Онлайн-лекторий, посвященный разным аспектам благоустройства, запустили в Татарстане

В рамках президентской программы «Наш двор» эксперты рассказывают жителям о культуре и истории придомовых территорий.

В Татарстане в рамках президентской программы «Наш двор» запустили онлайн-лекторий, посвященный различным аспектам благоустройства. Первую лекцию, посвященную истории российских дворов, дал историк архитектуры, старший научный сотрудник Музея Москвы и преподаватель Архитектурной школы МАРШ Денис Ромодин.

Он рассказал, что в XIX веке понятие двора было сугубо частным – это были усадебные дворы.

– Дворовое пространство – это, прежде всего, очень персональное и личное пространство, которое формировалось с петровского времени и уже к XIX веку дворы превратились во внутриусадебное пространство, которое огорожено от посторонних и находится внутри усадьбы. Эта территория была закрытой и до ликвидации частной собственности таковой и являлась. Но в связи с ростом городов и развитием промышленности во многих городах началось доходное строительство. Увеличение населения стало менять и городскую среду, стало появляться многоквартирное жилье. Сначала квартиранты начали снимать комнаты в небольших частных мещанских домах, но впоследствии стало возникать арендное жилье и рынок доходных домов. Именно тогда возникли кварталы и внутренние пространства дворов. Двор играл транзитную и хозяйственную функцию, никакой декоративной роли у него не было, – рассказал Ромодин.

Дворы в престижных доходных домах охранялись, а в небогатых районах были сплошь открыты. По словам историка, это были не самые безопасные с точки зрения криминала места – там можно было запросто пропасть. В небольших городах при невысоких и недорогих домах были исключительно хозяйственные дворы, где сушили белье, хранили какие-то вещи и рабочий инвентарь, туда заезжали золотари, завозились дрова. Люди не стремились благоустроить двор, максимум – посадить дерево. Только в южных регионах страны во дворах могли быть сады, но это скорее из-за климата. К примеру, одесские дворики стали туристическим символом города. В большей же части страны арендаторам это было не нужно, они думали только о том, как заработать и прокормить себя и семьи. Сам домовладелец тоже не принимал никакого участия в благоустройстве.

Ранее доходные дома в крупных губернских городах Российской империи не превышали 4-5 этажей, и тогда внутренние пространства дворов были достаточно большими. Как правило, на улицу вела арка и это пространство было закрыто от посторонних. При воротах на первом этаже обычно находился вход в квартиру дворника, либо дворник жил с противоположной стороны. То есть это фактически была камера наблюдения.

По словам Дениса Ромодина, до середины ХХ века дворник был очень важным человеком – он был наделен административными функциями и был подведомственен полиции. Дворники фактически занимались тем, что следили за порядком, знали всех живущих в доме и в некотором роде выполняли функции участковых. Работа дворника была очень сложной – в небольших доходных домах он убирал двор, разносил воду и дрова, часто выполнял работу золотаря. Соответственно, о благоустройстве двора он и не думал. Впоследствии роль дворника окончательно перешла к коммунальным службам.

В конце XIX века во многих городах Российской империи, особенно в Петербурге как в столице, доходное жилье стало расти ввысь. Улицы не были предназначены для таких крупных доходных домов. Началось затемнение улиц, из-за чего в крупных городах начался туберкулез.

– Это привело в Петербурге к печальному последствию – возникновению дворов-колодцев, потому что домовладелец стремился максимально задействовать земельный участок и уменьшить двор. В Петербурге было хотя бы ограничение на высотное строительство, а вот в Москве его не было, поэтому тогда возникли дома, которые москвичи называли «тучерезами», – продолжает Ромодин.

В первые годы XX века люди начали понимать необходимость изменений в структуре строительства. Появились различные проекты комплексного жилья, первые идеи микрорайонов и благоустроенных кварталов. В качестве примера эксперт привел Гаванский рабочий городок «Товарищества борьбы с жилищной нужной» в Санкт-Петербурге. Там и появилось впервые понятие благоустройства дворовых территорий, которые должны были быть не только хозяйственными. Между корпусами во внутреннем пространстве предполагалась благоустроенная территория, ландшафтное озеленение, дорожки и т.д. Особое внимание уделялось тому, что озеленение было всесезонным.

– Очень много примеров шло из-за рубежа – из Австро-Венгрии и Германии, где появился новый тип жилища. В Берлине была та же самая проблема – острая нехватка света и плотная застройка привели к тому, что застройщики начали менять систему застройки. Также перед домами появились палисадники, – добавил эксперт.

Очень популярны в то время стали П-образные дома, где внутренние дворы уже начали благоустраивать, да и сам подход к этому вопросу стал меняться. Застройщики начали понимать, что людям нужна зелень и какие-то территории шаговой доступности, куда можно прийти, посидеть и отдохнуть, потому что урбанизация привела к тому, что было мало возможностей куда-то выехать.

– Революция и все те беды, которые свалились на нашу страну в 10-х и второй половине 20-х годов привели к тому, что вся жилищная структура была разрушена. Начинается эпоха коммунальных квартир и уплотнения. И в какой-то момент во всех городах коммунальное хозяйство оказывается фактически разрушенным. Дворники практически не выполняли своих функций, дворы оставались открытыми и превратились в очень небезопасные места, – отметил Ромодин.

Дворы в 20-е годы снова становятся хозяйственным придатком. Город и коммунальные службы не занимались благоустройством, главным было для них обеспечить дома отоплением, электричеством и т.д. Появившиеся до революции правила во дворах не соблюдались. К примеру, если раньше было запрещено развешивать во дворах белье, то теперь за этим никто не следил, и жители начали по-своему использовать это пространство.

Во многих городах начало складываться понятие двора как общности людей, которая сформировалась надолго – своего рода «малая родина». В крупных городах это существовало до 60-70х годов прошлого столетия, отметил историк.

– Двор – это понятие, где ты на виду, и на самом деле это очень интересный сложившийся социум, когда все видели друг друга. Конечно, здесь было нарушение личных границ и личной жизни. Но с другой стороны, это элемент и безопасности, и некий социально-коллективный элемент. Эта дворовая жизнь сформировала целую культуру, которая нашла отражение в произведениях литературы и искусства, – добавил Денис Ромодин.

В плане благоустройства, к дворовым территориям долгое время, вплоть до 60-х годов, не предъявлялось особых требований. Примерно тогда же были придуманы многие детские игры, поскольку играть детям позволялось только во дворах, а детских площадок практически не было – приходилось подключать воображение.

В 20-е годы нужды строительства жилья начали расти и встал вопрос о том, что делать с жилищным строительством в условиях индустриализации, появления новых заводов и разрастания городов. В крупных городах начали разрабатывать новые типы жилья. В своих проектах архитекторы начали представлять дворы как благоустроенные территории. Подход был, по словам Ромодина, больше садово-парковым, потому что нужна была зона рекреации для жителей. Двор начал носить декоративные функции, но благоустраивались они достаточно примитивно. По воспоминаниям современников, дворы были транзитной зоной – там отсутствовали скамейки, не было детских площадок. Дворы не работали для нужд населения.

Во многих небольших городах дворы вообще не благоустраивали. Основной акцент делался на ввод квадратных метров и обеспечение людей жильем.

В 30-е годы подход начинает постепенно меняться – в Москве, Ленинграде и других крупных городах начинается программа по благоустройству дворов ранее построенных домов. Индустриализация 30-х годов выявила новую проблему – массовое развитие предприятий, увеличение населения. Тогда появилась «сталинская» архитектура.

– Но она была очень дорогостоящей, потому что каждый дом – это фактически шедевр. И не каждый город смог освоить такой сталинский план реконструкции, который был заявлен в 1935 году в Москве. На долгое время основным типом жилья становятся бараки или временное двухэтажное жилье. Опять же, погоня шла за квадратными метрами, и территории при бараках не благоустраивались, – рассказал Ромодин.

Сложность была еще и в том, что больших затрат требовало не только само благоустройство, но и поддержание территорий, в то время как коммунальных работников не хватало, а дворники не справлялись. К тому же, малые архитектурные формы во дворах делались из недолговечных материалов – гипса и алебастра, так что они быстро разрушались. Даже благоустроенные дворы быстро приходили в запустение. Жители практически не участвовали в поддержании этих дворов, поскольку жизнь была заточена на работу на заводах, да и задачи такой не стояло. Кроме того, благоустроенное пространство, которое не поддерживали, страдало от вандализма – люди, видя двор в разрухе, наплевательски к нему относились.

В годы Великой Отечественной войны дворы очень помогли городам – там разбивали огороды, которые обеспечили людей провиантом.

В послевоенный период мало что изменилось, только жилье стало малоэтажным. В проектах благоустройство было предусмотрено, но по факту не выполнялось.

Ситуация стала меняться со второй половины 50-х годов, когда практически во всех городах появились субботники. Именно они были направлены на помощь коммунальным службам, которые не справлялись. Эти субботники дали толчок к благоустройству дворов. Тогда же появляются энтузиасты, которые устраивали палисадники. Часто это даже приводило к тому, что многие любители цветов соревновались друг с другом.

Если говорить о Москве, то в конце 50-х годов подход изменился и дворы начали благоустраивать. Столица могла себе позволить и благоустройство, и его поддержание. По примеру Москвы во многих крупных городах появлялись жилищные организации, которые обслуживали дворы. В послевоенное время появилось понятие детской площадки, начали появляться песочницы, карусели и т.д. Одновременно появляется и новая культура пенсионеров, которые начинают выходить во дворы, тогда же стали развиваться уличные игры вроде домино. Такой дворовый досуг начал появляться повсеместно.

В связи с развитием промышленности и механизацией в 60-70-е годы на заводах начали изготавливать типовые детские площадки, малые архитектурные формы и т.д.

– Приход к власти Хрущева ознаменовал новую индустриальную эпоху и переход к более дешевому массовому жилью. Появилось понятие микрорайона. Тогда же началась автомобилизация, и архитекторы закладывали в проектах стоянки для машин. Внутренняя территория возле домов воспринималась как территория для жителей. Появились плескательные фонтаны, разные типы мощения, – отметил специалист.

В первых районах «хрущевок» еще оставалось понятие двора, пусть и расширенного. Ситуация в корне изменилась с микрорайонами, потому что здесь понятие двора было разрушено, поскольку оставались большие открытые пространства. Закрытые дворы, где все друг друга знали, стали невозможны – дворы стали большими общими территориями.

Как и в 20-е годы, власти гнались за вводом квадратных метров, и не всегда задумывались о благоустройстве, откладывая его на потом. Помогала здесь инициативность жителей, которые часто начинали благоустройство сами. В то же время, в этом были и минусы. Во-первых, как правило, сажались дешевые и неприхотливые деревья – ясень, американский клен, тополь. Эти деревья недолговечны и через определенное время они начинали ломаться и падать. Во-вторых, часто деревья сажали перед окнами, перекрывая солнечный свет. Впоследствии власти стали постепенно благоустраивать территории, причем по единым разработанным нормативам.

– На мой взгляд, самая большая проблема не только в благоустройстве существующих дворов, но и в проектировании новых. И у нас только-только в последние дет 10 стала зарождаться какая-то положительная тенденция в плане организации дворовых территорий. Если мы посмотрим на большинство новостроек, то это либо минимальное благоустройство, либо красивая картинка, которую можно увидеть с высоты, с верхних квартир, но внизу она абсолютно не работает, – подчеркнул Ромодин.

По его словам, у застройщиков должно быть понимание, что вся инфраструктура должна быть создана не потом с годами, а быть уже готовой и рабочей на момент сдачи дома. Также историк архитектуры призвал своих слушателей не отстраняться от процессов благоустройства, а активно в них вовлекаться, поскольку инициативным жителям всегда под силу сделать свой двор уютным и красивым.

По словам помощницы президента Татарстана Наталии Фишман-Бекмамбетовой, которая инициировала запуск лектория, лекция об истории российских дворов станет первой в серии образовательных эфиров, посвященных разным аспектам благоустройства.

Понравился материал? Поделись в соцсетях
4 КОММЕНТАРИЯ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Глеб
Ага. Вот вам пример Салават купере. За городом. Инфраструктуры нет. Социальной в том числе. Транспорта нет
0
0
Ответить

Николай
@Глеб Азино Горки тоже в свое время было за городом на отшибе так сказать, а что сейчас любо дорого посмотреть считай центр уже все будет надо только немного потерпеть
0
0
Ответить

Мужчина А.М.
Не понятно почему застройщика не обязывают строить садики и школы. Захотел квартал построить,значит обязан строить и школы садики исходя из количества квартир.
0
0
Ответить

56-квартал
А когда будет продолжение про наш двор в 90-е годы там это понятие совсем по другому трактовалось
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite