«Системного подхода по сохранению памятников архитектуры в Казани нет»

Элитный ЖК «Мергасовский» и гостиница с видом на Кремль. Что могло бы появиться на месте исторических объектов.

В Казани от пожара пострадал очередной исторический объект - Соболевские номера, построенные в 1869 году. Тогда казанский краевед Алексей Клочков заверил, что одной из причин возгорания подобных объектов является нежелание инвестора или владельца тратить большую сумму денег на реконструкцию. Его коллега - историк доцент кафедры всемирного исторического наследия КФУ Сергей Галанин назвал подобные пожары отголосками 90-х, когда здания поджигали специально, а на их месте возводили новостройки.

Редакция KazanFirst вместе с Галаниным определила несколько зданий, расположенных в историческом центре Казани, а вместе с генеральным директором «КамаСтройИнвест» Делюсом Сиразетдиновым представила, что могло бы появиться в них с коммерческой точки зрения.

Мергасовский - элитный жилой комплекс

Без знаменитого дома у Черного озера, расположенного в десяти минутах от казанского Кремля и центральной улицы города, обойтись было нельзя. 

«Зеленый дом» построили в 1928 году. В свое время в нем проживали известные татарские писатели Абдулла Алиш, Ибрагим Гази и Кави Наджми. Дом признали аварийным в 2009 году. До его расселения там проживали казанцы по социальному найму и собственники квартиры. Переселяться из аварийного жилья им предложили на окраину города - в «Салават Купере». Некоторые из мергасовцев были против и искали справедливости в суде, но все процессы они проиграли. 

Историю дома вы можете прочитать здесь.

Сиразетдинов - с профессиональной, девелоперской точки зрения - называет Мергасовский отличным объектом. Он предлагает отреставрировать его и сделать хорошим жилым домом, но только если перепланировка будет законна. В обратном случае ничего не удастся.

- [Даже если здание будет разрушено], необходимо его восстанавливать, делать новострой. Ничего нового на этом месте построить нельзя. Общественность, которая думает, что если объект сгорел,  значит, там появится новый дом или коммерческий объект, сто процентов ошибается, - акцентирует внимание Сиразетдинов.

Дом Щетинкина - гостиница в ста метрах от Кремля

Второй объект - ровесник сгоревших Соболевских номеров, расположенный на Баумана, - Дом Щетинкина. Увы, полноправным домом назвать его нельзя. К 2020 году от него остались лишь руины, спрятанные за растяжками, на которых изображен его фасад. 

Этот комплекс создан в стиле позднего классицизма по проекту архитектора Фомы Петонди и построен для владельца гостиницы на Проломной - купца 1-й гильдии Павла Щетинкина; второе здание - выявленный объект культурного наследия «Дом В. И. Щетинкина, начало XIX в., перестроен в 1856-1857 гг.» (Баумана, 32). 

Подробнее о памятнике можно узнать здесь и здесь.

Сиразетдинов не отрицает, что несколько лет назад ему предлагали зайти на объект и воссоздать его. Однако девелоперу пришлось отказаться из-за определенных ограничений, связанных со статусом здания.

- Воссоздание или реставрация - это огромные затраты, которые затем надо окупать. Поэтому там может быть гостиница, - считает эксперт.

Дом Дряблова-Михляева - без будущего, но под боком у храма

Если вы не знаете, что это за дом, то познакомиться с ним и узнать его историю можно здесь

Дом хранит богатую историю, которая ведет отсчет с XVII века. Это единственная уцелевшая гражданская постройка того времени. По нему ходил Петр I. Визит императора состоялся в честь празднования собственного 50-летия. Позже, как отмечают в различных исторических справках, в разное время в доме располагались дворянское собрание, богадельня, трактир, свечной завод, харчевня, гостиница, кофейня, биржа труда и пекарня. 

Градозащитники активно боролись за его сохранение, а в это время дом Михляева «ходил по рукам», неоднократно передавался с баланса на баланс различных учреждений и пришел в итоге к жуткому аварийному состоянию. 

Здание расположено в крайне неудачном месте - с одной стороны оно зажато территорией Петропавловского собора, с другой - зданием фабрики «Адонис», на первых этажах которой сейчас работают бары и прочие питейные заведения.

Сиразетдинов затруднился предположить, под какой формат мог бы подойти этот дом. В качестве фудмолла, как, например, московское «Депо», он уверен, тоже вряд ли удастся его оборудовать.

Нужна системность 

- К моему большому сожалению, до сих пор не выработано системного подхода к таким зданиям, чтобы в процессе расселения была организована и охрана, и ограничение на вход посторонним, - сетует помощник президента Татарстана, курирующая вопрос сохранения исторического наследия, Олеся Балтусова.

Собеседница рассказывает, чтобы передать дом новому собственнику (инвестору) с обязательным обременением по реставрации, необходимо полностью выселить жильцов, перевести здание в нежилой фонд и сформировать акционный пакет. Из негативных примеров Балтусова приводит сгоревшие Соболевские номера и Мергасовский дом. Однако положительных примеров значительно больше.

- За последние годы реализованы более 30 исторических домов, включая Дом Фукса, Дом Дружининой и другие, - говорит Балтусова.

Помощник президента считает, что Концепция развития исторического центра Казани, о которой мы писали здесь, поможет сохранению зданий.

- Разработчики Концепции устойчивого развития исторического поселения Казани проводят исследования для формирования технического задания на программу культурной политики центра, предлагают механизмы согласования изменений с городскими сообществами и экспертами, а юридический блок предлагает закрепление правового механизма, который позволит сохранять объекты, находящиеся в статусе расселяемых. Политическая воля здесь нужна даже больше, чем аналитика: муниципалитет обязан банально обеспечивать безопасность, чтобы дети и подростки не лезли в такие дома и не подвергались риску, - сказала Балтусова.

В республиканском Комитете по охране объектов культурного наследия KazanFirst заявили, что сомневаются в том, что пожар в «Соболевских номерах» был все-таки поджогом. Причина тому - наличие собственника.

- Что касается проблемы горящих памятников, то единственное лекарство от пожаров и поджогов старых отселенных зданий - наличие добросовестного собственника. Планируется ли ослабить требования к владельцам исторических зданий? Все требования установлены федеральным законодательством, наша задача - обеспечить добросовестное исполнение установленных правил, - заключили в пресс-службе ведомства.

Понравился материал? Поделись в соцсетях
11 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Руслан
А на месте Мергассовского дома что будет уже известно?
0
0
Ответить

Алина
@Руслан Надеемся, что не очередной торговый центр или кафе какое нибудь(
0
0
Ответить

Фанис
На баумана которое здание закрыто этой бумажкой уже лет 5, вообще бесит, там бомжи еще всегда сидят около него
0
0
Ответить

Алина
На профсоюзной можно было какой нибудь крутой бар открыть в этом доме, и так вроде есть несколько, кстати
0
0
Ответить

Диля
Странно что никому дел до этих зданий нет, при желании там можно было бы такой бизнес забабахать))
0
0
Ответить

Роман
@Диля Да не то чтт не доходят вы представьте какая сумма нужна для того чтобы там все восстановить
0
0
Ответить

Павел
Лучше бы Мергассовский дом отреставрировали, ну или на крайний случай построили очень похожий на прошлый
0
0
Ответить

Строитель
@Павел Реставрация стоит в десятки раз дороже чем постройка нового
0
0
Ответить

Лидия
Скорее бы эти развалины все посносили уже, а то стоят глаза мозолят лет 10 мне уже, даже стараюсь там не ходить
0
1
Ответить

Альбина
@Лидия А как же историческое наследие? В каждом городе такое есть, посмотрите на Питер
0
0
Ответить

Олег
Пожар это хорошее решение для любого проблемного здания
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite