«Нэфис» отбился от вкладчиков Татфондбанка

Арбитражный суд вновь счел недоказанной аффилированность завода СМС с компанией, так что предприятие не окажется последним в очереди на компенсации и сможет получить деньги раньше «погорельцев» ТФБ.

Арбитражный суд Поволжского округа отказался удовлетворить кассационную жалобу и признать Завод синтетических моющих средств (ЗСМС) аффилированным с «Нэфис Косметикс». Таким образом, «Нэфис» в очередной раз не смогли поставить последним в очередь на погашение долгов, что сильно возмутило обманутых вкладчиков Татфондбанка. 

Напомним, Завод СМС является крупным заемщиком ТФБ: ООО «ЗСМС» взяло кредит на сумму 3,9 млрд рублей под 15% годовых. Банк выдал только 3,4 млрд рублей – оставшейся суммы у него не оказалось, а в декабре 2016 года ЦБ РФ ограничил деятельность ТФБ, признанного в итоге банкротом. Последний транш на сумму 503 млн рублей осуществлен не был. Недополученные деньги могли пойти на покупку станков, без которых технологический процесс оказался невозможен. Представители «Нэфис» утверждают, что предприятие не было запущено по вине ТФБ, который скрывал свое неблагоприятное финансовое положение. 

Однако в Агентстве по страхованию вкладов заявили, что на этом участке площадью 9 тысяч квадратов уже запускалось некое производство силами компании «Нэфис Косметикс» и одним из его структурных предприятий был КМЭЗ (Казанский маслоэкстракционный завод). В то время как старт строительства заявлялся в июне 2016 года. Потому АСВ настаивает, что займ брался в Татфондбанке на возведение предприятия, которое уже было построено.

Представители конкурсного управляющего Татфондбанка – Агентства по страхованию вкладов заявили, что «Нэфис Косметикс» фактически является субординированным кредитором завода, который должен встать в последнюю очередь на погашение долгов. Юрист Валерий Медведев заявил, что ранее в Верховном суде уже было установлено, что «Нэфис» контролирует завод СМС.

- Это было установлено многочисленными фактами. Мы неоднократно подчеркивали: исходя сугубо из критериев Верховного суда, который допускал для признания лиц фактически аффилированными несколькими признаками. Например, наличие трудовых отношений, транзит денежных средств между друг другом или, например, совместное поведение на процессе. Мы в этом деле доказали все признаки фактической аффилированности, – заявил он. 

Ключевым признаком юрист указал увеличение уставного капитала. Денежные средства в уставный капитал завода СМС вносились за счет средств «Нэфис Косметикс», которые были перечислены на их аффилированное лицо – Лабораторию RTH. Затем они шли в качестве займа учредителю завода Юрию Ляшенко и тут же были возвращены в «Нэфис». Такая цепочка привела к формальному увеличению уставного капитала. 

Кроме того, удалось доказать, что большое количество сотрудников «Нэфис Косметикс» вовлечены в работу завода СМС, добавил Медведев. Он привел еще множество моментов, которые, по мнению стороны, убедительно доказывают подконтрольность завода «Нэфису».

Представитель АСВ в свою очередь отметил, что банковская практика предполагает определенный контроль за расходами и состоянием дел у заемщиков, особенно в таком большом инвестиционном проекте. Таким образом, в ТФБ не могли не знать, на какой стадии находится строительство, что там построено, а что нет. 

- Мнение конкурсного управляющего заключается в том, что, по сути, этот инвестиционный проект финансировался двумя основными кредиторами – банк и «Нэфис». Каждый финансировал по-своему, – заявил представитель АСВ. – Но, тем не менее, это было два стратегических инвестора этого проекта. Коль скоро они его оба финансировали, они должны и в ситуации банкротства оказаться в равном положении. Каждый рисковал своей долей денег. Они были различными по абсолютному выражению, но с точки зрения своего правового статуса, наверное, они должны быть в равных положениях. Они оба хотели заработать. По этой логике надо тогда и банк субординировать, потому что там не могли не знать о том, что там творится. 

Представительница «Нэфиса» Альбина Иванова заявила, что ТФБ пытается добиться переоценки доказательств, которая уже была дана. К тому же, по ее словам, многие факты, приведенные ее оппонентом, искажены. Перечисленные обстоятельства не свидетельствуют об аффилированности.

- Этот завод создавался для производства синтетических моющих средств. В будущем «Нэфис Косметикс» предполагал размещать заказы на заводе, эти деньги подлежали возврату через производство продукции, а не денежными средствами. То есть это не был займ, – подчеркнула Иванова. 

– Всегда легче доказать мнимость сделки, если доказываешь фактическую аффилированность. Также для привлечения к субсидиарной ответственности «Нэфиса» и дальше, возможно, руководства ключевым моментом согласно 53-му постановлению Верховного суда является вопрос контролирующего должника лица. Если доказать, что «Нэфис» является контролирующим завод СМС лицом, то это шаг к привлечению к субсидиарной ответственности. Без этого – никакой ответственности, никаких денег никто не получит. В чем наше несогласие с предыдущей инстанцией – в том, что они огульно и бездоказательно освободили «Нэфис», по большому счету, не только от вопроса субординации, но походя дали ему защиту от всех прочих вопросов. Вот в этом опасность, – сказал в разговоре с журналистом KazanFirst юрист Валерий Медведев. 

Собеседник указывает, что нарушение состоит в том, что суд никак это не прокомментировал, нарушив требование Верховного суда и даже нарушение собственных позиций в других делах. 

Во время заседания Медведев напирал именно на то, что судьи, которые приняли такое решение, в других делах считали доказанной аффилированность структур при гораздо меньшей доказательной базе, чем предоставляется сейчас. 

Перед оглашением решения суда юрист подчеркнул: он надеется, что все будет законно. С решением сторона не согласна и собирается добиваться справедливости в высшей инстанции. 

Понравился материал? Поделись в соцсетях
ПОДРОБНЕЕ В СЮЖЕТЕ: 166 материалов в сюжете

Дело ТФБ: главное, что нужно знать о расследовании краха банка

«Татфондбанк» стал первым крупным финансовым учреждением, у которого отозвал лицензию федеральный регулятор. ЦБ обвинил руководство организации в выводе средств, мошенничестве, а также неблагонадежной финансовой политике. В результате топ-менеджеры банка во главе с руководителем ТФБ Робертом Мусиным стали фигурантами уголовных дел. А в отставку был вынужден уйти премьер-министр Татарстана Ильдар Халиков.

7 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Фарук
Че они там опять не поделили? мыла на всех не хватило или че
0
0
Ответить

Альберт
Дело 2016 года, почему до сих пор все это обсуждается и зачем?
0
0
Ответить

Боря
@Альберт Так у них там судебные разбирательства идет, кто и сколько взял, куда и на что потратил... поэтому и так долго тянется все это
0
0
Ответить

Аноним
В Татфондбанке кредит взяли на то, что уже построено, кредит в 3,4 миллиарда рублей использовали на разные финансовые операции внутри группы компаний «Нэфис», когда его построили и без займа.
0
0
Ответить

Юрий
Зачем вообще Татфондбанк связался с ними и выдал огромные деньги фирме-пустышке, что-то тут не чисто это точно.. может деньги выводят)))
1
0
Ответить

Умелец
@Юрий Завод по производству моющих средств под гарантии Нэфиса? Нифига себе пустышка
1
0
Ответить

Мария
Посмотрим к чему эти разбирательства приведут
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite