Олег Бармин: «У “Живого журнала” была аудитория 25 млн и стала 20 млн — их все равно много!»

Коммерческий директор Live Journal рассказал, умирает ли «Живой журнал», чем живет блогосфера, как она работает на бизнес

Олег Бармин (на переднем плане)

Никита Перфильев — Казань

Пасечник, флорист, руководитель службы социальных медиа в «Вымпелкоме» и колумнист Forbes — у коммерческого директора Live Journal занятий много. Накануне Олег Бармин приехал в Казань, встречался с медийщиками в «Штабе» и рассказал в интервью нашему изданию, умирает ли «Живой журнал», чем живет блогосфера, как она работает на бизнес.

О «Живом журнале» сейчас принято говорить с приставкой «умер». Разговоры о смерти популярной некогда блог-платформы идут уже как минимум с 2012 года. Но Бармин не согласен с диагнозом: пациент жив! Он рассказывает, как ЖЖ взаимодействует с другими медиапродуктами холдинга «Рамблер-Афиша-СУП». 

— Есть ли перспективы у «Живого журнала»? 

— Если сделать ряд правильных шагов, то конечно, есть. Все эти истории вечные, что он умирает, почти умер, вот еще-еще и совсем умрет… Скажем, была аудитория 25 млн и стала 20 млн — их все равно много! Какой-то процент собирали до закрытия оппозиционные блоги, на которые ссылались СМИ. Кто-то действительно ушел. 

Тем не менее [Илья] Варламов и остальные сидят в ЖЖ, потому что другого места, где удобно верстать посты с трафиком, просто нет… 

Олег Бармин: «У “Живого журнала” была аудитория 25 млн и стала 20 млн — их все равно много!»

— ЖЖ меняется? 

— Да. У нас намечается большая модернизация. Мы создаем проект внутри холдинга — смысл такой: если человек ведет блог в ЖЖ по определенным темам, его посты могут попадать на Lenta.ru. Например, финансист из Казани написал про кризис — хоп — появляется на главной ленте (не где-то в глубине души) в определенном разделе. 

Мы поэкспериментировали — для блога это профит, удобно также с «Афишей», газетой [«Газета.ru»], чемпионатом [«Чемпионат.ru»]. По разным направлениям можно разделить блогеров, которые будут получать трафик, а издание получит контент. «Субботний Рамблер» уже выходит — ты проснулся, хочешь понять, куда идти, и смотришь подборку — с утра блогеры начинают туда попадать. 

Я нахожусь в компании в новом статусе — советник генерального директора. Работаю в «Вымпелкоме» руководителем службы социальных медиа — гендиректор Михаил Слободин пригласил. Факультативно что-то делаю в Rambler. Слева направо: арт-директор «Штаба» Михаил Егошин, Олег Бармин— В России компании готовы делать подобные совместные проекты с блогерами? 

— За три года, что мы занимались скрещиванием российских компаний с блогерами, шагнули вперед по сравнению с другими странами, как оказалось. Сейчас это не в диковинку. В регионах, безусловно, проблематично. Бизнес не понимает и блогеры — калеки, у которых посты сверстаны криво, и журналистика деревенская, но все равно это приходит. 

Есть регионы, в которых блогеры давно наладили диалог с компаниями. Если взять Калининград или Уфу, все очень бодро. Я сейчас в «Вымпелкоме» вижу, как это работает и насколько быстро мир изменился. Компании так быстро меняться не могут. Если мы говорим про блогосферу любую — ЖЖ, видеоблогинг — ей три года, инстаграмщики крутые появились год назад, как грибы. Из-за большой скорости интернета, недорогих гаджетов с нормальными экранами. Три года назад этого не было или было нереально дорого. В итоге у блогеров в инстаграме меньше 100 000 лайков не бывает, но нужно изучать. Вот есть аудитория — 1 млн подписчиков, лайков — 200 000, 150 000 из них — арабы, индусы и так далее. Смотрим на язык комментариев, осмысленность, дальше ты уже начинаешь складывать в уме реальную аудиторию и понимаешь, можешь с этим человеком работать или нет. 

Олег Бармин: «У “Живого журнала” была аудитория 25 млн и стала 20 млн — их все равно много!»

— Сменилось ли поколение блогеров? 

— Хотелось бы, чтобы их было больше. Проблема в чем? Вести блоги, лонгриды писать — сложно. В инстаграме выкладывать фотоутки — просто. Есть люди новые, да, они постоянно появляются. Многие спортсмены пишут про ЗОЖ. Не так давно появился блогер, мы удивились, как он быстро взлетел — Космос, человек работает в ЦУПе [Центр управления полетами — KazanFirst] и пишет серьезные посты про какие-то турбины. Он вел блог на «Хабрахабр», его перевели в новый проект с маленьким трафиком. Он оттуда пошел в ЖЖ и попал в ТОП-20. Это все не филологи. Михаил Слободин — лучший пример бизнес-блогера в ЖЖ, вошел в ТОП-45.  Когда пишут за кого-то, это не работает, Михаил, например, делает контент сам — мы можем помочь сфотографировать, сверстать пост, а текст должен быть его, потому что я не могу пошутить так, как он — это серьезное погружение. 

— Как твои читатели относятся к рекламе в блоге?

— Я никогда не даю тупую рекламу — это неинтересно. Вот как похудеть вместе вот с этими ребятами — это нормально. Ты экспериментируешь на себе, показываешь, как оно, и компания вписывается в эту историю, отвечает своей репутацией за то, что делает. Ты тоже репутацией отвечаешь. Если просто разместить: аптека «Планета здоровья» продает таблетки — это реклама. Может, они неплохие, эти таблетки, а может, нет, может, дорогие или дешевые — я же так понятия не имею.

Олег Бармин: «У “Живого журнала” была аудитория 25 млн и стала 20 млн — их все равно много!»

— Какие ошибки грозят блогеру? 

— Навряд ли ты совершишь такую ошибку, что сразу вся аудитория пропадет. Для блогеров же что важно? Чтобы аудитория росла! Здесь, скорее, играют роль темы, которые ты выбираешь, ничего в них не соображая. Бывает, три дня пытаешься так выстроить какой-то материал, а он прям совсем не про тебя и не заходит, потому что а) ты не в теме, б) написал без души. Может, это касается коммерческих историй. Бывает ряд постов — просто отстой. 

 — Ты сам решаешь, что материал — отстой? 

— Люди же обычно за словом в карман не лезут. Так и пишут: «Ты написал дерьмо». Или просто выкладываешь пост, а под ним три комментария, а обычно их 100-200 — просто из уважения к тебе промолчали. 

 — Реагируешь на негатив? 

— Я начал выкладывать серию постов о похудении за 25 дней (проект «Антиосвенин»). Понятно, что придет кто-то и скажет: «мохнатый мужик», «костлявая нога», «целлюлитная жопа». Когда это без оскорблений — ладно. Недавно сумасшедший, которого знаю давно и он всегда более-менее стабилен, просто стал писать гадости. Я взял и забанил его. Он сделал второй аккаунт — я снова забанил, а он — с третьего заново. На четвертом он перестал писать. Когда время есть — фиг с ним, можно с сумасшедшими пообщаться, а когда его нет, думаешь: а ну нафиг, лучше я забаню и забуду. Бывает, повозишься так, убрал — так хорошо стало, идиллия наступила. Я редко баню. У меня за эти года ну человек 50-100 набралось. Я терпеливо ко всем отношусь. Единственное — прошу не материться. Одно дело — академический мат, когда все в тему, другое — когда человек матерится на твою знакомую, которая только зарегистрировалась и может убежать плакать — нужно немного оберегать своих читателей.

Олег Бармин: «У “Живого журнала” была аудитория 25 млн и стала 20 млн — их все равно много!» 

— У тебя сейчас цветочный бизнес и медовая лавка. Легко ли заниматься таким направлением мужчине? 

— А какая разница?  Тут наоборот — чем необычней, тем прикольней. У меня такая футболка есть — «Флорист-натурал» — народу нравится. Ко мне пришел знакомый из детства, тоже жил в Архангельской области, когда-то учился в Северодвинске. Мы не общались лет 15; он тоже обанкротился в 2008 году. Сказал, что будет заниматься медом. Спросил меня, могу помочь? У меня уже был блог, и я поинтересовался, какой мед едят, в какой таре он бывает — совсем житейские вопросы. 

Через 2 часа мы получили ответов 200-300 и все стало понятно — это как с фокус-группой — какой им смысл врать? Я придумал название. Мы какое-то время не работали вместе, и вот он снова приходит и спрашивает, где взять инвестиции. Снова пошли в блог — были не готовы взять деньги в кредит, какие-то хитрые схемы искали. Один парень купил пчел, сдал нам их в аренду — лизинг фактически. Они за лето натаскали мед, мы его продали и выкупили пчел. Сработались на том, что я не хочу заниматься производством. Меня от этого тошнит, а его тошнит от того, чем я занимаюсь — идеальная ситуация. Мы проработали три года, обменялись долями в бизнесе и слились в экстазе. Мне эта тема нравится — со всех сторон хорошая. 

 

Понравился материал? Поделись в соцсетях
7 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Кеша
А всё таки ЖЖ мертв или нет? Падение с 25 лямов до 20 лямов — это очень серьзное похудание.
0
0
Ответить

Федор Арутюнян
А он хитрый, как только у ЖЖ началась отрицательная динамика, как только начали блочить блог Навального сразу решил снизить свои бизнес-риски и занялся параллельно другим бизнесом — мед делает! Пхахах! Учитесь, как перестраховываться надо!=)
0
0
Ответить

Диффузий
Если честно, то я зарегистрировался в ЖЖ только чтоб там читать и комменититься. Так что не вижу смысла активничать в ЖЖ, писать посты, собирать трафик, вникать во все эти блоготонкости.
0
0
Ответить

Без булдырабыз
Я знаю, что один татарский блогер под ником Кукмор в жэжэшечках сидит и что-то чирикает. Просто возмущает то, что они прикидывается таким хорошим татарином, а рекламу водки у себя рекламирует. Так что эти блогеры очень странные люди.
0
0
Ответить

Ленский
Что уж про татарстанский сегмент блогеров не распросили? Про Уфу сказал, а сам в Казань приехал и ни слова про местных.
0
0
Ответить

ЖЖэшник
Хм… Какой он у вас в Казани интересный. А почему его не расспросили про историю с послом ЖЖ в Екатеринбурге, а? Мне кажется, история с Ильей будкевичем очень интересной была бы
0
0
Ответить

Дешевый еврей
А он не рассказывал, как начать так писать в ЖЖ, чтобы реально крутое бабло зарабатывать? И вообще, сколько нынче можно зарабатывать на блогах? Меня вот очень инетерсует этот вопрос.
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite