Священники и светские ученые предупреждают Татарстан об активизации сектантов

За последние два года адепты нетрадиционных религиозных течений перебежали из Украины в Россию

Ильнур Ярхамов — Казань

Эксперты отмечают активизацию нетрадиционных религиозных движений в России и в Татарстане с 2014 года.

С 2015 года растёт их активность в интернете: число участников тематических групп в соцсетях и количество сайтов выросло в 2,5 раза.

Об этом вчера на пресс-конференции рассказал исполнительный директор Казанского межрегионального центра экспертиз Вадим Козлов.
Вадим Козлов
По его словам, сегодня религиозная идентичность наряду с гражданской или этнической идентичностью остаётся наиболее востребованной у людей. Общность на основе религии ощущают 80% татар и 79% русских. 60% мусульман посещают мечети, 62% православных — храмы.

Однако на фоне экономического кризиса в стране некоторые люди сталкиваются с серьёзными психологическими стрессами, впадают в депрессию, у них появляются проблемы в семье, на работе. В такой ситуации активизируется работа нетрадиционных религиозных организаций; деятельность некоторых из них носит деструктивный характер и представляет угрозу для семьи человека и для государства в целом.

Завкафедрой религиоведения КФУ Лариса Астахова рассказала, что сейчас в Казани активизировались последователи Светланы Пеуновой. Ее призывы явно преследуют  политические цели. Также отмечены попытки возрождения радикальной секты «Аум Сёнрико»: «Но сейчас они все переходят в интернет, где их отследить становится сложнее»

Лариса Астахова
«Нетрадиционные религиозные организации усиливают свои позиции потому, что они появляются в атмосфере ожидания угрозы, какого-то конца [света]», — рассказывает руководитель миссионерского отдела Казанской епархии протоиерей
Сергий Титов: «сомнительные религиозные организации» использую человеческие страхи и угрозы, чтобы «добиваться своих меркантильных целей».
Сергий Титов
В состоянии кризиса, продолжает Козлов, у людей снижается критическое мышление, что делает их восприимчивыми к психологическим манипуляциям.

К сожалению, назвать такие организации «сектой» невозможно, потому что это не термин государственно-правовых отношений, а научный и религиоведческий термин. Современным законодательством не дано правовое определение этому понятию, сетует Астахова.

Тем не менее, у сект есть несколько отличительных особенностей, говорит Козлов.  Во-первых, руководители организаций требуют от своих адептов «десятину или иной налог». Во-вторых, они обязывают привести в секту еще одного члена семьи или порвать всякие отношения с ней. В результате секты фрагментируют общество и государство, что может привести к его расколу.
 
Астахова призвала журналистов внимательнее относиться к тому, как они освещают деятельность тех или иных сект. По её словам, некоторым организациям только на руку, когда против них в прессе поднимается кампания. Таким образом, в секты тянутся либо из интереса, либо из оппозиционности. Сразу после таких кампаний на семинары и собрания сектантов приходит в четыре раза больше человек, чем было ранее.

Рост числа сект в 2014-2015 годах Козлов объясняет тем, что в Россию хлынул большой поток «эмиссаров, кураторов и миссионеров». По его словам, отношения между государством и религиозными учреждениями на Украине менее урегулированы, чем в России.

Это породило ситуацию «вольницы, когда все верили в то, во что хотели верить, и в то, во что могли верить». Козлов напомнил, что бывший мэр Киева Леонид Черновецкий был сектантом. Мэр общался с чернокожим пастырем, который собирал стадионы верующих, и аудитория билась в истерике во время его проповедей.

Первый заместитель председателя Духовного управления мусульман РТ Рустам хазрат Батров заявил, что у сект, как правило, центры принятия решений находятся за рубежом. В качестве примера он привел организацию «Хизб ут-Тахрир». Он рассказал, что в своё время садился с ними за стол переговоров, во время которых хизбисты не скрывали, что получают «указания по соцсетям из Лондона».
Рустам хазрат Батров
Батров уверен, что к сектантам обычно приобщаются люди, склонные к «политическому самопиару, провокационности и оппозиционности».
    

Понравился материал? Поделись в соцсетях
10 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Артём
А объясните мне различие между сектой и религией? Не хочу никого оскорбить, но гонения на христиан же тоже были, их тоже в своё время считали сектантами.
0
0
Ответить

лоо
Разница между сектой и религией сейчас в том, что религия — это внутренний референдум, то есть, ты сам принимаешь, верить или нет. А в случае с сектой тебе нужно продать квартиру, привести всю свою семью, нажужжать уши своим соседям, знакомым и просто уличным прохожим, чтобы они тоже вступили в твою секту. При этом, ислам там, христианство всякое друга признают, так сказать, считают себя альтернативами чего-то одного. А вот сектанты уверены, что только они знают истинный путь к спасению
0
0
Ответить

Сергей
скажите: христианство в 1 веке н.э. и ислам в 7 веке н.э. — это секты или уже религия?
0
0
Ответить

дмитрий
Думаю что через пять минут после смерти мы узнаем кто был сектант а кто просто религиозен. Я считаю себя христианином и не вижу ни чего плохого в десятине я я также не вижу ни чего плохого в том что библия учит прощать и уважать.
0
0
Ответить

Айдар
Деструктивные религиозные организации, активизировались, ловцы душ людей. Прикрытие религией их фишка. Пора уже в серьез задуматься на эту тему и подогнать законодательство позволяющее закрывать их без особого труда!!
0
0
Ответить

Виктория Феникс
Ой, что-то мне смешно))) Цитата: «В Казани активизировались последователи Светланы Пеуновой. Ее призывы явно преследуют политические цели». Понимаю, ответ может вас шокировать… Но может это потому что последователи Пеуновой это ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ ВОЛЯ? Как бы у политической партии должны быть политические цели… А вот у вас какие цели, Ларисочка?
0
0
Ответить

Айнур
Я учился у Ларисы Астаховой. Уж очень услужливая она различным властным структурам. Сами понимаете, карьеру человек хочется. Так что лично мое мнение, что вот эти все разговоры про секты — это какое-то задание сверху. Видимо «заказ» на оппозицию. Так что я не верю че тут понаписали.
0
0
Ответить

Айнур
Я муфтият считаю какой то не понятной организаций, потому что такого в исламе нет
0
0
Ответить

Ильдар
Дайте ссылку хоть одной
0
0
Ответить

Религиовед
за все время обучения на кафедре религиоведения ни одного человека, ни парня, ни девушки, по имени Айнур у нас (и соответственно, у Астаховой) не обучалось. Это так, забавная инфа к сведению. А что касается партии «Воля», так речь то явно не о ней — а об «Академии развития», которая относится к типичным НРД, и — о чудо!» — ее тоже возглавляет Светлана Пеунова. Интересные комменты от явно
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite