерства, ведется работа по модернизации фестиваля мусульманского кино и поиску его фишки. При этом перевода голливудских фильмов на татарский язык не планируется.

- Задача этого фестиваля - сделать татарскую песню понятной в мире. Есть вопросы по вектору движения. Должен быть новый качественный репертуар. Может быть, появится госзаказ на репертуар, который будет понятен многим. При этом все еще стоит вопрос с авторским правом - нет их высокой культуре уважения. Приоритеты должны быть ориентированы на запросы людей. Для того, чтобы развивать кино, надо понимать, что мы хотим рассказать, «кинопопса» не сохранится, - считает министр. 

В ходе встречи были и вопросы профессионально-личного характера: о получении приглашений только на татарском языке, финансовых вливаниях в Союз фотографов, находящийся в состоянии анабиоза, и личных переживаниях о состоянии культуры в регионе, а также низкой регулярности оперы «Сююмбике», связанной с четырехдневным монтажом декораций. 

Завершила встречу Ирада Аюпова притчей, посвященной важности культуры в жизни каждого человека. 

- Сфера культуры и искусства нужна не для того, чтобы развлечься, а стать лучше самому. Мы забываем об этом и пытаемся опуститься до уровня зрителя, а надо его попытаться поднять. Может быть, поэтапно, не сразу. Без культуры мы можем прожить, но можем ли выжить? - задала вопрос министр и предложила над ним подумать на досуге до следующей встречи.

Министерство планирует проводить аналогичные беседы раз в квартал, дата ближайшей определяется из трех вариантов - в начале декабря, после новогодних праздников или в канун Нового года. 

КОММЕНТАРИИ (0)
ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Если вы хотите поделиться интересным событием, воспользуйтесь данной формой

ПРЕДЛОЖИТЬ

Кирилл Толмацкий: Мне не нужно подстраиваться под форматы, я остаюсь в топе

Автор фото: Василий Иванов/KazanFirst
Культура 08:00 / 3 февраля
2
2
Кирилл Толмацкий: Мне не нужно подстраиваться под форматы, я остаюсь в топе

Памяти Децла. Большое интервью музыканта. Он дал его KF год назад.

В ночь со 2 на 3 февраля скончался, пожалуй, самый известный рэп-исполнитель России Кирилл Толмацкий, больше известный под псевдонимом Децл. На стыке двух веков он стал символом перемен, олицетворением свободы и нового слова в российском шоу-бизнесе. Так получилось, что одно из своих последних больших интервью Кирилл дал изданию KazanFirst во время приезда в Казань год назад. Этот материал актуален и сейчас. В память о Децле мы приводим его вновь. Впервые опубликовано 19 февраля 2018-го. За год до гибели музыканта.  


В Казань приехал Кирилл Толмацкий, известный широкой аудитории под именем Децл. Впрочем, у кумира тинейджеров 90-х есть и другие псевдонимы - Le Truk и Juzeppe Jostko. Под ними Толмацкий читает рэп на остросоциальные проблемы, в том числе и на английском.

Выступление артиста закончилось уже под утро, однако это не помешало ему ответить на вопросы KazanFirst. Интервью прошло в не совсем обычном месте. В гримерке, расположенной рядом со сценой, было шумно, поэтому разговор состоялся в соседней душевой комнате.

- Ты сегодня выступил в Казани, вчера в Питере. Какие эмоции?

- Что в Казани, что в Питере лично мне было немного тяжеловато работать. Сегодня перед выступлением еле проснулся. Проснулся, одел майку, джинсы, собрал все сумки и опять заснул. Я с 14-го числа работаю, до этого выступал в Таиланде, потом полетел в Москву, оттуда в Питер, потом в Казань. Но концерты проходят прикольно.

- Ты много путешествуешь по стране. Скажи, что в России изменилось, если изменилось, за последние 10-15 лет в музыке и культуре?

- Все меняется под политику. Был такой момент, когда ушел Ельцин и пришел Путин и все уже менялось в музыкальном плане. Начало во все стороны развиваться, все стало интересным, качал MTV, Муз ТВ, были федеральные музыкальные каналы, которых сейчас нет в эфирной сетке. Была какая-то альтернатива для молодежи, но все ушло в интернет.

- Децл поменялся вместе со страной или поменялись только его имена?

- Много чего нового появилось. Я остался, но, безусловно, поменялся под обстоятельства. У меня уже ребенку почти 13 лет, другие интересы, нежели чем когда я был совсем свободным в семейном плане. По сути дела, идет духовное развитие, прокачка разной литературой в основном для того, чтобы нести в массы темы, волнующие всех здесь и сейчас. Некоторые волновали тогда и волнуют всегда - типа ты меня любишь, я тебя не люблю. Эта ерунда всегда будет продаваться. Не это, а что-то другое необычное.

- Для тех, кто последние лет 10 не следил за твоей работой, как коротко можно охарактеризовать твои проекты Le Truk и Juzeppe Jostko?

- С 2009 года я начал реже общаться с теми, с кем общался раньше, по определенным обстоятельствам. Последние девять лет - это серьезная работа над собой. Это ежедневный внутренний конфликт, борьба с внутренними предрассудками. При этом все проходит без сильных напрягов. 

Я все-таки до сих пор пытаюсь немного подстроиться, потому что я начинал, когда были пейджеры и у нас все было по-другому. Все быстро меняется, появились новые технологии, в которые нужно вникать.

- При этом ты резко реагируешь на своих более молодых коллег по цеху. В частности, в "Твиттере" ты упоминаешь рэперов из Газголдера. Это уже личное из-за конфликта с Бастой?

- Там все вместе. На самом деле Баста - это просто такой персонаж, который прикрывает серьезную схему бандитско-ментовскую, поэтому он сильно взъерошился, когда я вдруг начал публично говорить в "Твиттере", как они себя ведут.

Изначально мы перестали туда ходить (на Газголдер. - Ред.) за четыре-пять лет до конфликта. Когда только построился Газголдер, там одного моего друга попросили организовать некий клуб. Тот сказал, что клуб не надо, лучше организуем общество творческих людей. В то время, когда там не было никакого Васи, собирались творческие люди - художники, музыканты, чайные мастера, интересные персонажи. Но в какой-то момент приехал Богдан Титомир и сказал, что нашел крутого рэпера, и после того, как этого рэпера привезли в Москву, всех начали потихоньку сливать. В итоге мы одни из последних, кто оттуда слился, и туда набрали на контрактной основе кучу рэперов. В том числе туда Смоки Мо попал в какой-то момент, после чего я перестал с ним общаться. В общем, много других людей попали в эту клоаку, а, по сути, они работают на одного человека.

- И кто этот человек?

- Это тот человек, кто больше всех выкатывает яйца.

- Почему рэп стал настолько актуальным? Рэперы говорят на близкие молодежи темы и на близком языке?

- Нет, просто он стал настолько неприятным, насколько это неприятно взрослым людям. Я в свое время поставил цель делать рэп таким, чтобы родители могли ставить его своим детям, а дети ставить своим родителям. Чтобы исчерпать конфликт поколений. Мне это удалось - мои треки родители не стесняются слушать при детях, а дети - при родителях. А то, что происходит сейчас, - это очередная попытка разделить, создать некий конфликт между поколениями, чтобы старшие не понимали младших и наоборот. Кто-то эту херню мутит специально, это такой заговор. Если раньше не хотели, чтобы к нам ходили фанаты, определенные политические организации привозили скинхедов. Это сейчас они ведут гибридную войну - войну в интернете. Соответственно, влияют на массы двойными стандартами и количеством спама в онлайн-пространстве. Меняется мир и меняются способы ведения войны.

- Ты сказал, что сегодня ты не просто музыкант, но еще и отец. Скажи, как выглядит собирательный образ современного российского мужчины - о чем он думает, чем он зарабатывает на жизнь, чего он хочет?

- Как оно и есть или как оно бы мне хотелось?

- Как ты это видишь сейчас.

- Я затрудняюсь ответить. Наверное… барыга?!

- А как бы ты хотел?

- А хотел, чтобы был философ, мудрый, интересный, правильный во всех смыслах этого слова. Сейчас миром правят двойные стандарты, мы живем в мире иллюзий, где все самое низменное, некрасивое и плохое вылезает наружу. Поэтому еще какое-то время нам придется с этим свыкаться, а в какой-то момент, уверен, это все изменится и энергии начнут работать в другую сторону. Пока мы работаем в подполье и ждем рассвета солнца, когда всех вампиров сожгут теплые солнечные лучи и снова все станут счастливы на планете Земля. С одной стороны, новые технологии нам мешают, с другой - искусственное сознание пробудится и мы посмотрим, что будет дальше.


Редакция KazanFirst выражает соболезнования родным и близким Кирилла Толмацкого. 


КОММЕНТАРИИ (7)
До слез
Покойся с миром... RIP. Будем помить всегда.
21
ОТВЕТИТЬ
Евгений
REST in PEACE
1
ОТВЕТИТЬ
Миша Видяев
У каждого свои плюсы и минусы. Децл, спасибо за песни в 90-х!!! Скорбим.
10
ОТВЕТИТЬ
Имя
Подтверждение того,что это настоящий артист
8
ОТВЕТИТЬ
День
Он жизнь постиг
9
ОТВЕТИТЬ
Катерина
Неожиданно умно. Пусть хорошим растет сын.
1
ОТВЕТИТЬ
Оксана
ЧЕЛОВЕК с принципами и своей философией! Слушаю новые альбомы — это бомба, это творчество. Кирилл живёт в своей музыке! Спасибо, что был!
2
ОТВЕТИТЬ
ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Если вы хотите поделиться интересным событием, воспользуйтесь данной формой

ПРЕДЛОЖИТЬ
видео
наверх