Татарстану урезали квоты на мигрантов

Правительство России выделило республике полтысячи разрешений на временное проживание для иностранцев. Таким образом борются за «качество» рабочей силы. Эксперты в оценках данного решения разошлись. 

В Казани случилось столпотворение у здания миграционного управления МВД на улице Гаврилова – сотни приезжих выстроились в очередь на получение разрешения на временное проживание (РВП). Как оказалось, правительство наконец-то определилось с квотой на выдачу такого документа – их скостили вдвое, до 500.

Глава федерации мигрантов РФ по РТ Ренат Ходжаев в разговоре с журналистом KazanFirst сообщил, что квоты уменьшают ежегодно – это политика нашего государства.

– Я считаю, что это происходит для улучшения «качества» мигрантов, которые собираются остаться в России. В принципе где-то поджимают, а где-то расслабляют – в этом году и в конце прошлого упростили получение российского гражданства, – говорит собеседник. – Что меня больше всего взволновало в этой ситуации - вроде, XXI век, цифровые технологии. Почему нельзя сделать электронный прием документов? Тем более что на дворе пандемия. Зачем создавать такой ажиотаж вокруг этих квот? Люди долго ждали, когда начнется их раздача, потому что документ начинают выдавать в начале года. Люди ждали в январе, ждали в феврале, в итоге в конце марта только стали раздавать квоты. Соответственно, люди, бывшие в ожидании, ринулись получать эти квоты. На Татарстан их выделили всего 500 штук – на все города республики. Если мы будем исходить из количества желающих и квот, которые могли бы выдать, желающих намного больше.

Он рассказал, что в упомянутой очереди уже в 9 утра было записано 400 человек.

– А к обеду, я думаю, там точно набралось 700-800 человек. И это только Казань, – заметил Ходжаев. – Причем из-за закрытия границ таких людей меньше. Если бы границы были открыты, мы бы там увидели не 400, а 4 тысячи человек, скорее всего. Разрешение на временное проживание для любого мигранта – это шаг к получению вида на жительство и дальнейшему получению гражданства. То есть пока он не получил РВП, он не может получить вид на жительство. Это такой барьер для них.

Впрочем, мигранты могут получить РВП вне квоты. Например, те лица, которые отучились на территории Российской Федерации.

– Когда мигрант получает образование в России, идет изучение русского языка, интеграция в российское общество, адаптация. Чтобы не было такого, что человек пошел и получил РВП, не зная русский язык в достаточной мере. Правительство хочет, чтобы те люди, которые претендуют на вид на жительство, на гражданство, были адаптированы. Здесь все нормально, никаких проблем я не вижу. Проблема здесь одна-единственная: почему они создают ажиотаж вокруг этих квот и создают такие очереди в пандемийный период? Реально люди там стояли друг на друге, с ночи занимали очередь, с прошлого дня. Кто-то ночевал в машине - ждал этой очереди. В наше время это как-то дико смотрится, – недоумевает собеседник.

По словам спикера, правительство регулирует потоки мигрантов в те регионы, в которых они более остро необходимы. Чтобы все мигранты не ехали, допустим, только в «сладкие» регионы – Москва, Московская область, Санкт-Петербург, Ленинградская область. Казань тоже считается привлекательной территорией для мигрантов. 

- А нужно, чтобы мигранты ехали, допустим, на Дальний Восток. То есть хочешь РВП – езжай на Дальний Восток. Или в те регионы, которые плохо развиты и где требуются рабочие руки. Я не говорю, что у нас в Татарстане они не требуются. Нам нужно очень много рабочих рук. Закрытие границ показало, что сфера ЖКХ осталась без работников. Наших просто недостаточно, – сказал Ходжаев.

Мы поговорили с предпринимателями, работающими в строительной сфере, поскольку именно там наиболее велико количество занятых мигрантов, и оказалось, что единодушной позиции в этом отношении нет и в помине.

Депутат совета Альметьевского района от Партии Роста, директор ООО «Стройтехпоставка» Олег Буянцев поддерживает практику сокращения квот на РВП «обеими руками».

– Не знаю, насколько правильно привлекать мигрантов со стороны, ведь у нас собственное население не обеспечено в полном объеме работой. Приезжают со стороны люди с невысокой квалификацией для того, чтобы найти какую-нибудь работу, – им без разницы. При этом если мы возьмем нашего строителя – он учился в техникуме, в ПТУ или еще где-то. Соответственно, ОМС, ДМС предприятие за него выплачивает, есть повышение квалификации. Если мы его берем на стройку, он проходит курсы, учится работе с кранами, подъемными механизмами, изучает технику безопасности, получает спецодежду, ботинки. А мигрант приезжает порой вообще без ничего. Выходит на стройку в тапочках и начинает работать. Недобросовестный предприниматель может с ним поступать как хочет – не платить зарплату и налоги, не повышать квалификацию, не проверять работу. К тому же обучать и повышать квалификацию таких работников нет смысла, потому что они приходят на один сезон, – отмечает Буянцев.

Предприниматель уверен, что механизм делегирования работы малому бизнесу деградировал из-за тендерной системы.

– Я считаю, что она себя дискредитировала во всех смыслах. Она не стимулирует бизнес и вообще предприятия на какое-то развитие. Основа в тендерной системе состоит в том, что заказчик получил прибыль – без качества и без ответственности. И качество возведенных объектов тоже под вопросом, – полагает эксперт. – К тому же тендерная основа не учитывает квалификацию работников и оснащенность предприятий.

Он утверждает, что большая часть строительного рынка и промышленности зиждется на заказах от государства и госкорпораций, а в случае найма «дешевых» мигрантов на такие объекты разница в деньгах не возвращается государству, а оседает в карманах заказчика работ.

– Сокращение квот нужно для того, чтобы создать возможности для работы местного населения. К тому же это даст возможность начать применять модернизацию и автоматизацию. Если взять тот же парк – да вы купите трактор для уборки территории и не нужно вам будет брать 40 гастарбайтеров, – убежден Буянцев.

Депутат челнинского горсовета, гендиректор компании «СтройТраст» Раиль Минегалиев придерживается противоположной точки зрения и считает, что сокращение квот на РВП плохо повлияет на строительный сектор.

– Я технически работаю совсем без мигрантов, несмотря на то, что у меня оформлено порядка 400 человек, только потому, что есть определенные нюансы. Например, дополнительные проверки, документооборот, УФМС, надзор, контроль постоянно будут отвлекать моих специалистов. Я стараюсь избегать этого, - рассказывает собеседник.

Еще одна причина, по которой Минегалиев не работает с мигрантами, – это опасения, что из-за пандемии опять могут перекрыть границы.

– Но многие крупные компании, даже у нас, нацелены на работу с иностранцами. Было бы хорошо, если бы потребности строителей в рабочей силе иностранцы удовлетворяли. Так что я считаю, что квоты было бы лучше поднять, – сказал предприниматель. – Но есть другая сторона медали – наши местные работники сразу поднимают цены на любые виды работ, где нет конкуренции. Любое ограничение снимает момент конкуренции. Поэтому наши стали задирать стоимость работ. Та же кладка подорожала в полтора-два раза, потому что объемы по кладке есть, а работать без иностранцев уже некому. К тому же мигранты приезжают сюда именно работать и не отвлекаются на другие моменты. Поэтому работодателю с ними работать выгоднее. Тем более что с них можно требовать. И по той же цене получается больший объем работы.

Эксперт добавляет, что в строительном секторе Татарстана сегодня, несмотря на пандемию, ни один объект не остановился, работа продолжается, и иностранные работники стали бы большим подспорьем.

– Мы почувствовали, когда границы закрыли, что специальности, на которых работали иностранцы - те же самые сильные монолитчики, специалисты по кладке, штукатуры, - начали проседать. Своих специалистов внутри недостаточно, чтобы покрыть даже потребности внутри республики, – рассказал Минегалиев.

Он также обращает внимание на то, что отсутствие конкуренции поднимает стоимость квадратного метра жилья и других площадей.

– Я считаю, что мигранты не забирают работу у наших работников, а закрывают не занятую нишу. У нас до сих пор люди стоят на бирже труда, хотя работа как таковая есть. Люди выборочно подходят к таким вопросам. А иностранцы готовы закрыть эту нишу – почему бы не пользоваться этим?! – подытоживает предприниматель.


Понравился материал? Поделись в соцсетях
8 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Аноним
Все правильно, надо урезать, а то все рабочие места им отдают, потому что денег меньше берут... Так быть не должно! Куда не пойдешь на стройку не одного местного нет
0
0
Ответить

Борис
@Аноним Согласен, у нас хватает рабочих рук, можем и без них обойтись! Лучше бы в другие сферы их привлекали, а не работяг тащили
0
0
Ответить

Фарук
Почему мы в другие страны так просто уехать не можем, везде нужна виза, загрантпаспорт, а наша страна открыта для всех?? Кто что-хочет тут и делает, ну уменьшат эту квоту, кого это остановит то?? Они приедут и будут ходить, никто их не проверяет все равно же
0
0
Ответить

Аделя
Рынки захватили уже, весь обслуживающий персонал, уборщики, таксисты... Просто бесит!!! Иногда такое ощущение, что я вообще не в России живу... Еще ведут себя так, как будто я к ним приехала... Страшно уже на самом деле
1
0
Ответить

Алмаз
Пусть приезжают, я не против, мы все браться, какая разница какой национальности?
2
0
Ответить

Алексей
Беда в том что квоты урезали ,а получить их может не каждый у меня знакомый получал , на улице стоят люди и предлагают приобрести квоту за 40-100 т.р узбуку без денег теперь точно не попасть в Россию ,надеюсь с этой ситуацией разберутся !
0
0
Ответить

Арсений
Кто строить то будет теперь)
0
0
Ответить

Лол
До чего же всё таки наш народ экономически безграмотный,читая комменты понимаешь что вроде ниже дна некуда,а там ещё снизу стучат
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite