Рашит Миннебаев: «Крупные корпорации не принимают ничего нового. Предложить им что-то практически невозможно, они постоянно ссылаются на старые стандарты»

Гендиректор завода «Машдеталь» о состоянии машиностроительной отрасли в республике

Гендиректор завода «Машдеталь» Рашит Миннебаев

Елена Орешина — Казань

Челнинский завод «Машдеталь» работает на рынке автокомпонентов уже 15 лет. Рашит Миннебаев открыл его совместно с братом на излете лихих 90-х. Слесарь-ремонтник и токарь смогли развить бизнес, достигнув годового объема производства в 520 млн рублей, начав всего с 10 000 рублей. В интервью KazanFirst Миннебаев оценил состояние машиностроительной отрасли, рассказал про взаимоотношения малых и крупных предприятий, посетовал на неповоротливость больших корпораций и рассказал, как заводу удалось выжить, практически не поднимая цены на продукцию

— Завод «Машдеталь» был основан в августе 2000 года. Сегодня, несмотря на тяжелый период, он не стоит на месте, постоянно обновляется производственная база, модернизируется технологический цикл, выпускается новая продукция.

В 2013 году годовой объем производства составил 400 млн рублей, в 2014 году нам удалось увеличить его до 520 млн рублей. В 2015 году, учитывая состояние экономики в настоящее время страны в целом, мы надеемся, что нам удастся удержаться на уровне 2014 года. В текущем году также запланирована покупка еще одного обрабатывающего центра импортного производства.

Рашит Миннебаев: «Крупные корпорации не принимают ничего нового. Предложить им что-то практически невозможно, они постоянно ссылаются на старые стандарты»

— Как пришли в этот бизнес?

— После окончания Камского политехнического института по специальности инженер-механик я устроился слесарем-ремонтником на агрегатный завод «Камаза» и проработал там до заместителя начальника цеха на протяжении 20 лет. Так и дальше продолжал бы свою трудовую деятельность, если бы не попал под сокращение.

В 90-е годы российское машиностроение пережило сильный спад производства, тогда в стране наступили тяжелые времена, задерживали или вообще не выплачивали зарплату, пришлось искать дополнительный заработок, чтобы прокормить свою семью. Решение выживать в таких условиях было принято мною совместно с братом, он в то время работал обычным токарем. Параллельно с основной работой, а также в свободное время, мы стали заниматься подработками и выполняли частные заказы по изготовлению различных деталей и запчастей. Поэтому после увольнения с «Камаза» не стоял вопрос поиска работы.

На момент создания предприятия у нас не было ни своей производственной площади, ни налаженного технологического процесса. Но мы были уверены в своих силах, были нацелены на результат, поэтому выбрали родное для себя направление — производство автокомпонентов для «Камаза».

Рашит Миннебаев: «Крупные корпорации не принимают ничего нового. Предложить им что-то практически невозможно, они постоянно ссылаются на старые стандарты»

Начинали практически с нуля, первое время работали без зарплаты, арендовали несколько станков, все держалось на чистом энтузиазме. Работали ежедневно по 18 часов в сутки, без выходных, праздников и отпусков. Я считаю, что, работая «на коленке», при отсутствии условий, мы, небольшая команда единомышленников, совершили настоящий прорыв. Постепенно удалось арендовать помещение, купить первое оборудование. Заработанных в то время денег едва хватало на покрытие текущих расходов, однако к 2000 году мы смогли выкупить ранее арендованное помещение и на этой базе организовать производство, так появилось наше детище – завод «Машдеталь».

— Сколько средств вы вложили в завод в начале и за все время?

— Как бы банально это не звучало, но на начальном этапе в завод мы, на двоих с братом, вложили около 10 000 рублей, а именно: закупили столы, стулья и компьютер. Ну, а если в целом, то в общей сложности в завод вложено уже порядка 60 млн рублей.

— Оцените положение, в котором компания находится сейчас; влияет на вас кризис?

— Кризис влияет на объемы производства. Так как наш основной заказчик «Камаз», у него объемы упали, соответственно, объемы снизились и у нас, причем практически на 50%. Но сейчас кризис в полной мере еще не наступил. Мы пока живем по инерции с 2014 года. Видимо, кризис еще впереди. Что будет дальше, сказать сложно. В настоящее время наше предприятие работой пока обеспечено.

Но сегодня мы востребованы, прорабатываются вопросы по сотрудничеству, в наш адрес поступают предложения по импортозамещению. Пока мы присматриваемся к этим предложениям. Вот, например, в 2008 году ситуация была несколько иная, мы хватались буквально за любую работу. Мы спасались мелкими заказами, лишь бы работать. Сегодня безработицы пока нет.

Рашит Миннебаев: «Крупные корпорации не принимают ничего нового. Предложить им что-то практически невозможно, они постоянно ссылаются на старые стандарты»

— Есть ли у вас антикризисный план? 

— Существует мнение, что пугать словом «кризис» никого не нужно. Но я вижу, что в экономике проявляются кризисные тенденции, и лучше быть откровенными перед собой и перед сотрудниками предприятия, поэтому мною было принято решение о сокращении расходных статей бюджета в 2015 году. Поскольку пока непонятно, как долго нам придется жить в тяжелых условиях, ни в коем случае нельзя залезать в долги, а все резервы, которые у нас есть, должны остаться в резервах, чтобы подстраховаться не только в 2015, но и в последующие годы. С коллективом также проработан вопрос на предмет сохранения последнего с целью безболезненного для завода прохождения кризиса путем совместных стараний и усилий. 

—  «Камаз» ваш основной заказчик; с кем еще вы сотрудничаете?

— Еще мы работаем с производителями сельхозтехники, челнинской  компанией «Эффект», казанским ПАТП №2. Есть заказчики из нефтеперерабатывающей отрасли, например, «Техсервис-инжиниринг» из Сургута и «Первомайскхиммаш» из Тамбовской области.

— Недавно замгендиректора «Камаза» по закупкам Рустам Шамсутдинов заявил, что из-за санкций все сложнее поставлять импортные комплектующие на завод. Западные компании продолжают расторгать договоры с «Камазом», доля импортных комплектующих у завода упала с 11% до 6%. Предприятие предлагает местным производителям занять свободные ниши. Вы этим пользуетесь? 

— У нас последнее время часто говорят про импортозамещение, но очевидно, что промышленность под это быстро не подстроишь. В России есть аналогичная продукция, если говорить про автокомпоненты. Но ведь компании не зря закупали их за рубежом. Раз это делали – значит, российский товар не дотягивает по качеству. Для того, чтобы он стал достойной заменой в рамках импортозамещения, необходимы время и кропотливая работа, отработка технологии и грамотная работа персонала. Поэтому плотно этим вопросом мы пока не занимались.

Рашит Миннебаев: «Крупные корпорации не принимают ничего нового. Предложить им что-то практически невозможно, они постоянно ссылаются на старые стандарты»

— Одна из форм поддержки — гарантированные закупки продукции малого бизнеса крупными корпорациями. Сложно зайти на сотрудничество с крупной компанией?

— Ну, а кто у нас крупные компании? Например, «РЖД». Я посетил восемь заводов «РЖД» в поездке, организованной правительством Татарстана. За что, кстати, спасибо. Но проблема в том, что нас там никто не ждет. Во-первых, у них старые стандарты, они не принимают ничего нового. Они как привыкли работать, так и сотрудничают с устоявшимися поставщиками. Изделия – старых образцов, и «РЖД» все так же собирает из них вагоны, тепловозы. А предложить им что-то новое практически невозможно, они постоянно ссылаются на старые стандарты.

— Вы работаете в этой сфере более 15 лет. У вас есть ощущение, что малому бизнесу, работающему с большими корпорациями, стало легче? 

— Облегчение в такой работе, определенно, есть. Могу отметить несколько положительных моментов: наличие стабильных заказов, помощь в совершенствовании производственной системы, системы менеджмента качества, отсутствие проблем с маркетингом, со сбытом.

Отрицательный момент такой работы – отсутствие возможности поспорить в отношении цен на продукцию, последнее слово всегда остается за крупной компанией. То, что на наши расходные материалы цена растет постоянно, это только наша проблема. Маленьким производителям, как мы, приходится выживать среди монополистов. Например, за 15 лет совместной работы нашего завода с «Камазом» мы ни разу не повысили цену на продукцию, наоборот, снижали ее на все виды продукции. На протяжении всей нашей деятельности мы работаем на минимальных процентах прибыли, эта цифра держится на уровне 2-3%. Чуть пытаешься поднять цену – крупный производитель тут же высказывает намерение найти замену. Я считаю, что это все-таки неравноправные отношения, но мы вынуждены принять такие правила игры.

— При этом у вас высокая конкуренция с другими малыми и средними предприятиями

— Да, высокая. В условиях жесткой конкуренции современное машиностроительное предприятие должно активно внедрять инновации во все аспекты своей деятельности, постоянно и непрерывно обновлять производственные фонды, а также стремиться к улучшению качества своей продукции.

Рашит Миннебаев: «Крупные корпорации не принимают ничего нового. Предложить им что-то практически невозможно, они постоянно ссылаются на старые стандарты»

— И как вы можете конкурировать?

— Только качеством и удержанием цен. Раз мы прожили столько лет в таких условиях, значит, наша продукция отвечает требованиям рынка. Сегодня принципиально важно и необходимо выходить на рынок с новыми изделиями раньше, чем это сделают конкуренты. Иногда день промедления – и важнейший покупатель «ушел» к конкуренту. Нужно уделять должное внимание рекламе, имиджу своего предприятия, участвовать в выставках, развивать конструкторскую и технологическую службы. В условиях высокой конкуренции бессмысленно предлагать потребителям изделия невысокого качества. При этом цену диктуют не издержки, а рынок. Как в этих условиях выживать? Только системной работой над снижением себестоимости продукции – и это притом, что нельзя опаздывать и нельзя жертвовать качеством. Вот этим мы и стараемся заниматься. Выбор курса на расширение производства того или иного товара или же на его сокращение, замена продукта новым или только его частичная модификация, намерение захватывать рынок продукта в начале его формирования или борьба за долю рынка, когда он уже сформировался, – вот эти вопросы приходится сейчас решать мне как руководителю завода. 

— Вы еще год назад говорили, что в России нет качественного литейного завода…  

— Очень хочется, чтобы, наконец, появилось в Татарстане предприятие, принявшее решение организовать производство качественного литья. У нас у самих есть желание организовать такое производство, но для этого необходимы большие средства, у нас пока нет такой возможности, поэтому данное намерение остается только в планах.

Нам постоянно требуется металл. Но ближе, чем в радиусе 1 000 километров найти поставщика практически невозможно. Есть крупные металлургические центры вроде Магнитогорска и других городов на Урале. Все остальное – еще дальше. Цены и качество у всех примерно одинаковые,  конкуренции нет, потому что их продукция востребована, а руководство крупных металлургических и литейных производств сосредоточено в одних руках. Сегодня мы литье возим из Подмосковья, несмотря на то, что оно недостаточно хорошего качества. «Уйти» в Подмосковье нам пришлось из-за отсутствия возможности использовать литье Литейного завода «Камаза» ввиду постоянного роста цен со стороны последнего и одновременного запрета на рост цен с нашей стороны.

Вот в западных странах минимальные припуски на обработку, исчисляемые даже не миллиметрами, а десятками долей. У нас ГОСТы совершенно иные, устаревшие. Это, кстати, к вопросу о поддержке МСБ. Мы испытываем проблемы еще и из-за устаревшей нормативной базы.

Приведу простой пример. У нас готовая деталь весит 5,5 кг, а заготовка для нее – 12 кг. Мы много раз говорили литейщикам – снижайте вы припуск, вам же выгодней будет. На что нам отвечают, что сделать это им не позволяют оборудование и ГОСТы, так как последние позволяют иметь большие припуски. Как работать в такой системе, как развивать промышленные направления? Никак, пока не будет конкурентной среды. Например, если бы рядом с этим заводом, который работает с большими припусками, стоял современный, с новым оборудованием, то и цена была бы другая, и завод тогда был бы заинтересован делать все возможное и невозможное, чтобы быть конкурентоспособным.

Рашит Миннебаев: «Крупные корпорации не принимают ничего нового. Предложить им что-то практически невозможно, они постоянно ссылаются на старые стандарты»

— Вы получали поддержку от правительства?

— Наше предприятие участвовало в программах министерства экономики Татарстана по нескольким направлениям. Первое – «Лизинг-грант», второе – субсидия субъектам предпринимательства – резидентам промплощадок муниципального уровня, связанных с приобретением оборудования (50 на 50).

Суть «Лизинг-гранта» заключается в том, что 30% от стоимости оборудования (для действующих компаний со сроком регистрации более 1 года), которое приобретается через лизинговую компанию, компенсирует республиканский бюджет на безвозмездной основе. Оставшаяся стоимость выплачивается в течение периода от года до 5 лет с процентной ставкой 8-12% годовых.

По программе «Лизинг-грант» мы приобрели четыре современных обрабатывающих центра с ЧПУ импортного производства, позволяющих обеспечить безупречные показатели качества выпускаемой продукции, а также обеспечить новые рабочие места. Станки сразу были введены в эксплуатацию.

Как и в любом конкурсе, в «Лизинг-грант» тоже есть свои победители и побежденные. На протяжении всего периода ожидания результатов конкурса невозможно быть абсолютно уверенным в получении субсидии. Ведь здесь все зависит от множества факторов: правильность оформления конкурсной заявки, реальные показатели предоставленного бизнес-плана, соответствующие действительности, наличие своевременно сданной налоговой и бухгалтерской отчетности, отсутствие задолженности по налогам в бюджеты разных уровней, ну, и защита своего проекта перед конкурсной комиссией. Вот и у нас не было 100% уверенности, но наша работа в итоге помогла нам получить заветные суммы.

— Кто работает на вашем заводе? Каких специалистов не хватает?

— На протяжении последних нескольких лет трудовой коллектив предприятия составлял порядка 160 человек, сегодня численность – чуть более 100. Сохраняя объемы производства, мы пошли на уменьшение количества работников. Основа коллектива нашего завода – это «костяк», состоящий из преданных предприятию людей, работающих давно и «болеющих» за производство. 

Сегодня самый главный вопрос производства – это дефицит кадров. По нашему направлению, машиностроение и механообработка, людей-соискателей просто нет, причем я сейчас говорю даже не про высококвалифицированных специалистов, а про обычных инженеров и людей рабочих специальностей, станочников, ведь именно они были и остаются опорой производства. Очень часто ловлю себя на мысли, что можно улучшить производство, повысить объемы, найти деньги, оборудование, заказы, но из-за отсутствия кадров сделать это сложно. Пока мы справляемся таким составом, сейчас моя главная цель как руководителя – сохранить коллектив.

Сложно сегодня ответить, когда и как решится вопрос с кадровым голодом, причем не только на нашем предприятии, но и в машиностроительной сфере страны в целом. Нам же остается надеяться на лучшее и упорно продолжать поиски квалифицированных специалистов всех уровней и заинтересовывать их в работе именно на нашем предприятии.

Понравился материал? Поделись в соцсетях
4 КОММЕНТАРИЯ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Динар
Надо учиться у китайцев! Если в мире появляется что-то новое, они уже это начинают производить.
0
0
Ответить

Григорий
мне всегда казалось, что малым предприятиям работать с камазом крайне невыгодно
0
0
Ответить

Лиза
У меня брат пытался работать на подобном предприятии, только с деньгами там плохо. молодым парням семью кормить надо, потому они туда работать и не идут
0
0
Ответить

Азат
А что почем у них? металлообработка и автомомпоненты это моя специальность, только вот работу найти сложно
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite