Свидетель по делу Татфондбанка: Я не могла и думать, что это кража

Роберт Мусин создал в кредитной организации такую систему управления, при которой никто не задавал лишних вопросов. Махинации проворачивались с молчаливого согласия всех менеджеров.

Очередные свидетели выступили в суде по делу Татфондбанка и его экс-главы Роберта Мусина. Как проводились махинации, рассказали специалисты экономического блока, работавшие в банке, - начальник отдела клиентских отношений Гузель Галимзянова, Ильнар Абдульманов, занимавший должность начальника управления активных операций на рынке ценных бумаг, Лилия Давлетшина, начальник управления кредитных рисков и специалист отдела кредитования Екатерина Волокитина.

Галимзянова, работавшая в банке с 2013 по 2017 год, сообщила, что занималась обслуживанием счетов физических лиц, в том числе топ-менеджмента банка и, конечно, самого Мусина. У него было порядка десяти банковских позиций: накопительные счета, банковские карты, на которые начислялась зарплата, а также кредит. Уточнить суммы свидетель затруднилась, но вспомнила, что если Мусину требовались деньги, их приносили в приемную. 

- Помните обстоятельство передачи два раза по 40 млн рублей? - спросил один из гособвинителей Динар Чуркин

- Не помню. Операций в день было много, я не могу помнить каждую конкретную, - ответила Галимзянова.

Ныне официально не работающий женатый отец троих детей Ильнар Абдульманов строил карьеру в ТФБ 14 лет на различных должностях. Главным вопросом к свидетелю стал факт продажи облигаций ТФБ федеральному Бинбанку, а точнее передачи кредитных обязательств в адрес «Московской инжиниринговой компании МИГ», контролируемой Бинбанком, на общую сумму 2,9 млрд рублей.

- Вам что-то известно о продаже ООО «МИГ» банковских облигаций? - задал вопрос Чуркин.

- Не могу вспомнить, - сказал Абдульманов. 

С его слов, он занимался только торгами на ММВБ (Московская межбанковская валютная биржа. - Ред.), принимал решения о продаже, но только в случае небольших объемов - не более 50 млн рублей. Более серьезные шаги согласовывало правление банка. Уволился Абдульманов из-за краха банка. 

- Рыночная стоимость банковских облигаций ТФБ на конец декабря 2016 года составляла в районе 30% от номинальной стоимости, в денежном выражении - около 300 рублей, плюс-минус за бумагу, - пояснил Абдульманов. 

Подобные показания не устроили второго представителя стороны обвинения Руслана Губаева, из-за чего он заявил об оглашении показаний, данных в ходе предварительного следствия. Оказалось, что тогда свидетель помнил чуть больше и рассказывал, что зампредседателя правления банка Вадим Мерзляков позвонил ему и поручил провести сделку на общую сумму 2,9 млрд рублей. Если попытаться объяснить еще проще, то ТФБ через серию переуступки кредитных обязательств сам купил свои же облигации. Сейчас эту сделку также оспаривают в Арбитражном суде Татарстана. Независимый пул кредиторов пытается доказать, что деньги необходимо вернуть в конкурсную массу. Подробнее об этом читайте здесь.  

Следующим свидетелем стала Лилия Давлетшина. Она пришла в Татфондбанк в 1999 году, сразу после окончания экономического факультета, и за практически 17 лет работы доросла до начальника управления кредитных рисков. Одной из обязанностей Давлетшиной была проверка и верификация (подтверждение) поступающих документов. 

Интересно, что ни одну из «технических фирм»», через которые прогонялись кредитные средства, свидетель не признала, но отметила, что, возможно, они проходили через другие отделы. При этом Давлетшина не отрицает, что входила в малый кредитный комитет, занимающийся согласованием выдачи небольших займов. В аналогичной структуре банка она находилась на замещающей основе, в случае отсутствия Зульфии Аиповой - директора департамента, в котором работала Давлетшина. 

Как и в случае с прошлым свидетелем, Губаеву пришлось зачитать показания, данные ранее. Однако кроме того, что в допросе фигурировал договор о передаче, к слову, о котором свидетель не знала, ничего и не было. 

- На тот момент, видимо, было высказано такое решение. Поэтому моя подпись там есть. Я не могла думать, что это кража, не думала, что это повлияет. Сути я не знала, - сказала Давлетшина, которая сейчас работает замначальника управления рисков в «Банке Казани». 

Последний свидетель - Екатерина Волокитина, проработавшая в банке с мая 2015 года на должности в отделе кредитования юридических лиц, рассказала, что в её обязанности входил анализ финансовой деятельности заемщика, вынесение вопросов на кредитный комитет и дальнейшее сопровождение. 

Также она отвечала за представление группы компаний «Сувар-Девелопмент» и «ДОМО». При этом если первая вела реальную деятельность, то вторая имитировала её. 

Волокитина рассказывает, что схема была примерно следующей: техническая фирма брала кредит - не отдавала его - вторая техническая фирма брала следующий кредит - перегоняла деньги на счет первой, которая покрывала проценты, а оставшиеся деньги девались непонятно куда. При этом подлинность документов, подаваемых техническими фирмами, не проверялась, им постоянно одобряли пролонгации. 

Внутри самого банка схема выглядела несколько иначе: с «верхов» поступал звонок начальнику отдела - он поручал составить правильный кредитный договор - далее «заявку» одобряли на кредитном комитете - деньги уходили из банка. 

На этом допрос свидетелей был завершен. Судебное заседание продолжается. 

Понравился материал? Поделись в соцсетях
ПОДРОБНЕЕ В СЮЖЕТЕ: 144 материала в сюжете

Дело ТФБ: главное, что нужно знать о расследовании краха банка

«Татфондбанк» стал первым крупным финансовым учреждением, у которого отозвал лицензию федеральный регулятор. ЦБ обвинил руководство организации в выводе средств, мошенничестве, а также неблагонадежной финансовой политике. В результате топ-менеджеры банка во главе с руководителем ТФБ Робертом Мусиным стали фигурантами уголовных дел. А в отставку был вынужден уйти премьер-министр Татарстана Ильдар Халиков.

6 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Без подписи!
Автором сюжета разорения " - Татфондбанка" это правительство РФ! При таком устройстве государственности фондовые банки субъектов ему в принципе не нужно! Но другое дело авантюрное руководство РТ (с экономическим образованием) создали его и разорили! Жаль что пострадали простые люди! Но тут тоже у них было корыстное желание: извлечение финансовой выгоды от высоких %!! Показательные выступления бывших работников банка не убедительны! Все знают, что на такие доходные места на работу попадают только блатные! Когда люди идут магазин и на последнее покупают хлеб, то они в свое время жили в сверх достатке!
0
0
Ответить

Внимательный
Волокитина - подходящая фамилия для специалиста кредитного отдела. Из-за нее наверное заявки на кредит рассматривались очень долго)
1
0
Ответить

Финансист
Все очевидные схемы, которые практикуются всеми финансовыми организациями в нашей стране. Ничего удивительного
0
0
Ответить

Верните
Деньги то верните людям
2
0
Ответить

Легислатура
Начинает складываться впечатление, что процесс намеренно затягивают, чтобы Мусину побольше "зачлось" и в тюрьму он не отправился
2
0
Ответить

ЭксперТТ
@Легислатура Вряд ли. Просто нет хорошо подготовленных по финансовой теме специалистов следователей
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite