Рашид Низамеев: «На всю Россию всего три компании работают на постоянной основе с населением и бизнесом в сфере исламских финансов»

Директор финансового дома «Амаль» в интервью KazanFirst о том, чем исламские банки могут быть интересны каждому

Директор финансового дома «Амаль» Рашид Низамеев

Елена Орешина — Казань

Исламские финансы — тема в России сколь модная, столь и непонятная. В Татарстане, например, каждый год собирается форум «Казань-саммит», где обсуждают халяльные финансовые инструменты, но дальше бизнесменов, высоких чиновников и ученых эти разговоры не выходят. Чем исламский банк отличается от обычного банка, чем он полезен для рядового вкладчика  — ответы на эти вопросы не знают даже в Татарстане, где мусульман больше половины населения.

Рашид Низамеев, директор финансового дома «Амаль», консультирует российских парламентариев, готовых внедрить нормативы исламского банкинга в отечественную законодательную базу. Банкам непонятны исламские инструменты, но они готовы этим заниматься, если будут внесены изменения в законодательство, рассуждает он.

В интервью KazanFirst  он рассказал, чем исламские банки могут быть интересны каждому.

Рашид Низамеев: «На всю Россию всего три компании работают на постоянной основе с населением и бизнесом в сфере исламских финансов»

— Для начала объясните, что же такое исламские финансы, как это работает и кто может ими пользоваться?

— Думаю, лучше сузить сферу нашего разговора и разобрать, что такое исламский банк. Прежде всего, это светское учреждение, которое оказывает финансовые услуги населению и юридическим лицам. Соответственно, раз исламский банк — светское учреждение, его клиентом может стать любой, кто подходит ему по экономическим критериям. При этом неважно, к какой конфессии относится клиент.

Хочу сказать, что базовый набор инструментов, который в своей деятельности использует исламский банк, не уникален. Все эти инструменты были изобретены давно и так или иначе присутствуют в светской экономике.

Исламский банк – это финансовое учреждение, которое в своей работе избрало для себя ряд механизмов. Почему банк? Потому что, по сути, он использует банковскую схему работы. Любой банк – это финансовый посредник, который через свои механизмы аккумулирует средства населения и юридических лиц и размещает их среди них же — это депозит и кредит соответственно. Кроме этого исламский банк оказывает услуги расчетно-кассового обслуживания, как и обычный банк.

— Чем же исламский банк отличается от обычного?

— Отличия в инструментах, которые исламский банк использует со стороны привлечения и размещения средств. Сначала рассмотрим привлечение. Приходит клиент, который желает стать вкладчиком исламского банка. Банк берет его средства в доверительное управление. То есть клиент предоставляет деньги, банк размещает их в своих операциях, фиксирует финансовый результат (он может быть и отрицательным) и часть этого результата (когда он положительный) банк оставляет себе, а часть отдает клиенту. Говоря простым языком, если клиент вложил 10 000, а банк за месяц заработал на них 1 000, прибыль делится в оговоренной заранее пропорции, например, 50/50.

Как видите, когда заключается инвестиционный исламский банковский договор, в нем четко прописывается, что банк управляет средствами клиента и прибыль делится в определенной пропорции, которая прописывается в виде долей. Ключевое отличие здесь — прибыль клиента на переданный в управление исламскому банку капитал зависит от финансового результата последнего. Соответственно, нет гарантированной ставки дохода, который получит вкладчик.

Рашид Низамеев: «На всю Россию всего три компании работают на постоянной основе с населением и бизнесом в сфере исламских финансов»

— Почему так?

В основе исламского банка лежит запрет, который прописан в Коране — ссудный процент, не только в банковской, но и в любой другой деятельности мусульманина запрещен.

Впрочем, это не новшество ислама. Если брать христианство и иудаизм, там также можно найти подобные запреты. В случае если во время управления средствами получается не прибыль, а убыток, его бремя полностью ложится на капитал клиента, как и в стандартном доверительном управлении. При этом сам вкладчик не имеет права вмешиваться в дела банка. Можно заранее в договоре ограничить какие-то сферы деятельности инвестирования, но после его подписания банк управляет счетом на свое усмотрение.

Хочу сказать, что мы работаем с 2010 года и за все время у нас ни разу не было отрицательных результатов, волатильность доходности составила всего 1%. Средняя доходность по вкладу — около 15% годовых, +/- 1%.

Вообще, в основе исламских финансов лежит принцип справедливости. Справедливость предполагает равное распределение рисков.

Рашид Низамеев: «На всю Россию всего три компании работают на постоянной основе с населением и бизнесом в сфере исламских финансов»

Основные принципы совершения банковских операций в соответствии с Исламским правом

— Запрет на процентные сделки: прирост на долг (риба насия) и прирост на обмен (риба фадль);

— Запрет на сделки с условиями неопределенности (гарар);

— Запрет на финансирование точно определенных секторов экономики: игорный бизнес, производство свинины, алкогольной продукции и т.п;

— Условия разделения риска получения прибыли и убытков между банком и клиентом по совершаемым сделкам;

— Условия проведения финансовых сделок на основе реальных активов или операций с данными активами. Обязательная идентификация лежащих в основе сделки реальных активов.

— Как размещаются деньги исламского банка?

Банк может выступать как фонд частных инвестиций. Исламский банк находит интересную компанию, входит в ее капитал — финансирует ее и получает за это часть прибыли. В зависимости от договорных условий, исламский банк может или не может вмешиваться в управление компанией, в которую он вкладывает средства.

Также банк предоставляет услуги лизинга и торговой рассрочки. Исламский лизинг отличается тем, что клиент более защищен. По сути, лизинг — это целевой кредит, на котором можно получить определенную экономию на налогах. В стандартной ситуации, если с активом, который вы приобретаете по лизингу, что-то случается до того, как вы выплатите все лизинговые платежи, страховая премия уйдет лизинговой компании, а если ее не хватит — вы еще останетесь должны. В исламском банке не так — если актив становится непригодным не по вине лизингополучателя, то он не обязан выплачивать остаток средств за него. По сути, в лизинге банк покупает актив и сдает его в аренду с возможностью выкупа клиенту.

Также используется товарный кредит. Здесь, как и в лизинге, банк покупает актив на себя. Только в этом случае он уже перепродается его клиенту с наценкой в рассрочку. 

Основные типы исламских банковских инструментов

Все исламские банковские продукты по принципу их формирования делятся на три типа:

1. Банковский продукт, основанный на партнерстве (или «разделении прибыли/прибыли и убытков»): мудараба и мушарака;

2. Банковский продукт, основанный на участии в сделках (или «долга по сделке»): мурабаха, иджара (лизинг), салам, истисна, истиджрар, кардул – хасан, вадия;

3. Банковский продукт, основанный на оплате комиссий (тарифов) банка (или «комиссионные» продукты): вакала (аккредитив).

— Какие инструменты вы используете в своей деятельности?

— Финансовый дом «Амаль» использует только четыре инструмента. Три на финансировании — мурабаха (товарный кредит), иджара (лизинг), мушарака (инвестиционное финансирование) и один инструмент на привлечении — мудараба (доверительное управление).

Рашид Низамеев: «На всю Россию всего три компании работают на постоянной основе с населением и бизнесом в сфере исламских финансов»

Важный момент. Как я уже говорил, мы не выдаем кредиты в стандартном понимании. Если клиент получает у нас финансирование на автомобиль, то мы сначала покупаем машину на себя, а потом перепродаем клиенту. Все риски с момента покупки нами автомобиля и до перепродажи его клиенту мы берем на себя. Это не так заметно, если автомобиль, например, в Казани. Но мы часто закупаем оборудование, например, в Новосибирске, а перепродаем в Москве. И в этом случае все риски и издержки на транспортировку ложатся на финансовый дом.

Еще один важный момент – мы не берем пеней, потому что по сути это ссудный процент. Мы используем другие инструменты, такие как залог и поручительство, кроме этого, у нас более жесткие финансовые критерии для клиентов.

— Как сейчас это вписывается в российскую банковскую систему?

— Все инструменты, которые мы используем — стандартны. Мы вписываемся в законодательную систему. Но дело в том, что мы работаем не на банковской площадке, поскольку банк не имеет права заниматься торговой деятельностью, а на базе общества с ограниченной ответственностью. Благодаря тому, что мы работаем как общество, у нас получилось создать такую компанию.

Например, финансовый дом «Амаль» работает с банком-партнером — филиал «Казанский» «Булгар банка». Это именно банковское подразделение, оно оказывает услуги расчетно-кассового обслуживания. ООО ведь не могут оказывать такие услуги. Отличие этого филиала от других банков в том, что у него есть субкорсчет. То есть банк хранит средства клиентов на собственном корреспондентском счете, который открыт в Нацбанке. Есть сам «Булгар банк». И есть казанский филиал «Булгар банка». У головного подразделения свой корреспондентский счет, у казанского филиала — собственный субкорсчет.

Рашид Низамеев: «На всю Россию всего три компании работают на постоянной основе с населением и бизнесом в сфере исламских финансов»

— Зачем это нужно?

Если вы становитесь клиентом обычного банка, вы финансируете его деятельность. Для банка средства, которые лежат у вас на зарплатной или дебетовой карте — источник бесплатных фондов. Он все равно, так или иначе, размещает часть этих средств в своих операциях — на коротких позициях, на межбанке и так далее. А инструменты, которые использует обычный банк в своей деятельности, — неправильны с точки зрения ислама. Наша специфика в том, что все средства клиента, который открыл расчетный счет, хранятся именно на субкорсчете и не смешиваются с деньгами основного «Булгар банка».

В данном случае источник прибыли — комиссия за расчетно-кассовые операции. Специфика в том, что клиент, который открывает счет, получает гарантию, что его средства не используются в недозволенных исламом операциях (прежде всего в кредитовании) просто за счет того, что они не смешиваются с деньгами других подразделений банка. Это уникальное предложение для России.

Но исламские финансы не встроены в российскую банковскую систему?

— Не встроены. Просто есть организации, такие как финансовый дом «Амаль», которые занимаются этим. Но в России их очень мало. Кроме нас есть еще два финансовых дома в Дагестане. На всю страну всего три компании работают на постоянной основе с населением и бизнесом в сфере исламских финансов. Сейчас «Амаль» задает стандарты в отрасли.

Рашид Низамеев: «На всю Россию всего три компании работают на постоянной основе с населением и бизнесом в сфере исламских финансов»

— Почему на всю Россию всего три такие организации?

— Основная причина — ограничения в законодательстве. Банкам непонятны инструменты, которые мы используем, они для них сложны. Но в принципе они готовы этим заниматься, если будут внесены изменения в законодательство.

Сейчас в Госдуме России рассматривается инициатива депутата Госдумы Дмитрия Савельева, который предлагает внести изменения в российское законодательство, чтобы привлечь в нашу экономику фонды из стран Востока. Могу попробовать его процитировать: «Похоже, что санкции в России надолго, поэтому мы должны диверсифицировать источники фондов для нашей экономики».

Если изменится законодательство, то я уверен, что банки в местах компактного проживания мусульман — в Поволжье, Московской области и на Северном Кавказе — расширят свою линейку продуктов за счет введения в пользование инструментов исламского банка.

А сейчас это им непонятно, неудобно, они не хотят этим заниматься. Кроме этого, имеет место быть исламофобия, эта тема активно муссируется в обществе, в том числе СМИ, и это, конечно же, тоже влияет на сознание людей. Многие до сих пор не понимают, что рядовые мусульмане не носят за пазухой автомат и пояс шахида. Есть радикалы, это нельзя отрицать, их крайне мало, но мусульмане сами от этого страдают.

— В чем суть инициативы, которую предлагает Савельева?

— На первом этапе они предлагают разрешить банкам заниматься торговой деятельностью, соответствующий законопроект сейчас подан в Госдуму. После этого банки хотя бы смогут выдавать финансирование через торговые операции — не придется действовать на базе ООО. Останется вопрос с привлечением средств, но я думаю, что со временем будет решен и он. Центральный банк на эту инициативу сказал, что, если закон будет принят — они не против. Вообще у них нейтральная позиция — не горят желанием вводить новые инструменты, но и препятствовать не будут.

Рашид Низамеев: «На всю Россию всего три компании работают на постоянной основе с населением и бизнесом в сфере исламских финансов»

— Если пройдет этот законопроект, какие еще моменты важно прописать в законодательстве, чтобы исламские банки могли полноценно работать в России?

Как я уже говорил, останется вопрос с привлечением средств — напомню, с точки зрения религии исламский банк не может принимать вклады от клиентов в обычном понимании, под проценты. В любом случае, если это будет работать на базе банка, уже станет легче — покупка не будет облагаться НДС.

О другом говорить сложно, потому что должен быть принят целый спектр законов, которые бы внесли изменения в существующую банковскую систему страны. Это огромная работа, не одного дня и даже года.

В мире наибольшей популярностью пользуется дуальная система, когда в стране есть обычная банковская система и параллельно исламская. Например, во всех крупных европейских банках есть «исламские окна». А Великобритания вообще поставила себе цель стать международным исламским центром.

— Почему?

— Потому что есть такие страны, как Саудовская Аравия, в которых сосредоточена огромная нефтедолларовая ликвидность. Конечно, правительство Великобритании и других стран не против, чтобы часть этой ликвидности перешла в их экономику. В странах Востока, как правило, также существуют две банковские системы — традиционная и исламская. России, если она хочет пойти этим путем, придется создавать огромную базу нормативных актов. Про особенности этой работы мне судить сложно, потому что я все же финансист, а не юрист. Но даже со своей позиции могу сказать, что здесь придется проработать налоговые аспекты, правовое регулирование всех операций и так далее.

Рашид Низамеев: «На всю Россию всего три компании работают на постоянной основе с населением и бизнесом в сфере исламских финансов»

— Но вас привлекают как консультанта к этой работе?

— Да, привлекают. Разработчики законопроекта вообще привлекают огромное количество экспертов, чтобы законопроект получился правильным, четким и сбалансированным.

— Вы упомянули про «исламские окна». Можете рассказать о них подробнее?

— По сути, это подразделение в банке, которое работает под брендом головного банка, но при этом оказывает исламские финансовые услуги.

— Получается, деньги, которые поступают в основной банк, и средства из «исламского окна» не смешиваются?

— Детально этот вопрос я не изучал, я не проходил практику в таких организациях за рубежом. Скорее всего, это отдельное юридическое подразделение, со своим корсчетом, отдельными операциями и регулированием.

— Вы занимаетесь исламским страхованием. Как это работает в исламских банках?

Здесь ключевое слово «страхование». Согласно действующему российскому законодательству, банки этим не занимаются. У банков есть страховые компании-партнеры, с которыми они работают. Если смотреть в разрезе норм ислама, существуют такафул-компании — по сути, это фонды взаимного страхования. Вот пример механизма: мы с вами живем на одной улице и откладываем с другими жителями в некий общий фонд по 1000 рублей. Если с кем-то из жителей улицы что-то случится и ему потребуются деньги на цели, предусмотренные политикой нашего фонда, он сможет ими воспользоваться. Финансовый дом «Амаль» такие услуги не оказывает. Насколько я знаю, в России сейчас нет такой компании. Если бы она была — мы бы обязательно с ней сотрудничали.

— То есть в вашем арсенале сейчас нет никаких страховых инструментов?

— У нас есть внутренний фонд, который мы в принципе можем назвать страховым, это резервный фонд на покрытие рисков.

Приведу пример. Клиент, который купил у нас автомобиль, погиб в автокатастрофе на этой машине. Его поручителями выступали пожилые родители. По закону выплатить остаток долга должны были они. Но мы погасили его из внутреннего фонда финансового дома. В принципе, он рассчитан на те случаи, когда клиент по определенным причинам станет неплатежеспособным. Внутренний фонд мы были вынуждены создать из-за отсутствия на российском рынке такафул-компании.

Рашид Низамеев: «На всю Россию всего три компании работают на постоянной основе с населением и бизнесом в сфере исламских финансов»

— Почему не создается этот инструмент?

— Это очень сложный бизнес. Плюс есть ограничения в законе, которые не дают создать в России подобную компанию. Вероятно, поэтому пока никто не взялся за это. Лично мне страховой бизнес неинтересен.

— В 2011-2012 годах Агентство инвестразвития Татарстана выдвигало идею о выпуске исламских облигаций — сукук. Нужны ли они сейчас?

— Нужны. Недавно после посещения президентом [Рустамом Миннихановым] Объединенных Арабских Эмиратов, к нам в республику оттуда приехала делегация. В рамках этого визита финансовый дом «Амаль» посетил ведущий менеджер крупного банка Абу-Даби с исламским окном. Он был поражен Татарстаном, развитием республики. По его словам, в ОАЭ и Малайзии сосредоточена большая ликвидность. И что через инструмент сукука наша страна могла бы, например, выпустить облигации, чтобы получить доступ к этой ликвидности. Он сказал, что Татарстан — подходящий регион для этого и что они готовы участвовать и помочь в этом проекте. Я считаю, что это очень интересное направление, и оно должно развиваться. Оно может стать толчком для развития института исламских финансов в России. С этого даже проще начать, потому что законодательство позволяет использовать этот инструмент. Как правило, сукук идет на крупные инфраструктурные и промышленные проекты — в Татарстане такие есть.

Рашид Низамеев: «На всю Россию всего три компании работают на постоянной основе с населением и бизнесом в сфере исламских финансов»

— Вы работаете с хадж-фондами?

— Тут есть своя специфика. В России съездить в хадж не проблема. Саудовская Аравия предоставляет квоты — сколько человек от страны может совершить хадж. ООН предоставляет статистику, сколько мусульман проживает в каждой стране. Если я ничего не путаю, от этой цифры в год может посетить Мекку только 1%. В России порядка 20 млн мусульман. То есть, от нашей страны в период хаджа имеют право посетить Саудовскую Аравию 200 000 мусульман.

Хадж совершается на определенной ограниченной территории, которая просто не способна вместить всех желающих. Поэтому Саудовская Аравия как принимающая сторона дает квоты всем странам мира, сколько граждан от них может приехать для совершения обряда.

В итоге получается, что в России номинально мусульман много, а тех, кто хочет совершить хадж — мало относительно других стран. Поэтому россияне могут поехать туда без проблем, точно так же, как жители США и стран Европы. Жители арабских стран наоборот, годами ждут возможности совершить хадж, порой эти квоты разыгрываются на конкурсной основе. В некоторых странах стоит ограничение по возрасту — то есть в хадж можно поехать достигнув, например, 50 лет. Поэтому хадж-фонды так популярны там. Пока ты ждешь возможности поехать, ты откладываешь средства.

Кроме того, есть понятие умра — малое паломничество. На малое паломничество можно съездить в Мекку в любое время. Это не будет считаться хаджем, но тоже очень благое дело. В Татарстане есть одна компания, которая предоставляет услуги малого паломничества. У них есть такой продукт — их клиент может копить деньги на паломничество. Эта организация — наши партнеры. Но сам по себе «Амаль» не является накопительным фондом. Хотя в принципе мы готовы оказывать такие услуги.

— В самом начале вы сказали, что вашим клиентом может стать любой, вне зависимости от вероисповедания. Понятно, почему ваши инструменты интересны мусульманам. А для остальных?

— У нас есть клиенты не мусульмане. Более того, значительная часть клиентов исламских банков в мире также не является мусульманами. Мне известен случай, когда к нам в финансовый дом в Москве пришел православный христианин и вложил к нам средства по религиозным убеждениям. Я не думаю, что это единичный случай.

Если мы говорим о вкладчиках, то у нас среднестатистическая доходность выше, чем в обычном банке. Да, в какой-то мере вы рискуете получить убыток, но статистически он минимален, потому что статистика у нас только положительная и волатильность небольшая. Я сам оцениваю риск наших вкладчиков на уровне риска корпоративных облигаций.

У наших услуг есть определенная цена. Если она устраивает клиента, какая разница, каким образом он получит финансирование.

Человек берет кредит не ради того, чтобы просто взять деньги, а ради какой-то определенной цели. По большому счету совершенно неважно, из какого источника придут средства. Я еще раз подчеркиваю, мы не религиозная организация, а светское учреждение. Да, у нас в деятельности присутствует слово «исламский». Но мы используем понятные, четкие инструменты.

К тому же, у нас есть явные преимущества, такие как отсутствие пеней. Поэтому я думаю, что клиенты, которые приходят к нам не из религиозных убеждений, руководствуются именно экономическими мотивами.

Рашид Низамеев: «На всю Россию всего три компании работают на постоянной основе с населением и бизнесом в сфере исламских финансов»

— Что ограничивает вашу деятельность?

— Для развития обычного банка в России созданы все условия. Есть межбанковский рынок капитала, ипотечные инструменты, страхование вкладов и так далее. Сама нормативная база — как хорошо удобренная почва для развития стандартного банка. Мы не имеем доступа к этому, для нас не созданы такие механизмы. Ни один банк не сможет развиваться на средства вкладчиков. Спрос на деньги будет превышать предложение. А мы сейчас развиваемся именно за счет частных средств. Их недостаточно. Поэтому, так как у нас сегодня дефицит ликвидности, мы для себя решили, что будем работать с определенной целевой группой — верующими мусульманами. Поэтому их доля у нас выше, чем светских клиентов.

— Как вы начинали?

— В 2010 году появился якорный инвестор, которому интересно развитие данного сектора, и был найден банк-партнер. Был основан финансовый дом, набрана команда, мы начали развиваться как обычный бизнес. Мы разработали структуру, линейку продуктов.

—  Вы как пришли?

— Я пришел чуть позже, в 2011 году. Работу в этом учреждении я воспринимаю как некую социальную деятельность. Считаю, что мы немножко меняем мир к лучшему, предлагая альтернативу той системе, которая сегодня доминирует.

Фото: Егор Алеев

Понравился материал? Поделись в соцсетях
14 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Артем
реальный такой чувак
0
0
Ответить

Ильяс
вообще-то Россия и Татарстан в частности могли бы получить реальные инвестиции от стран исламского мира, если бы ввели у себя исламский банкинг. Понятно, что республика сама мало что может сделать, тут нужна федеральная власть, но почему не лоббируют???? Известно же что Татарстан хороший лоббист. Тут конечно недоработка!
0
0
Ответить

Рим
арабские страны пухнут от долларов! Их вкладывать некуда! Потому все и заговорили о халяльных деньгах
0
0
Ответить

123
Россия все больше отворачивается от Европы и все больше идет в сторону исламских стран и Китая. Печально
0
0
Ответить

Альберт
А что в этом печального уважаемый? гниющая Европа с гей-парадами и нетерпимостью к другим давно уже не привлекает внимание нормальных стран.
0
0
Ответить

123
как надоели эти стереотипы про Европу
0
0
Ответить

цукенг
а зачем татарстану исламские облигации?
0
0
Ответить

П
прикольная схема с покупкой автомобиля…только вопрос чем это отличается от банковского кредитования, если машина покупается ТД по одной цене, а продается дороже. Банки делают также через продажу денег на покупку этого автомобиля!!! принципиально не понял различие ислламской и обычной светской экономики
1
0
Ответить

Ислам
Печального ничего не вижу а если учесть что в россии живут 20 млн мусульман то это естественный вектор развития.
0
0
Ответить

Макс
За исламскими финансами будущее. Современная экономика основанная на ссудном проценте скоро закончится. Человечество постепенно возвращается к этике религиозных форм хозяйствования — не максимизация прибыли а отаественность за свою работу перед людьми. Чего к сожалению нет в современном хозяйстве
0
0
Ответить

смешно рассуждаете альберт
Альберт, европа пусть и гниющая но все стремятся в не попасть особенно из исламских стран
0
0
Ответить

Гали Дин
поддерживаю позицию макса.существующая банковская система себя изжила. деньги не дожны быть товаром.
0
0
Ответить

Т
Такой же как Юлмарт Финанс ?А теперь и предложение того сайта: «Компания «Юмарт Финанс» предоставляет Вам возможность приобретения любых товаров с рассрочкой оплаты, не нарушая при этом Шариата. Вы, например, хотите приобрести компьютер. Вы выбрали понравившийся Вам компьютер, компьютер стоит 20 000 рублей. Но в данный момент Вы покупку позволить себе не можете, т.к. у вас сейчас есть только 5 000 рублей. Ваш ежемесячный доход составляет 15 000 рублей. В этом случае компания «Юмарт Финанс» сможет Вам помочь в приобретении компьютера. Мы по вашему заказу купим понравившийся Вам компьютер, затем продадим его Вам в рассрочку на полгода, при этом вы вносите 5 000 рублей как первоначальный платеж при заключении договора, при этом цена по договору будет 21 100 рублей (с учетом торговой наценки). Вам необходимо будет выплатить оставшиеся 16 100 рублей в течение полугода (2683,3 рублей ежемесячно), но пользоваться товаром вы сможете сразу после заключения договора продажи и оплаты первоначального платежа». (http://www.yumart.ru/installment.html) Видели братья, они приобретают компьютер только для того, чтобы получить с 20-ти прибыль в 1100, то есть, чтобы получить 21 100 рублей. Поэтому прекрасно сказал шейх Усаймин выше приведенном фетве: «О братья мои, Шариат не смотрит на внешний вид, на внешний вид вопросов, однако смотрит на суть, на смысл, на намерение. Каждый из нас понимает, что коммерсант желает покупкой машины увеличение, рост. И мы все понимаем, что он купил ее не для того, чтобы помочь человеку и не чтобы угодить ему. Поистине он приобрел ее только для того, чтобы получить с 50-ти прибыль в десять тысяч, то есть, чтобы получить 60. И является обязательным, брат мой, разумно смотреть на шариатские положения или же постановления (умуру-шшар‘ий), а не поверхностно. А не то, если человек посмотрит так вот (поверхностно), то скажет: «А что же здесь такого? Ведь нет никаких проблем. Купил коммерсант машину и продал ее тебе». Однако разве он ее купил изначально в своей основе? Он купил ее, только после того, как ты дал ему гарантию и пообещал вернуть ему больше, чем она стоит. Поэтому это просто уловка»»
0
0
Ответить

Ильяс
Этот инструмент называется мурабаха и признается не всеми исламскими правовыми школа Из-за удобства его использования около 80% операций применяется мурабаха. Но из-за наличия элементов, схожих с запретными, например наличие торговой наценки, даже либеральные исламские ученые призывают постепенно отказываться от использования этого инструмента. Признанный всеми и соответствующий Шариату принцип - мудараба - партнерство, когда инвестор разделяет свои риски и прибыли согласно заранее достигнутой договоренности.
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite