Президентов, кроме Путина, в России может не стать. Как и ограничений по срокам для губернаторов

В Госдуму внесли два законопроекта, которые вносят существенные изменения в работу руководителей регионов страны. В большей степени предложенные новшества касаются тяжеловесов и не в последнюю очередь - Рустама Минниханова.

В Госдуму РФ внесли два небезынтересных законопроекта, которые касаются института глав регионов страны. Первый из них предлагает установить равные пятилетние сроки для исполнения полномочий губернаторов и депутатов региональных заксобраний. Кроме того, предлагается снять запрет для руководителей субъектов избираться более двух сроков подряд, а также расширить основания для досрочного прекращения их полномочий из-за утраты доверия президента страны.

Авторами инициативы выступили глава комитета Совфеда по конституционному законодательству Андрей Клишас и депутат Госдумы  Павел Крашенинников.

Второй законопроект, к которому, кстати, тоже приложил свою руку Клишас, предусматривает, что высшее должностное лицо региона может называться только «главой субъекта Федерации». Согласно документу, законодательные региональные органы также не смогут содержать в своих названиях основу наименований федеральных органов власти.

Напомним, в России на данный момент только один глава региона именуется президентом – руководитель Татарстана Рустам Минниханов.

Как сообщила KazanFirst официальный представитель казанского Кремля Лилия Галимова, власти республики еще не ознакомились с законопроектом.

- Мы пока не видели сам законопроект, не читали его, не знаем его содержания, – сообщила Галимова в разговоре с журналистом KazanFirst.

Между тем инициативу уже успел прокомментировать пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков.

– В Кремле считают, что должность президента в России должна быть одна, но Путин с пониманием относится к специфике отдельных регионов, – сообщил он.

В схожем ключе на эту тему Путин высказывался еще в 2015 году.

– Это действительно дело самого Татарстана, я не думаю, что это так чувствительно, что заденет какие-то национальные чувства. Вы же знаете, как остро реагируют на свои национальные чувства народы Кавказа, но даже Чечня сказала: нет, у нас в стране должен быть один президент, а мы сделаем по-другому в отношении первого лица, – сказал тогда глава государства.

Он предложил татарстанцам самим решить этот вопрос и подчеркнул, что власти России с уважением отнесутся к любому выбору народа.

Тем не менее нельзя не заметить, что в данном случае ситуация несколько изменилась. Если центр не смущает наименование руководителя Татарстана президентом из-за «специфики региона», почему законопроект вообще появился? 

Политолог Руслан Айсин считает, что история с президентством в Татарстане повторяется не без причины.

– Как говорил знаменитый греческий философ Гераклит, нельзя войти в одну и ту же реку дважды. Но в России некоторые законы физики видоизменяются в угоду определенным политическим обстоятельствам, – иронизирует собеседник. – Этот шаг уже был сделан, Татарстан уже отстоял статус президента. Путин в декабре 2015 года высказался в том смысле, что это должен решать сам народ Татарстана – как называть своего руководителя. Я думаю, что и здесь в каком-то смысле получится отстоять позицию, потому что идея разработчиков законопроекта в целом понятна – попытаться символически всех зачесать одним гребнем. Но здесь еще закладывается такая вещь. Это всегда предмет торга. Делаются такие маленькие закладки, вокруг которых разгораются дискуссии, например, Татарстана и федерального центра или разработчиков этого законопроекта.

По мнению эксперта, Татарстан готов пойти на определенные уступки и компромиссы в других вопросах в обмен на то, что статус президента в республике сохранится.

– Но нельзя забывать, что политика – это прежде всего борьба возможностей. И еще один немаловажный момент – это то, что авторитет и политический вес Минниханова превышает символическое принятие этого закона. Чтобы в Татарстане статус президента поменять на какое-то другое наименование, нужно менять Конституцию, проводить референдум, необходимо вновь мобилизовывать электорат. И здесь могут столкнуться очень серьезные силы, и это может привести к потере контроля над общественным мнением. Нужно ли это Москве, когда и так они стоят на краю серьезнейшего кризиса? Я думаю, нет. Тем более что и прошедшие выборы в Госдуму накрутили людей, подняли градус политического противостояния. Опять возвращаться в эту тему, в частности, в Татарстане, я думаю, нецелесообразно ни для Москвы, ни для Казани, – полагает собеседник.

Айсин уверен, что официальная Казань сможет довести этот расклад до Москвы.

– И так все наэлектризовано, и подносить еще спичку сюда просто-напросто взрывоопасно. Поэтому здесь я не вижу серьезной опасности для Татарстана – республика в состоянии такую атаку отбить, – уверен политолог.

Ответственный секретарь Экспертного совета по общественно-политическим и этноконфессиональным вопросам при КФУ Андрей Большаков придерживается несколько иной точки зрения. Он полагает, что правовую сторону этой проблемы должны характеризовать юристы.

– Я попытаюсь рассмотреть политическую составляющую. Думаю, что с последовательностью принятия решений государством можно согласиться. Сначала сформировали органы власти федеральные, затем перешли на уровень региональный. Могли ли инициативы, связанные с реформированием власти губернаторов, серьезно повлиять на ход выборов и их итоги? Думаю, скорее всего, нет. Эти проблемы не сильно волнуют большинство российских избирателей. Федеральные власти имеют ряд рычагов и ими активно пользуются, когда выражают недоверие или меняют губернаторов. В основном это тема борьбы с коррупцией. Поэтому проворовавшийся губернатор вряд ли сможет задержаться в настоящее время на своей должности очень долго – антикоррупционные меры работают неплохо, – сказал Большаков.

Он считает, что эти законопроекты будут вынесены не только на публичное голосование, но и кулуарно обсуждаться.

- Второй законопроект непонятен тем, что главы регионов появились у нас на уровне федерального законодательства в 2016 году, и в этом плане новый заход на унификацию вызывает удивление. Наверное, здесь возможны переговоры между федеральным и республиканским руководством в случае отдельно взятого Татарстана. Пока же сложилась такая практика: внутри региона Минниханова считают и называют именно президентом, за пределами – главой республики, – напоминает эксперт. – Изменение статуса может вызвать недовольство у ряда российских граждан, которые живут в Татарстане. Они уже были недовольны языковой реформой, которая, по их мнению, не даёт развивать татарский язык. Думаю, что это никому не нужно, поэтому пока законопроект не принят, можно найти компромисс внутри нижней палаты парламента или вовсе не продвигать его до уровня закона.

Что касается «обнуления» губернаторов, Руслан Айсин убежден, что эта инициатива появилась неспроста и именно по итогам выборов в Госдуму.

– Собственно говоря, законопроект, на мой взгляд, является частью большой стратегии по переформатированию внутриполитического пространства и идет в русле общего вектора по транзиту власти. Путинская президентская каденция – последняя, – заявил Айсин. – У нее остается, по сути, два-три года, поэтому он хочет провести этот транзит, это переформатирование как можно тоньше и без потерь. Известно, что Путин, в общем-то, консерватор – и в управленческих решениях, и в том, что касается людей. Хотя есть и такое мнение, что он любит и резкие, неожиданные решения, хотя они все достаточно предугадываемы.

Эксперт напомнил, что президент России – человек очень привязанный к конкретным фигурам и тем решениям, которые он когда-то принимал. Поэтому инициатива о снятии запрета для губернаторов избираться больше чем на два срока подряд – часть большого проекта.

– Путину надо зафиксировать несколько эшелонов элиты, которые концентрами расходятся от него в некоем статус-кво, чтобы ничего не двигалось до транзита. Любые крупные подвижки могут быть чреваты какими-то неожиданностями, которых Путин хочет избежать. Ему важно, чтобы и [глава Чечни Рамзан] Кадыров, и [мэр Москвы Сергей] Собянин, и Минниханов, и другие региональные тяжеловесы, которые сейчас находятся в статусе последнего срока правления в своих регионах, не выходили куда-то и не были факторами, которые могут привести к потере управляемости в ключевых регионах, – рассказал политолог. – Поэтому Путину важно, чтобы они имели возможность, с одной стороны, переизбраться, а с другой, это вносит еще одну лепту в их лояльность. Понятно, что этот законопроект в большей степени отнесен именно к региональным тяжеловесам. И третье – это своего рода благодарность Путина этим региональным тяжеловесам, которые обеспечили безоговорочную победу «Единой России» в тех самых ключевых регионах. Есть, конечно, и другие важные субъекты, но эти, положа руку на сердце, являются «становым хребтом» России. Татарстан, понятно, - это лидер национальных республик, лидер Поволжья. Москва – это, собственно говоря, центр России, ее бьющееся сердце. Ну и Чечня подпирает весь Кавказ – бурлящий и пассионарный.

Так что, по мнению Руслана Айсина, этот законопроект фиксирует эти регионы и подтверждает их статус.

Доктор политических наук профессор КФУ Сергей Сергеев согласен с тем, что законопроекты, фактически снимающие ограничения по количеству сроков избрания для глав регионов, могли понизить и без того невысокий рейтинг «Единой России», поэтому они, как и повышение пенсионного возраста, были обнародованы после выборов.

– Законопроекты эти направлены на сохранение поддержки московского Кремля региональными элитами. Пряник – в виде отмены ограничений, кнут – в виде расширения оснований для снятия глав регионов. Чтобы никто никуда не шелохнулся – ни влево, ни вправо и нынешний статус-кво сохранялся бы как можно дольше, – заявил эксперт.

По его мнению, то обстоятельство, что до сих пор должность первого лица Татарстана называется «президент», с точки зрения центра является определенной уступкой республике.

– Но это была уступка до поры до времени. Мол, пока мы разрешаем (до выборов), а дальше будьте добры быть как все, – добавил собеседник.

Сергеев уверен, что оба законопроекта будут приняты и это не вызовет последствий в виде публичных протестов или демаршей.

Политолог Илья Гращенков так же считает, что обнуление сроков для губернаторов означает консервацию региональной власти на ближайшие два-три года.

– Команда запасных младотехнократов имеется, однако сейчас, в период неопределённости, федеральный центр предпочитает сделать ставку на уже опытные, проверенные кадры. Кроме того, последние главы избрались с невероятно высокими ризалитами, получив в среднем по 70-80%, что дает им моральное право на непопулярные решения в рамках своих субъектов. Но в случае недовольства президент теперь может отстранить любого из них, не давая возможности составить фронду и пытаться переизбраться на протестной волне, – подытожил Гращенков. 

Понравился материал? Поделись в соцсетях
5 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
ЛДПР
Да плевать всем в этом регионе, перезидент не перезидент...Путин один решает все, значит и президент один...пусть местный будет главой...участка...
1
3
Ответить

Аноним
Ну давайте еще и депутатов всех и глав регионов посадим на неопределенный (бесконечный) срок)) Это уже реально предсказуемо и очень жалко выглядит)) Себя то надо уважать хоть немного
1
0
Ответить

Алсу
Все время до этого был президент Татарстана, а тут вдруг нужно поменять. Почему и зачем? Мне кажется все жители уже привыкли к такому распорядку и менять ничего не захотят
4
4
Ответить

1
Картаеп беткэнсен, инде. Кит эле.
0
0
Ответить

?
Да они все плесенью покроются в этих креслах!!!
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite