Путь к Богу лежит через аттестационную комиссию

Депутаты Госдумы обсуждают законопроект, который обяжет священнослужителей у иудеев, буддистов и мусульман, получивших зарубежное религиозное образование, пройти курсы повышения квалификации или аттестацию в российских вузах.

Депутаты Госдумы (сегодня, 22 сентября. - Ред.) в первом чтении рассмотрят законопроект, который вносит существенные изменения в религиозную жизнь страны, в функционирование религиозных институтов, образовательных учреждений и общественных организаций. 

Законопроект называется «О внесении изменений в Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях», под номером № 992354-7. Его вносит депутатов от КПРФ Сергей Гаврилов. Он руководитель экспертной группы по совершенствованию законодательства в сфере свободы совести и религиозных объединений экспертного совета Комитета Госдумы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений. То есть инициатор закона - далеко не рядовой депутат парламента. 

Ряд религиозных деятелей уже негативно отреагировали на этот законопроект - здесь спектр охватывает как исповедующих иудаизм, так и буддизм. Внутри мусульманского сообщества рассматриваемый документ так же вызвал дискуссии и ряд опасений. 

Как поясняет в своём Телеграм-канале сам Сергей Гаврилов, будущий закон направлен на борьбу с экстремистскими течениями. 

- Это делается для того, чтобы избежать агрессивного миссионерства, особенно со стороны радикальных экстремистских течений. Часто совсем еще молодые люди проходят обучение в зарубежных центрах. И трудно оценить, готовили ли их как агитаторов, пропагандистов, экстремистов или проповедников, - пишет автор инициативы. 

Во-первых, законопроект вводит требование, что священнослужители, получившие религиозное образование за рубежом, не смогут начать религиозную или преподавательскую деятельность в России, не пройдя переподготовку или аттестацию в отечественных вузах. Правда, в самом тексте проекта ФЗ уточняется, что это касается лиц, в отношении которых в «установленном законодательством Российской Федерации порядке принято решение о нежелательности их пребывания (проживания) в Российской Федерации». 

Во-вторых, текст документа оперирует понятием «религиозная группа лиц». Речь не идёт об официально зарегистрированных юридических лицах. Под понятием «религиозная группа лиц» в законе подразумевается объединение людей, исповедующих одну религию. Но каков механизм выявления такой группы, в законопроекте не прописано. Как соотносится с ФЗ «О свободе совести и религиозных объединениях» - не очевидно. 

В-третьих, централизованные религиозные организации получат право устанавливать запрет на выход или исключение территориальных организаций из их состава. Это положение актуально на фоне громких межмуфтиятских разборок, когда из состава федеральных Духовных управлений мусульман выходят их региональные структуры. Как, например, из состава ЦДУМ под руководством муфтия Талгата Таджутдина решил выйти мордовский муфтият, из-под юрисдикции ДУМ РФ решил выйти муфтият Ивановской области. 

Зампред ДУМ РФ Дамир хазрат Мухетдинов в Facebook написал, что этот законопроект может сильно ударить по авторитету российских исламских богословов, российской мусульманской системы образования. 

- Проект Болгарской исламской академии, основанной под патронатом президента страны  Владимира Путина, получил удар откуда не ждали, - так расценивает влияние закона Мухетдинов. 

Он напоминает, что председателем попечительского совета академии является первый замглавы президентской администрации Сергей Кириенко. Как законопроект будет работать на практике, Дамир Мухетдинов видит следующим образом. 

- Исмаил Хамдан Муса Болбол (Бульбуль) - уважаемый и известный во всем мире профессор, имеющий 44-летний стаж научной и преподавательской деятельности, председатель диссертационного совета Болгарской исламской академии, под ответственность которого на днях степень доктора исламской теологии была присуждена девяти соискателям, садится завтра за парту Российского исламского института для переаттестации. Вместе с ним за парту сядут и новоиспеченные доктора исламских наук, среди которых немалая часть - выпускники зарубежных учебных заведений, - пишет религиозный деятель. - Во что превратится процесс возрождения отечественной мусульманской богословской школы в таких условиях, мы можем догадаться. Какой гомерический хохот вызовет эта законодательная новация во всем мире, в том числе исламском, тоже можно предположить. 

С ним не согласен зампред ДУМ РТ и ректор Российского исламского института Рафик Мухаметшин

- Я ничего страшного не вижу в том, чтобы аттестацию прошли зарубежные преподаватели. Это нормальная ситуация. Здесь не идёт речи о том, чтобы поставить под сомнение профессиональный уровень специалиста. Здесь идёт речь об адаптации. Я тоже как ректор Российского исламского института с этим сталкиваюсь. К нам приезжают из-за рубежа свои ребята, да, они по мазхабу (правовой школе) ханафиты, ханафитские традиции знают. Но они за рубежом учились, они не знают истории ислама в России, не знают богословской традиции российских мусульман. Где-то что-то слышали о Марджани, Абу Наср Курсави, Гадбрахмана Утыз-Имяни, всё, - рассуждает Мухаметшин. 

Собеседник рассказывает, что в Российском исламском институте, который он возглавляет, есть программа, которая нацелена на адаптацию выпускников иностранных религиозных заведений. 

- А если специалист иностранный, то почему бы ему не пройти курс повышения квалификации по российскому законодательству? Изучить то же наследие российских богословов. Мой друг профессор Бульбуль с удовольствием бы прослушал лекции по этим областям знаний. Никто же не будет ставить под сомнение его профессиональные качества, - подчеркивает Мухаметшин. 

В свою очередь политолог Руслан Айсин видит ряд угроз для мусульманской уммы, институтов, научных заведений и общественных структур от рассматриваемого законопроекта. 

- Закон сильно сегрегирует мусульман, отрывает их от большого мусульманского мира, от тех интеллектуальных процессов, которые идут там. А это само по себе большой вред и для мусульман, и для всей России, - считает эксперт. 

По его словам, возможно, при аттестации от иностранных преподавателей и религиозных деятелей будут требовать знания по законодательству, культурных и бытовых особенностей страны пребывания. 

- Я думаю, что это общая практика. Но она не должна быть особой по отношению к тем преподавателям и профессорам, которые пребывают в исламские учебные заведения. Эти люди приезжают в Россию, уже будучи с высокими научными степенями и, как правило, в ранге профессоров и докторов наук, - добавляет Айсин. 

Эксперт видит, что законопроект по факту может привести к регрессу, к архаизации образовательной системы мусульман в России. 

- Законопроект декларирует о том, чтобы повысить образовательный статус, отсечь радикальные течения. Но, с другой стороны, закон делает всё, чтобы у нас был откат назад, некая архаизация образовательной системы. Это противоречит здравому смыслу, потому что там, где высокий уровень просвещения и образования, там экстремизму места нет. Экстремизм скорее порождается незнанием, невежеством, - уверен он. 

Айсин не согласен с положением законопроекта, который позволяет запретить местным религиозным организациям выходить из состава централизованных организаций. 

- Мне кажется, этот момент ещё должен пройти дополнительную правовую экспертизу. С другой стороны, сама власть в своё время инициировала создание огромного количества духовных управлений в регионах. В некоторых регионах их порой 4, даже по 5 штук. Такая чехарда, с одной стороны, была выгодна властям, потому что можно было ими манипулировать, сталкивать лбами. Эту сферу наши власти плохо знают, предпочитают особо в неё не погружаться. Но, с другой стороны, большое количество религиозных организаций создаёт конкурентное поле для самих мусульман. Потому что возникает возможность доказывать на деле, что твоя организация лучше, чем другая, - рассуждает собеседник. 

Он считает, что желание авторов законопроекта и тех, кто стоит за их спинами, «закрутить гайки» в религиозной сфере, желание «расставить очень много красных флажков» может создать обратный эффект. 

- Мусульманские организации потеряют авторитет, потеряют поддержку у мусульман. Мусульмане будут уходить в подполье. Чем сильнее закручивать, тем больше вероятность, что всё будет уходить в нелегальное поле. Авторы законопроекта, судя по всему, не понимают проблемы исламского сообщества. Этот законопроект может создать государству дополнительный негатив и проблемы, - предупреждает Айсин. 

- Законопроект коснётся еврейской общины ровно в том масштабе, в котором он задуман теми, кто его придумал. Их законопроект - это просто ещё одно подкрепление всего того, что у нас было в стране и так. Евреи с учетом исторической действительности по большому счёту агрессией в принципе не страдали, - говорит один из представителей еврейской общины в Казани и журналист Иосиф Хапчик

Он напоминает, что еврейские религиозные иерархи учатся в Москве, в ешиве - Высшее еврейское духовное религиозное заведение РОУС «Торат Хаим», крупнейшее из еврейских заведений России.   

- У консолидированных религиозных организаций должно быть право аттестовывать ценных специалистов, которые уже работают и зарекомендовали себя. Тем самым организация подтвердит и их компетентность, и легитимность их религиозной деятельности в России. Такое решение поможет установить ограничители на будущее и снять напряжение касательно статуса иностранных дипломов, - приводит слова президента Федерации еврейских общин России Александра Бороды  «РИА Новости».

Он напоминает, что в своё время по образовательной системе раввинов в России был вакуум. 

- В Советском Союзе не готовили ни раввинов, ни имамов, ни священников многих конфессий. И, конечно, будет выглядеть абсурдно, если эти люди придут учиться в учебные заведения, в которых сами преподают, - высказывает мнение Борода. В то же время направленность законопроекта против терроризма и экстремизма глава еврейских общин разделяет. 

Критически отнёсся к закону и представитель буддизма в России. 

- Борьба с экстремизмом и терроризмом должна проходить без нанесения урона традиционным для России конфессиям. Исторически, на протяжении многих веков, священнослужители традиционных буддийских регионов России получали образование за рубежом - прежде в Тибете, а ныне в Индии и Монголии. Большинство духовных учителей, которые сейчас преподают буддийское учение в Калмыкии, Бурятии, Забайкалье, Туве и крупных городах (Москве, Санкт-Петербурге), - это выпускники монастырских университетов, расположенных на территории Индии, Непала, Китая, Монголии и других стран, - цитирует администратора Центрального хурула (буддийского храма) Калмыкии Йонтен-гелюнга газета «Взгляд». 

Он напоминает, что на сегодня российские буддисты не имеют зарегистрированного духовно-образовательного учреждения для священнослужителей.

Понравился материал? Поделись в соцсетях
19 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Вадим
Непонятно почему именно российскую аттестацию? Каким то бизнесом попахивает)
1
1
Ответить

Мин
@Вадим А где аттестовывать богословов? Конечно же в Булгаре, в Поволжском центре! Это гораздо безопаснее и правильнее, нежели бы наши проповедники обучались в Египте или Саудовской Аравии
1
0
Ответить

Эльвира
Священнослужителями не становятся, а рождаются, как правило по наследству переходит еще и должность
0
1
Ответить

Руслан
@Эльвира Это в Исламе все по связям делается, а в христианстве можно отучиться и уехать стать святым отцом в какой-нибудь глуши
0
0
Ответить

Лида
Очередной механизм, чтобы теперь через церковь еще давить, а то у них там полная свобода по факту
1
0
Ответить

Даниил
Есть же булгарская академия вот там наверно можно и проводить обучение по всем направлениям
0
0
Ответить

Борис Ляхов
Нужно все как в РПЦ сделать. Один центр управления, одна рука, есть в случае чего с кого спросить. А тут муфтияты что хотят то и воротят. Не говоря уже о том, что имамом назначается "кто попало". Без образования, симпатизирующий ваххабитам и т.д. С этой стороны аттестация - единственно верное решение.
0
0
Ответить

Житель Житомира и Казани
Уже проходили это, когда в 2000-х годах наши мечети заполонили выпускники турецких и иранских духовных школ. Чему учили там наших детей, не совсем до конца понятно. но потом как-то вдруг неожиданно стали вскрывать в РТ какие-то ячейки каких-то запрещенных организаций. Какую-то литературу изымать и всё такое. Совпадение? Не думаю
1
0
Ответить

Анна
@Житель Житомира и Казани Согласна, у нас в центре даже на Тукая были эти организации, не скрывая с черным флагом исламским висели
0
0
Ответить

Фарид
Осталось только притянуть за уши налог за вероисповедание))
0
0
Ответить

Ольга
Вы в церковь то давно сами ходили?) там одна свечка стоит и так 300 рублей
0
0
Ответить

Людмилла
@Ольга это где такие свечки?? у нас рублей по 50 по 100 всегда были и норм. может в Раифе только так загибают ценник
0
0
Ответить

Дима
Самое странное что эту же самую аттестацию придумали такие же люди, чтобы брать деньги с других людей..
0
0
Ответить

Альберт
Мы же все понимаем, что для связи с богом не нужны всякие документы и аттестации, в это верят только простаки какие-то)
0
0
Ответить

Динара
@Альберт для связи с богом может и не нужны, а вот касательно профессиональности священослужителя нужны, у них свои навыки есть там
0
0
Ответить

Ильяс
@Альберт Для вашей личной связи точно ничего не надо, но когда вы что-то проповедуете и те ценности и мнение станут в последующем истиной для окружающих, тогда стоит задуматься, что и чему будут обучать, иной раз бывает так что проповедуют радикальные вещи.
0
0
Ответить

Атеист
Бред все это, еще на это деньги налогоплательщиков тратить
0
0
Ответить

Иван
Такие смешные в своих головных уборах как будто сбежали со школьной театральной постановки про Алладина, ну бл у нас светское государство или как?
0
0
Ответить

Наиля Б
Почему наши врачи и другие специалисты должны подтверждать свои Российские дипломы и сдавать экзамены за рубежом , а выпускники иностранных университетов , даже теологи , не должны этого делать при работе на нашей территории
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite