Ольга Лукьянова: «Медиаискусство — от фотографии и видео до робототехники. Оно заигрывает с наукой и открывает новые горизонты»

Арт-менеджер и фандрайзер культурных проектов о новом экспериментальном искусстве, которому не чужда политика и которое действует на грани традиционных форм самовыражения и новейших технологий

Арт-менеджер и куратор проектов в московском Манеже Ольга Лукьянова

Ильнур Ярхамов — Казань

Медиаискусство как пересечение уже привычных форм художественного самовыражения с современными технологиями — неотъемлемая часть зарождающейся новой постиндустриальной экономики. Оно не сторонится политического дискурса, и в силу своей новизны должно работать с повесткой сегодняшнего дня, рассуждает известный арт-менеджер и куратор проектов в московском Манеже Ольга Лукьянова. На днях она приезжала в Казань, чтобы рассказать коллегам о новом экспериментальном виде творчества и фандрайзинге — способе находить деньги на культурные проекты.

— Одна из важнейших задач искусства — обогащать человеческий опыт. То есть давать человеку тот опыт, который он не сможет получить нигде. Выходя из странного пространства, невозможного в нормальной жизни, мы выходим оттуда немного другими. Даже если эти изменения микроскопические, очень маленькие, они все равно очень важные. Они запускают внутренние цепные реакции и человек становится уже не таким, каким был до этого, хотя не всегда понимает, что именно изменилось.

Мне нравится обозначать основную задачу современного искусства так: оно должно быть неудобным. Оно должно задавать неудобные вопросы. Оно должно немножечко встряхивать. Оно должно помещать человека в странную среду.

В Казань меня пригласили познакомиться с новым пространством — креативным кластером [«Штаб»], где будут происходить культурные события. Сейчас это место возникает буквально у нас на глазах, и в нём еще до того, как оно приобрело финальный вид, уже начали собираться люди. Они общаются, придумывают какие-то новые проекты, запускают важные живые процессы. Я очень люблю в такие проекты входить на старте.
Ольга Лукьянова: «Медиаискусство — от фотографии и видео до робототехники. Оно заигрывает с наукой и открывает новые горизонты»— У вас опыт работы с такими проектами в московском Манеже…

— Я работаю в Манеже последние два с половиной года. Я пришла туда вместе с Центром культуры и искусства «МедиаАртЛаб», когда он трансформировался в культурную площадку и его пригласили в Манеж. Сейчас там происходят события преимущественно в области культуры и искусстваи ряд больших форумов — Московский урбанистический, Интермузей и другие.

Это выставочное объединение, сердце которой — Центральный выставочный зал «Манеж» — огромная площадка в центре Москвы рядом с Кремлём. Очень хорошая локация с очень хорошим контентом, в создании которого я участвую.

Мой большой долгосрочный проект — Открытая школа «Манеж/МедиаАртЛаб». Это школа для молодых художников и кураторов. Наша цель — воспитание новой генерации медиа художников и московских, и российских.

Сейчас у нас как раз проходит выпускная выставка первого набора. Они прошли обучение на курсе «Визуальный эксперимент». Ребята работали с новыми формами визуального языка, учились с ним справляться и говорить на нём о современности, о сегодняшнем дне.

— Чем объясняется появление новой генерации художников?

— Нам важно создавать вокруг себя среду, важно создавать, условно говоря, тусовку. Поэтому мы привлекаем молодёжь, молодых художников, их друзей. Мы их прокачиваем, даём им новые знания, навыки. Знакомим их с уже состоявшимися художниками российскими и международными, чтобы они перенимали опыт.

У нас есть еще такой интерес — мы воспитываем художников, с которыми мы будем работать. Мы уже берём проекты ребят на выставки, они нам создают контент.
Ольга Лукьянова: «Медиаискусство — от фотографии и видео до робототехники. Оно заигрывает с наукой и открывает новые горизонты»— Вы говорите «мы». Кого вы имеете в виду?

— Я имею в виду команду, которая пришла в Манеж под руководством Ольги Шишко. Недавно Оля решила уйти, но команда пока осталась и продолжает заниматься проектами в области современного искусства.

Мы — одно из подразделений в Манеже. Это огромный выставочный комплекс, который занимается множествомразныхнаправлений. Одно из них —современное медиаискусство.

Я сама начала работать в Манеже вместе с приходом туда «МедиаАртЛаб». Ольга Шишко у меня преподавала в РГГУ. Я участвовала волонтёром в одном из её проектов, а потом она пригласила меня в штат. Дело было около 3 лет тому назад.

— Что такое медиаискусство?

— Это та часть современного искусства, которая так или иначе связана с технологиями. Если совсем грубо, то это от фотографии и видео до робототехники, since-арта. Последнее — это искусство, которое заигрывает с наукой. Например, встречаются художник с биологом или нейрофизиологом и делают совместные проекты.

Часто это проекты странные, даже на грани безумия. Но они открывают новые горизонты. Происходит взаимное обогащение и науки, и искусства.

Но нужно сказать, что каким бы ни было искусство, материал, которым оно оперирует — это не самое главное. Главное — это то, о чем оно говорит.

Живопись может быть такой же актуальной, как и какая-нибудь очень прокачанная мультимедийная инсталляция.
Ольга Лукьянова: «Медиаискусство — от фотографии и видео до робототехники. Оно заигрывает с наукой и открывает новые горизонты»— О каких результатах медиаискусства мы можем говорить уже сегодня?

— Не совсем корректно говорить о результатах. Мы же не можем ответить на вопрос о результатах живописи или кино?

Но в качестве примера все же могу привести видео-арт. Он возник тогда, когда Sony выпустила первую видеокамеру в 1964 году, и она попала в руки художников.

Наличие такого инструмента помогло делать «некино», помогло смотреть на мир очень субъективным взглядом конкретного человека. Нужно сказать, это новая возникшая визуальность, новый способ смотрения, очень повлияли на кинематограф, расширили его возможности.

— А на что живут эти художники?

— По-разному. Кто-то из них коммерчески успешен. Есть некоторое количество грантовых программ, есть какие-то резиденции, где они живут и работают. Резиденции чаще зарубежные, художники ездят туда делать какие-то проекты. Там они получают обычно жилье, мастерские для работы, какое-то обеспечение или гонорары. Они делают в том числе и коммерческие проекты. Кто-то работает в киноиндустрии. Кто-то занимается разработками в видео-продакшн.
Ольга Лукьянова: «Медиаискусство — от фотографии и видео до робототехники. Оно заигрывает с наукой и открывает новые горизонты»— В Казань вы приехали также рассказать о фандрайзинге

— Фандрайзинг — это всегда история взаимного интереса. Для спонсора это статус, хорошее позиционирование и дополнительный пиар. А с его стороны может быть не только денежная поддержка, но и, например, техническая.

Важно искать дополнительные источники финансирования,так как редкие культурные проекты бывают прибыльными. Это касается любого уровня проектов — так, ни одна из постановок Большого театра сама по себе не окупается. Поэтому всегда привлекают спонсоров, партнёров. Это важный процесс. Могут быть разные источники — как коммерческие, так и некоммерческие. Вторые — это, например, фонды, которые поддерживают какие-то культурные процессы. Есть, скажем, Фонд Прохорова, с которым мы активно работаем.

Мы делали очень большой проект в Манеже «Золотой век русского авангарда» Питера Гринуэя. У проекта был партнёр Barco — это один из ведущих производителей проекционного оборудования. Выставка представляла собой огромную мультимедийную инсталляцию с 16-ю экранами. Такое стало возможно реализовать только с проекторами Barco. Поэтому они выступали в качестве технических партнёров. Для них это был хороший способ показать возможности своей техники. Ну и статус «партнера Манежа»престижен.

— Какой из проектов, где вы использовали фандрайзинг, был наиболее успешен?

— В прошлом году мы делали мультимедийный перфоманс. Это была театральная постановка. Наши студенты выступали как художники и режиссёры, а труппа современноготеатра «Балет Москва» как собственно артисты.

Этот проект был реализован на грант Министерства культуры России. Есть у них такая программа по поддержке инноваций в современном искусстве. На него было выделено около 1,5 млн рублей.

Хороший получился спектакль с очень зрелищным сценическим решением — здесь был пятиканальный видеоряд, сложная сценография с прозрачным экраном перед зрителями. Красивая пластика — танцоры работали под руководством хореографа Артёма Игнатьева. Помогать студентам была приглашена российско-бельгийская медиахудожница Александра Дементьева.

Проект был представлен в прошлом году на Московской молодежной биеннале. Потом он поехал в Санкт-Петербург на биеннале «Манифеста». Проект действительно имеет резонанс.
Ольга Лукьянова: «Медиаискусство — от фотографии и видео до робототехники. Оно заигрывает с наукой и открывает новые горизонты»— Какие советы вы можете дать людям, начинающим деятельность по фандрайзингу?

— Первая задача, ещё на этапе составления презентации и партнёрского предложения, — нужно понять, почему той или иной компании может быть интересно вложиться в ваш проект. В чем может быть их выгода. Чаще всего,это своеобразный пиар — публичная презентация возможностей компании и того, что она поддерживает культуру.

— С какими тезисами вы выступали на лекции в Казани?

— Во-первых, это команда. Всегда очень важно иметь группу людей, которые друг другу доверяют, умеют разделять обязанности и эффективно взаимодействовать друг с другом. Ещё очень важно привлекать экспертов. Вы не можете знать всего во всех областях, поэтому, чтобы сделать хороший осмысленный проект, очень важно консультироваться с профессионалами.

Во-вторых, деньги и тот самый фандрайзинг. Я в первую очередь говорю не о коммерческом фандрайзинге, а о том, как работать с культурными центрами и фондами, которые поддерживают проекты. Есть, например, BritishCouncil— Британский совет. Они поддерживают участие британских партнёров, художников, кураторов, музеев в российских проектах. У большинства европейских стран есть аналогичные представительства.

Третье — планирование. Здесь всё как в любом бизнесе. Нужен план по всем пунктам: по привлечению партнёров, по выстраиванию концепции, по пиару. Очень важно соблюдать все сроки.

Четвёртое — это образ. Это то, что остаётся в голове зрителей и участников проекта после того, как он закончится. Об этом важно думать с самого начала, это что-то вроде цели, к которой вы в итоге стремитесь.

И последнее, но на самом деле самое важное, — это аудитория. Начиная любой проект, нужно понимать, для кого мы его делаем, это ключевое. Исходя из этого строится всё остальное.
Ольга Лукьянова: «Медиаискусство — от фотографии и видео до робототехники. Оно заигрывает с наукой и открывает новые горизонты»— Какое произведение искусства сегодня можно назвать «эпохальным»? Что может иллюстрировать заявление о медиаискусстве как о состоявшемся направлении?

— Я могу назвать несколько западных художников, которые уже стали признанными классиками. Медиаискусство стартовало с видео-арта в 60-х годах. Это в первую очередь дало нам ДжунПайк и Энди Уорхол.

Из современных, кто творит сейчас, важная фигура — Олафур Элиассон. Самый известный его проект The  weather project, который был сделан для Турбинного зала TATEModern в Лондоне. Это огромная инсталляция. Он создал световой круг в виде солнца, которое излучало моночастотный свет, наполняя все пространство теплым желтым светом. В совокупности с искусственно созданной дымкой в зале возникала очень особая среда.

Люди в любой дождливый лондонский день могли окунуться в такое солнечное пространство. Этот свет заливал пространство настолько, что другие цвета в нём почти исчезали, оставался только желтый и черный.

— Как может соотноситься искусство с политикой?

— Искусство, конечно же, интересуется политикой, заигрывает с ней. Оно ставит политические вопросы. И оно должно это делать. Но тут нужно всегда быть очень аккуратным, особенно в нынешней ситуации и в России, и во всем мире. В ситуации,когда политически общество расколото на какие-то конфликтующие между собой части.

Я за то искусство, которое работает с проблемами сегодняшнего дня. Если это острые политические проблемы, то оно не может их замалчивать.

Другое дело — плохо, когда художник работает на ассоциациях первого порядка, когда он просто озвучивает какой-то очевидный конфликт.

Хороший проект, например, представлен у нас сейчас на выпускной выставке. Это работа Жени Далининой «Слепки».

Она взяла из Youtube видео осколков Боинга, разбившегося в Украине. Причем она использует самые первые попавшие в сеть видео, которые ещё не монтировались толком. Там есть отрывки, в которых показана масимальная панорама на тот или иной осколок самолета. Художник загоняет это видео в специальную программу, которая из них делает 3D-модели. Затем на основе этого печатаются 3D-слепки. Позже она сделает бронзовые скульптуры из этих объектов, чтобы это выглядело как настоящее классическое искусство.

Однако уже сейчас в этих слепках очень сложно узнать то, что было изначально на видео, те объекты, которые лежали на поле.

Художница в этом проекте не только работает с темой катастрофы. Она ещё поднимает вопрос о том, как медиа трансформируют наше восприятие. Она создает цепочку «трехмерный объект — двухмерное видео — трехмерный объект». И мы видим, что реальные объекты, пройдя через фильтр новостного видео, по сути, трансформируются до неузнаваемости. Это метафора. Мы никогда не узнаем, что в реальности.

Понравился материал? Поделись в соцсетях
1 КОММЕНТАРИЙ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Шамиль
Постмодернизм процветает во всей красе…
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite