Безликую Казань спасет нотная грамота для архитекторов

KazanFirst провел круглый стол с участием архитекторов и краеведов, которые обсудили проблемы градостроительства, а также сохранение культурного наследия.

Как не превратить старый и эстетически разнообразный мегаполис в бетонный «человейник»? Как защитить объекты культурного наследия и нужно ли это делать? Кто должен следить за внешним обликом города? Эти и другие вопросы модератор круглого стола, редактор по работе с партнерами KazanFirst Юлия Яковлева задала известным казанским архитекторам и краеведам. 

В обсуждении, которое прошло на площадке резиденции креативных индустрий «Штаб», приняли участие архитектор-краевед, член правления Союза архитекторов Сергей Саначин, председатель Казанского городского общества историков-краеведов Анатолий Елдашев, а также гендиректор архитектурной мастерской «Старая Казань» Павел Тиняев.

Статусная беззащитность 

К празднованию своего тысячелетия столица Татарстана лишилась многих исторических объектов, а те, что остались, требуют особого внимания. С прошлого года общественность возмущена сносом Арских казарм, хоть они и не имели статуса объектов культурного наследия. Есть и другие «нестатусные» старинные здания, которые формируют среду нашего обитания.

- Как сделать так, чтобы на их местах не появились железобетонные «человейники»? Нужно ли вообще сохранять эти здания? Или все-таки нам нужны такие объекты, чтобы показывать их туристам, детям, чтобы нам было чем гордиться? - запустила обсуждение Юлия Яковлева.

Архитектор Сергей Саначин на это ответил, что уничтожались также и здания, имеющие статус памятников.

- Вспомните номера «Булгар», первую усадьбу Апанаевых, где сейчас расширение Еврейской школы, Жировой техникум… То есть статус памятника не всегда спасает. 

Саначин рассказал, что кроме понятия «объект культурного наследия» есть еще «выявленный объект культурного наследия» - это здание, еще не внесенное в соответствующий реестр, но охраняющееся точно так же. Правда, статус этот держится всего год. И если экспертиза ценность здания не подтвердит, то и особые права оно потеряет. 

- Совсем свежий пример - Дом Медведева. Его вообще нет, его «смахнули», но он был выявленным объектом. То есть статус объекта культурного наследия, памятника, по старинке, и статус выявленных памятников еще ничего толком не защищают. Немножко успокаивают. Успокаивают народ, еще кого-то, но ничего не гарантируют, - сетует Саначин. 

При этом есть статусы, которые значат еще меньше. К примеру, «ценный градоформирующий объект», поскольку в 73 ФЗ «Об объектах культурного наследия» есть слова о защите, но нет наказания. Физическому лицу за слом ЦГФО грозит лишь штраф. 

- Борьба за включение в такой список - это фикция, мыльный пузырь! Поэтому то, что нам нравится, нужно включать в реестр объектов культурного наследия. Это защита более высокого ранга.

Несмотря на это, архитектор считает, что в столице Татарстана ситуация с сохранением памятников обстоит далеко не так плохо.

- Я каждый год езжу по России, и я хочу уверить, что Казань - очень классный город по сохранению наследия в сравнении с аналогичными мегаполисами и столицами областей. Например, такие города, как Тула, Рязань, Вологда, - это такая дыра по сравнению с Казанью! Там вообще мало что сохранилось.

Анатолий Елдашев своего коллегу не вполне поддерживает, приводя в пример другие города «по Волге» - Нижний Новгород, Самару...

- Мне интересно в других старых городах видеть те дома, которые наши предки своими глазами видели. Вот ты, Сергей, - обратился он к Саначину, - в Елабуге бываешь, в Чистополе, в Мамадыше и так далее. Такими темпами там даже не за одно поколение, а за четверть поколения историческая часть исчезнет, - предрекает эксперт.

На вкус и цвет

В ходе обсуждения архитекторы сошлись во мнении, что дополнительная сложность в определении культурной ценности зданий, а также в градостроительстве - тот факт, что у всех людей разные вкусы. 

- Это как в музыке. Кто-то любит Кита Эмерсона, а кому-то нравится «Пойду ль, выйду ль я». Вкус в архитектуре - то же самое, - отметил Саначин. - Одни люди плюются на дом в глубине улицы Гоголя, а кому-то нравится. Кого-то от «Пирамиды» тошнит, а кому-то нравится. Кто-то проповедует, что на кладбище строить нельзя, а я скажу, что на кладбище стояла всю жизнь пятая городская больница - сколько там людей выздоровело? Тема - красиво/некрасиво, хорошо/плохо - ее на математику не положить, это очень тонкая материя. С памятниками легче - чтобы их охранять, не нужно быть архитектором, нужно хорошо работать с бумагами. 

- Еще есть одна тонкая вещь, которую любят и архитекторы, и жители, которые книжек начитались, - «ансамбльность», или стилистическое единство. На самом деле все зависит от эрудиции человека, который хочет что-то доказать. Ну не может город или даже одна улица быть сделана в едином стиле, - подчеркнул Сергей Саначин.

Он напомнил, что улицы в едином стиле строились при Екатерине II, когда нужно было восстанавливать сгоревшие города. В условиях тех времен типовые проекты, созданные столичными архитекторами-профессионалами, были при любом раскладе лучше, чем здания доморощенных строителей. Сейчас же типовые проекты - моветон.

- Возьмите любую вашу любимую улицу в Петербурге или в Казани - там нет одного стиля. Рядом классицизм, эклектика, модерн и так далее. Ведь это же красиво, когда идет Кремль, потом Гостиный двор, потом Почтамт повыше, а дом Палкина пониже… Это дает богатство. Богатство и аутентичность заключаются в сложности. Поэтому градостроительная архитектура - это очень сложная сфера.

Еще сложнее, по его словам, определить ценность здания. 

- Если там побывал Пушкин, мы априори считаем, что здание ценное. А если никто не побывал, а просто здание кому-то нравится, кому-то нет? 

Архитектор рассказал, что при советской власти первые здания, которые начали защищать, назывались «объектами старины». Его удивило, что в числе этих объектов не было ни дома Кекина, ни Александровского пассажа, ни Чернояровского пассажа. 

- Все потому, что, во-первых, это не была старина, а во-вторых, считали: «Кто же их сломает». Все равно что сейчас считать: «Кто же сломает Ратушу». Но, кстати, Ратушу-то ведь надстроили. А вот она была памятником.

- А знаете, как это назвали? «Улучшение объекта культурного наследия», - рассмеялся Тиняев.

Сергей Саначин добавил, что новая архитектура должна соответствовать своей эпохе.

- Если рассматривать два каких-то здания, я считаю, лучше качественное новое здание, нежели псевдоисторизм. Реставрация исторических зданий - святое дело. Но строительство новых «псевдо» - это плохо.

Системный подход 

По мнению Саначина, действительно защитить такие объекты может правильная система охраны, которой сейчас нет. 

- Она была до революции. Правда, она не называлась тогда охраной культурного наследия. Но была вообще правильная система отношения к градостроительству. Не было никаких министерств культур. Министерство культуры занимается своими масленицами и сабантуями, цирками и театрами. Они что-нибудь защитили? Ничего не защитили.

Сергей Саначин рассказал об этой системе: в губернском управлении было строительное отделение, где был главный инженер (по нынешнему министр строительства и архитектуры), его заместитель - губернский архитектор и пара помощников. Кроме строительного отделения был полицмейстер с огромным штатом. Все они подчинялись вице-губернатору и относились к министерству внутренних дел.

- То есть всем заправляло министерство внутренних дел - люди с ружьями в военной форме…

Такая позиция обеспокоила Анатолия Елдашева.

- Боже упаси, вы к чему клоните, Сергей Павлович?! Начал бояться…

- Нет, не «боже упаси». Во-первых, вся Казань была разделена на шесть частей. Каждая часть была разделена на кварталы - большие территориальные единицы. То, что сейчас называется кварталами, было околотками. Каждая эта структурная территориальная единица опекалась. Околотки каждый день просматривал околоточный надзиратель. Кварталы каждый день просматривал и докладывал квартальный надзиратель, а части осматривал частный пристав.

При каких-либо нарушениях все они сразу били тревогу и могли сообщить вице-губернатору. Сейчас же, по словам Саначина, ни Минкульт, ни Комитет по охране ежедневных обходов не делают.

Архитектор подчеркнул - давний его тезис состоит в том, что главный виновник уничтожения культурного наследия - власти, потому что именно они дают добро на любые действия. Саначин посетовал, что сейчас в Казани слишком велика роль Комитета земельных и имущественных отношений, который распродает здания и землю. Уже после продажи решается, что с этими объектами делать.

- На самом деле мы никакой не градостроительный совет, а худсовет, - рассказал Саначин. - Мы рассматриваем объемно-пространственное решение. Грубо говоря, цилиндр это, прямоугольник или пирамида. Какие размеры и членения окон, какая этажность, какой цвет, какие парковки. А на то или это место, нас никто не спрашивал - продажа участков идет мимо градостроительных архитекторов. 

На это Тиняев спросил, как эти процессы могут идти вместе.

- Где это видано, чтобы архитекторы участвовали в продаже участков? 

Сергей Саначин предложил резервировать определенные точки в городе для важных объектов общественного назначения. 

- Вот, например, я видел генплан Милана - там резервируются какие-то уникальные точки в городе. Уникальные с точки зрения транспортной структуры, рельефа, акватории. То есть не разбазариваются под обычные дома, а держатся для какого-то хорошего объекта. 

Как пример обратного процесса он привел остановку застройки Нижнего Кабана. 

- Я считаю, подвиг совершил [мэр Казани Ильсур] Метшин, что он это приостановил - может быть, это [президент РТ Рустам] Минниханов помог? А каких-то три года назад там же все было распродано - вся береговая территория размежевана. Сейчас нашли хорошее решение - дали застройщику другое место, а это освободилось или для парковой зоны вдоль Кабана, или для чего-то еще. Вот это градостроительство. А мы обсуждаем только архитектуру на градсоветах - красиво/некрасиво.

- С Арскими казармами то же самое. Сначала сделали, а потом стали обсуждать и говорить всякую чушь о том, чего бизнес лишился бы, если заставили бы их восстанавливать. Все застройщики Татарстана, и не только Татарстана, локти кусают, какой же лакомый кусочек достался этому застройщику. Потому что столько наварить квартир в центре города - никто такого подвига не совершал. И за эти деньги, которые они наварили, реконструировать два квартала - какая это потеря бизнесу? Поэтому я и считаю, что виноваты в этих вопросах прежде всего власти. 

Что делать? 

- Вот и пример - мы теряем Арские казармы. Общество бьет тревогу, выходит на пикеты, жалуется в СМИ. Но вскоре все уже улеглось, все забыли. Почему это все не работает, почему нас не слышат? И что делать, чтобы мы перестали терять такие здания? - спросила Юлия Яковлева.

В ответ Павел Тиняев назвал первичной и глубинной проблемой социализацию таких объектов.

- Каким образом они стали такими, почему превратились в брошенные и нелюбимые жителями? Не было преемственности, не было такого, что «мой дед построил этот дом, и я в нем живу». Почему в Европе все так хорошо сохраняется? Потому что недвижимость передается по наследству, редко уходит из семьи и тем самым поддерживается. Дома не превращаются в руины, которые застройщик непременно хочет снести. Если это объект-памятник, то это вообще головная боль для застройщика. То есть он либо очень отчаянный и ему все по барабану - тогда он просто берет и сносит. Либо он за него не берется. А если берется, то терпит финансовые убытки, уходит с рынка обиженный и тем самым уменьшает экономическую целесообразность городских территорий, - рассказал Тиняев и добавил, что для решения проблемы нужен диалог власти, общественности и инвесторов.

Сергей Саначин отметил, что в странах Европы если объект стал культурным наследием, то за его ремонт половину стоимости платит жилец, а половину - государство. 

- Другой пример - Англия. Там объекты не просто, как у нас, идут по алфавиту. Каждый год они в реестре меняются местами, даже если сам реестр не дополняется. Это значит, что объект, находящийся на первом месте, больше финансируется государством - в зависимости от того, насколько объекты в этом нуждаются. 

Говоря о старинных промышленных кварталах, эксперты согласились, что сохранять их надо, но при этом их туристическая ценность очень невелика, хоть они и создают атмосферу, которая привлекает определенную категорию туристов, которым «надоели Кремль и набережная». 

- Их очень малый процент, если брать туристический поток, но это интеллектуальная публика, которая хочет увидеть что-то особенное. В Москву, например, на конструктивистские клубы ездят целые экскурсии американских архитектурных вузов. Они приезжают специально в Москву, ходят по этим руинам и ахают: «Как же русские это раньше нас придумали?». А там все разрушается и много что уже исчезло навсегда.

Креативные пространства - коворкинги, которые сейчас часто устраиваются в бывших промышленных помещениях, Тиняев не считает панацеей. 

- Нельзя только ими вытянуть все исторические здания. Нужно менять всю экономическую политику взаимоотношений города и бизнеса в форму более мягкую, более привлекательную. А у нас даже в местных правилах запретили делать вход ниже уровня асфальта - новые уже нельзя проектировать. Что это за маразм?

Анатолий Елдашев также высказался на тему туристической привлекательности города. Он напомнил о поставленной мэром Казани задаче - достичь планки в 5 млн туристов в год. 

- 5 миллионов туристов - это большая цифра. И туристы есть, они приезжают, смотрят остатки исторической части. Но еще ведь идет разговор о повторном приезде. А приедут они в следующий раз смотреть на эти «сундуки» и «рундуки»? Это большой и перспективный вопрос, о котором власти должны думать.

- Надо доверять архитектурному цеху принятие каких-то решений, - считает Сергей Саначин. - В историческом центре нельзя разрешать проектировать всем. 

По его словам, конкурсы себя в этом плане тоже не оправдывают, потому что зачастую выбираются самые дешевые проекты, которые в итоге не идут на пользу облику города. Саначин считает, что надо ограничить количество архитекторов, которым разрешается проектировать в исторической части города.

- Предположим, имеется 100 композиторов, все они пишут музыку. Каждый пишет в полгода по три произведения. Но мы слушаем всего трех, а 97 - нет. И ничего от этого не происходит - раз они не нравятся, их по телеку не крутят, режиссеры не берут, их нет. А «97 архитекторов» строятся. Мы признаем, что эти архитекторы плохие, но они строятся. Я не к тому, чтобы их куда-то запереть - пусть проектируют, допустим, там, где я живу, - в Азино. Или в «Салават Купере». Но только не в центре. 

Тиняев в свою очередь высказался против ограничений, предложив иную альтернативу.

- Что роднит композиторов, так это их семь нот. Ну или пять у кого-то (смеется).  Здания - это «застывшая музыка». Вот если у всех архитекторов будут эти «ноты», они смогут гармонично «сочинять» свои здания, и тогда по-другому «зазвучит» архитектура города. Тогда город у нас будет как марш Славянки.

Понравился материал? Поделись в соцсетях
29 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Стас
Ой да всем пофиг на архитектуру, людям жрать нечего, жить негде, о чем вообще речь
0
1
Ответить

Майор
@Стас Во во! Бакс уже по 80 рублей почти за штуку! Мы же все в один день обеднели на 20-30%!
0
0
Ответить

Валютчик
@Майор Не все. Только лохи, что долларов вовремя не купили)))))
0
0
Ответить

Молодой
@Стас По сути в Казани исторический только центр, все остальное или уже разрушено или не подлежит реставрации..
1
0
Ответить

Ирек
Какая красивая девушка!
5
2
Ответить

Азат
Такое отношение к зданиям всегда было. Иначе кудо делись старые здания? Казани 1000 лет! Где хоть один жилой дом или административное здание с того времени, ну или хотя бы 500-летнее? Где? Нету таких зданий, кроме пары храмов в Кремле и сами стены Кремля
0
0
Ответить

Местный
Нужно мажориков привлекать, у них денег полно, пусть вложаться в облик города, хотя память о себе оставят
0
1
Ответить

Мансур
@Местный Не надо! Уже вложились! Один утюг у КГФЭИ чего стоит, уродство да и только
1
0
Ответить

Олег
Баню в Дербышках снесли, Арские казармы снесли и все сошло с рук
1
0
Ответить

Рома
Кто все эти люди??? К чему воздух сотрясают
1
4
Ответить

Максим
@Рома Архитекторы, почему сразу "воздух сотрясают"...говорят о действительно важных вещах...
0
0
Ответить

Простак
Вот людям делать нечего, пусть на завод идут работать!
1
3
Ответить

Марат
@Простак Пускай на заводе различные простаки и работают, умные же люди думают и заботятся о том, что бы простакам в Казани жилось немного лучше и веселее.
1
0
Ответить

Жгучий брюнет
А блондинка там причем))
1
2
Ответить

Игорь
Елдашев нормальный спец. Я у него по погостам казанским консультировался. Он говорил что на Арском кладбище на самом деле до 1 млн захоронений. В 3 слоя. Все овраги в могилах там
1
0
Ответить

цион
@Игорь А моровые ямы? Загоскин писал о тысячах холерных, зарытых где-то в оврагах за Подлужной улицей. Были и тифозные, и чумные, и голодающие 20-х гг. Все там, видно, упокоились. Без креста, без таблички - хотя бы как на скотомогильнике. Попробуй-ка не обозначить место для скота! Зато новые парадные мазарки выгородили чуть не на тротуаре у проезжей части. Папуасы.
0
0
Ответить

Игрок
Согласен, что в центре не всем нужно разрешать строить, иначе получается какой-то хаос...
0
0
Ответить

Умник
да зачем нужны все эти старые здания, на их восстановление наверное уйму денег уйдет.. а вернуть им прежнее состояние вряд ли смогут.
1
2
Ответить

Несогласный
@Умник Вы так говорите, давайте тогда на все забъем, на свою историю, на традиции, про все забудем..это вы предлагаете?
1
0
Ответить

Историк
@Умник У нас и так в Казани каждый год одни торговые, да развлекательные центры строят. Во что город превратится через несколько лет.?
1
0
Ответить

Амазонка
А почему здесь нет эксперта по культурному наследию, как раз его мнение и хотелось бы услышать.
2
0
Ответить

Согласен
@Амазонка Так здесь пилить не на чем - а без этого товарищам из ведомства Гущина здесь неинтересно. Все что могли они сломали уже... охранники, блин
3
0
Ответить

Я
@Амазонка Потому что проигнорировал приглашение
0
0
Ответить

Заинтересованный
Почему-то тема парковок вообще не прозвучала...машины уже некуда девать...Что на этот счет думают архитекторы?
1
0
Ответить

Пешеход
@Заинтересованный Вот-вот, от машин уже просто деваться некуда..может ограничения какие-то введут.а еще эти заборы кругом бесят - пройти никуда нельзя, приходиться постоянно обходить все...
1
0
Ответить

Темка
На такой круглый стол надо было застройщиков еще позвать - и из мэрии кого нибудь. Вот кто город то уничтожает по сути..
2
0
Ответить

Олег
@Темка Да, за такие круглые столы определенно стоит садить застройщиков и членов мэрии, может после этого вместо бесполезных торговых центров что-то нужное и красивое построят или отреставрируют.
0
0
Ответить

Кролик
Дайте номер этой блондинки!)
3
0
Ответить

Русас
У вас в Казани грязь, заборы, заборчики, иногда парковки. Да есть очень интересные объекты, но это далеко не весь город. Главное достояние Казани - это люди, больше красоты там нет.
2
1
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite