Владимир Ткачев, VMware: «Исторически сложилось, что Казань постоянно на острие технического прогресса»

Технический директор компании VMware по России и СНГ в интервью KazanFirst

Елена Орешина, Казань

Владимир Ткачев до того, как пришел в компанию VMware, работал в Dell и Siemens. Его рабочий путь в ИТ-сфере начался еще 1989 году, когда он в первый раз увидел ЕС ЭВМ. Он прошел все пути развития технического специалиста – начиная с программиста, разработчика, системного администратора. Понемногу он пришел к мысли, что из разных областей ему нравится именно виртуализация, технология, которая позволяет максимально полно абстрагироваться от «железа» и максимально полно реализовать оперативное развертывание приложений. Именно этим он сейчас занимается VMware. В интервью KazanFirst технический директор VMware рассказал, чего сейчас не хватает ИТ-сфере, почему нынешняя политическая и экономическая обстановка не влияет на работу компании и почему при множестве российских разработчиков в VMware компания не открывает подразделение по разработке программного обеспечения в России.
Владимир Ткачев, VMware: «Исторически сложилось, что Казань  постоянно на острие технического прогресса»  — Каковы основные направления деятельности компании VMware  и решения, которые вы предоставляете?

—Около 17 лет назад компания VMware обнаружила, что стандартные бизнес-приложения, которые работают на серверах, не загружают серверы. Типовой подход – на одном сервере стоит одно бизнес-приложение, решается одна задача. В среднем загрузка каждого из них – около 15%. Компания решила, что это неправильно, неэффективно и неудобно, и создала гипервизор. Гипервизор – это маленькая псевдо-операционная система, совсем небольшая по коду. Она позволяет виртуализировать архитектуру и позволяет на одном физическом сервере разместить несколько виртуальных. Таким образом, на одном физическом сервере расположены несколько изолированных операционных систем с бизнес-приложениями. По нашим оценкам степень виртуализации, то есть, сколько виртуальных серверов может работать на одном физическом, зависит от его мощности и от того, какие ресурсы потребляет каждый виртуальный сервер. Эта цифра варьируется от 15 до 30 виртуальных на один физический сервер. Они абсолютно независимы друг от друга и никак не взаимодействуют.

У VMware есть три больших направления деятельности. Виртуализация — это только часть первого направления, которое называется «программно-определяемое предприятие» или «программно-определяемый центр обработки данных» (SDDC – Software Defined Data Center). Мы виртуализируем не только вычислительную нагрузку, но и сетевую инфраструктуру, и систему хранения данных.
Владимир Ткачев, VMware: «Исторически сложилось, что Казань  постоянно на острие технического прогресса»Первое и самое основное преимущество такого подхода – он позволяет очень резко сократить расходы на текущее обслуживание и развитие инфраструктуры. Для того чтобы развернуть новое бизнес-приложение, например, поставить еще один почтовый сервер, раньше требовалось очень много шагов. Сначала надо было посмотреть, есть ли физический сервер на складе, закупить новый сервер, поставить на него операционную систему, завести профили пользователей и так далее. После этого пойти в отдел сетевой безопасности, сделать виртуальные порты, настроить их, потом настроить антивирусы. Все это осложнено бумажным документооборотом, множеством согласований и ожиданием поставок. Компания VMware предложила другой подход, когда все это не требуется, если воспользоваться нашим программным обеспечением, при этом новый сервер доступен компании практически моментально.

Второе направление нашей работы – это облачные технологии. Основное преимущество облака – это selfservice, самообслуживание. То есть любой заказчик может разместить заявку в облаке, и она проходит одобрение без малейшего участия ИТ-персонала. Облака бывают трех видов – частные, публичные и гибридные. Компания VMware предоставляет необходимый набор компонентов, которые заказчик может использовать для себя, чтобы создать именно то облако, которое нужно ему.

Частные облака, в основном, располагаются в рамках дата-центров компаний, а публичные – в дата-центрах  сторонних провайдеров услуг. Мы делаем гибридные облака, когда нагрузки могут прозрачно и управляемо мигрировать между частным и публичным облаком. На текущий момент в России более 40 сервис-провайдеров, которые авторизованы компанией VMware для предоставления облачных услуг на территории страны. Кроме того, у нашей компании есть и свои собственные облачные услуги, которые она предоставляет заказчикам во всем мире – vCloudAir. Они базируются на нескольких центрах обработки данных в США, два центра обработки данных располагаются в Великобритании и еще по одному – в Германии и Японии.

Третий большой блок, чем мы занимаемся – это предоставление услуг конечным пользователям. Это виртуальные рабочие столы, решение корпоративного портала предоставления услуг и управление мобильными устройствами (MDM – Mobile Device Management).
Владимир Ткачев, VMware: «Исторически сложилось, что Казань  постоянно на острие технического прогресса»— В каких отраслях используются ваши продукты?

— Во всех. Если говорить про специфику России, то наверно самым основным и активным потребителем наших услуг являются госкомпании и госорганизации. Второе по мощности направление – это телеком-операторы. С точки зрения бизнеса им требуется увеличивать спектр услуг, которые они предоставляют заказчику, типовая связь не столь прибыльна и не столь фокусна для них. Они хотят предоставлять дополнительные услуги для корпоративных заказчиков. Третье направление – это банки, которые активно используют технологию виртуальных десктопов.У финансовых организаций довольно много call-центров и удаленных подразделений, поэтому обеспечение защищенного, надежного и удобного доступа к корпоративным бизнес-приложениям является для них приоритетной задачей. После этого идет промышленность. У нас есть примеры, когда многие промышленные компании используют нагруженные десктопы с просчетом графических систем. Для этого нужны очень мощные и дорогие видеокарты, и приобретать их для каждого сотрудника – слишком накладно. Также это не очень хорошо с точки зрения безопасности, потому что утечка информации о любой сложной детали приведет к непоправимым последствиям. У нас есть технология, позволяющая предоставлять доступ к этой видеокарте, которая установлена очень далеко на сервере.

— Есть ли кардинальные отличия в сферах использования ваших продуктов в России и за рубежом?

— Трудно сказать. На самом деле есть небольшое отличие, но оно не столько связано с VMware, сколько с общей политикой и точкой зрения. У европейских заказчиков крупный бизнес занимает меньший процент, чем у нас. В Европе гораздо больше развиты средние и малые предприятия. Это просто различия экономики.
Владимир Ткачев, VMware: «Исторически сложилось, что Казань  постоянно на острие технического прогресса»— Какого размера должна быть компания, чтобы получить ощутимый эффект от использования ваших технологий?

— Даже простой пользователь может получить выгоду от использования наших технологий. Например, на моем ноутбуке стоит операционная система Mac OS. Но мне так же необходимо использовать Windows. Для этого у меня стоит продукт VMwareFusion, который позволяет использовать на одном устройстве две операционные системы.

Если говорить про компании, степень консолидации и число виртуальных серверов, которые могут работать на одном физическом – от 15 до 30. Поэтому если у компании есть 6-8 физических серверов, то применив технологии виртуализации, она сократит свои капитальные и операционные расходы. Меньше серверов – меньше потребление электроэнергии, меньше времени на работу системных администраторов. Если потребуется развернуть новое приложение, то компании не придется покупать новый сервер, ресурсы позволят разместить его в качестве виртуального на текущей инфраструктуре. Если у компании есть 6-7 серверов, то уже имеет смысл воспользоваться виртуализацией.
Владимир Ткачев, VMware: «Исторически сложилось, что Казань  постоянно на острие технического прогресса»— Получается, технология зависит от сетей связи. Если не будет связи – то работать ничего не будет. Как вы можете оценить состояние сетей связи в России, и какие проблемы возникают?

— На удивление, состояние связи в России очень и очень хорошее, даже по сравнению с Европой. Европа очень долго развивала свои сети связи. В России же за последние 10 лет произошел взрывной рост, и ведущие российские телеком-операторы практически везде имеют хорошие магистральные оптоволоконные линии связи.

Но, исходя из того, что у нас пока существуют районы, в которых только спутниковая связь или бывают перебои с питанием – все же Россия очень большая страна, в компании VMware существуют технологии, позволяющие работать на слабых или прерывающихся каналах связи.

Если мы говорим про организацию доступа пользователей к бизнес-приложению, существует приложение, которое позволяет на локальный десктоп пользователя доставлять его в виде очень тонких слоев. Если мы рассматриваем десктоп пользователя, мы разбиваем все, что у него стоит на жестком диске на несколько разных слоев, не связанных друг с другом. Слой операционной системы, драйверов, прикладного программного обеспечения, сохраненные данные. Все это может централизованно управляться из центра обработки данных. То есть если людям требуется обновить пакет «1С. Бухгалтерия» до следующей версии, то к ним приходит маленький пакет, который в тот момент, когда появится доступ к сети, автоматически примется компьютером, встанет на место и обновится. Не требуются большие объемы передаваемых данных, требуется короткий пакет обновлений. Точно такая же ситуация, когда пользователь сделал новую фотографию, необходимую для работы, когда появляется связь, она автоматически запаковывается, отправляется на сторонний сервер и хранится там, в маленьком изменении объема жесткого диска. И если вдруг отказал жесткий диск или на компьютер упал пресс, то путем замены компьютера вы заново получаете то же самое рабочее место.
Владимир Ткачев, VMware: «Исторически сложилось, что Казань  постоянно на острие технического прогресса»— Кому в Татарстане вы предоставляете свои услуги?

— На сегодняшний день более 500 тысяч клиентов, включая 99% списка FortuneGlobal 500, по всему миру внедрили технологии виртуализации VMware, которые помогают им успешно решать бизнес-задачи и получать новые конкурентные преимущества. Заказчики VMware — это и огромные корпорации мирового масштаба, и компании среднего сегмента, как коммерческие, так и государственные. Предоставляемые нами технологии виртуализации являются основой бизнес-процесса и ИТ-инфраструктуры таких клиентов с мировым именем, как eBay, SAP, DowJones, Mazda, Metro, Oxford, T-Mobile, и известных российских компаний: МТС, «Росатом», телеканал RussiaToday, «Электронная Москва», WorldClass, РОСГОССТРАХ Банк, KupiVIP и многих других. Предприятия и организации, ставшие нашими заказчиками, получили возможность значительно экономить средства, повышать гибкость и качество ведения бизнеса. В Татарстане у нас много клиентов, но, к сожалению, мы не имеем права говорить о заказчике до тех пор, пока у нас не подписано с ним специальное соглашение.

— Насколько высока востребованность вашего продукта в Татарстане?

— Очень высока. Есть такое понятие, как коэффициент виртуализации. В среднем в мире он уже превышает 65%, в России же находится на уровне 15-20%. У нас есть заказчики в Татарстане, у которых процент виртуализации превышает 75%, что показывает зрелость подхода к информационным технологиям.
Владимир Ткачев, VMware: «Исторически сложилось, что Казань  постоянно на острие технического прогресса»— Есть ли у вас конкуренты?

— У нас есть международные конкуренты, которые выпускают решения, которые обладают либо сходным функционалом, либо пытаются догонять нас. Есть независимые внешние источники, которые наиболее полно оценивают состояние рынка и говорят, кто является лидером или аутсайдером. Например, у Gartner есть «магический квадрант» по серверной виртуализации, где VMware с момента своего создания находится в правом верхнем углу лидеров и визионеров рынка.

— Но в Татарстане наверняка используются не только продукты компании VMware. Или вы не знаете, не ведете такую оценку?

— Мы ведем такую оценку. Мало того, мы поддерживаем эту ситуацию. Никогда не бывает хорошо, когда доминирует только один продукт. Всегда требуется свобода выбора, всегда требуется конкуренция, иначе компания начнет терять гибкость и будет развиваться медленнее. Для этого мы стараемся поддерживать и другие продукты по виртуализации, которые есть на рынке. Мы выпускаем решения по управлению гибридными облаками. Например, если гипервизоры или даже облака используются от разных компаний, наш продукт vRealize Suite позволяет осуществлять единое управление таким облаком.

Один из ключевых моментов, чего ИТ не хватает сейчас – ИТ не позволяет оценить, насколько серьезно, в каком объеме и на какие деньги другие подразделения в рамках данной организации используют те или иные нагрузки. Если спросить у ИТ, какой объем использовал отдел маркетинга, отдел инновация или региональное отделение в другом городе – часто они не смогут сказать. С помощью технологий, которые есть у VMware, это можно оценить.

— VMware – международная компания. Как нынешняя политическая ситуация влияет на вашу работу?

— Могу сказать, что у нас хорошие взаимоотношения с российскими заказчиками и силовыми структурами. У наших продуктов есть сертификация. И самое большое отличие – мы предоставляем именно инфраструктурные решения. Мы не предоставляем прикладное ПО, которое конечный пользователь видит в процессе ежедневной деятельности. Мы делаем инфраструктуру, поверх которой ставятся другие приложения. И поэтому мы в более безопасной ситуации по отношению к санкциям.
Владимир Ткачев, VMware: «Исторически сложилось, что Казань  постоянно на острие технического прогресса»— Есть ли проблемы с персоналом?

— Проблемы с персоналом есть всегда. В любой компании, которая требует повышенного требования к опыту персонала, эта проблема существует. В нашей компании процесс подбора людей занимает очень долгое время. Я думаю, что в ближайшем будущем мы начнем реализовывать новый для нас подход: начнем брать студентов из ведущих технических вузов на практику, чтобы посмотреть, как они справляются с работой, и дать им новые знания. Если они хорошо себя покажут,  то, возможно, в дальнейшем мы будем приглашать их в компанию.

— Каких специалистов не хватает?

— Сейчас у нас открыта позиция в техническом департаменте, мы ищем эксперта по виртуализации сетевой инфраструктуры. Нам нужен технический гуру, который должен уметь очень четко понимать и объяснять, что такое виртуализация сетевых технологий. Я надеюсь, что в течение ближайших месяцев мы найдем такого человека.

— Где располагаются разработчики программного обеспечения?

— Офисы по созданию программных продуктов у нас разбросаны по всему миру. В частности, у нас есть группа программистов в Армении, Индии, США, Европе. Офис в Москве – это, в основном, консультанты по решениям и люди, которые занимаются поддержкой наших партнеров.
Владимир Ткачев, VMware: «Исторически сложилось, что Казань  постоянно на острие технического прогресса»— То есть в России офисов по разработке нет?

— Да. Мы рассматриваем возможность размещения разработчиков в России, но пока это вопрос не ближайшего будущего.

— Почему?

— Для того чтобы создать здесь большую компанию разработчиков, требуются длительные подготовительные работы и понимание долгих перспектив – что именно  они будут разрабатывать, в каких объемах. Сейчас наш укомплектованный штат разработчиков удовлетворяет потребности компании, и мы ежегодно выпускаем достаточно большое количество новых продуктов.

— Как вы пришли в ИТ-сферу и почему остановились на VMware?

— Мой рабочий путь в ИТ начинается с 1989 года, когда я первый раз увидел ЕС ЭВМ, тогда я еще учился в школе. Я окончил военно-воздушную инженерную академию имени Жуковского. По специальности – инженер электронной техники. У меня было математическое образование, а математика всегда была связана с компьютерами. Я понемногу проходил все пути развития технического специалиста – начиная с программиста, разработчика, системного администратора – я понемногу пришел к тому, что из разных областей мне нравится именно виртуализация, технология, которая позволяет максимально полно абстрагироваться от железа и максимально полно реализовать оперативное развертывание приложений. Это самая интересная для меня работа. До VMware я работал в Dell, в Siemens.
Владимир Ткачев, VMware: «Исторически сложилось, что Казань  постоянно на острие технического прогресса»— Вы сказали, что тщательно подбираете персонал и у вас высокие требования. Какими навыками надо обладать, чтобы устроиться в VMware?

— В первую очередь надо обладать хорошими человеческими качествами, которые позволяют тебе легко общаться с другими людьми, быть готовым к получению и переработке больших объемов информации и уметь доносить эту информацию до большого круга заказчиков. В большинстве случаев технические специалисты, которые работают в VMware, выступают как советники, которым доверяют. Для большинства заказчиков они являются именно консультантами, которым всегда можно позвонить и получить грамотный совет. Такие люди нам нужны.

— Почему Казань стала одним из этапов роуд-шоу VMwareTour?

— В Казани очень много наших хороших заказчиков. Исторически сложилось, что Казань  постоянно на острие технического прогресса. В рамках работы в компании VMware я приезжаю в Казань уже третий раз. Что меня радует, когда я приезжаю в Казань, так это люди, которые присутствуют на мероприятии, задают очень глубокие, продуманные технические вопросы. То есть уровень знания информационных технологий здесь очень высок.

Справка:

Компания VMware — мировой лидер в области виртуализации и решений облачной инфраструктуры, которые позволяют бизнесу активно развиваться в эпоху мобильности и облачных вычислений. В 2013 году прибыль VMware составила $5,21 млрд; у компании более 500 тысяч клиентов и 75 тысяч партнеров. Головной офис VMware находится в Кремниевой долине

Понравился материал? Поделись в соцсетях
5 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Красавчик
Девушка в черно-белом платье и с очками — соска ваще! Вах!
0
0
Ответить

Кейси Райбек
Красаучик, согласен!
0
0
Ответить

Dm
Статья довольно интересная. Хотя чувак и лукавит иногда. Если бы не комментарии, фотки даже не разглядывал бы. Комментаторам: -что за «быдло-слэнг»? о_О Извините, ошибся, «гопо-быдло-сленг». Сам не можешь красиво выражаться, поищи в Интернете, не знаешь что, подскажу: «комплемент», «комплемент девушке». Люди с такой речью ассоциируются у меня с гопниками, а они в большинстве конфликтах из слов воспринимают только «монтажкой в челюсть», и воспринимают нежелание человека драться, как страх. Да, в принципе — страх, страх грохнуть этого дебила. P.S. Никого не хотел обидеть, если что, извините. Просто, пишите культурно, не вызывайте дурных ассоциаций. Спасибо
0
0
Ответить

Dm
Это опять я. В настоящий век, век лжи и дезинформации слово «Красавчик» в купе со сленгом вызывает у меня совсем противоположную ассоциацию об этом человеке, и думаю, не у меня одного XDD. © «В человеке всё должно быть прекрасно…» А корреспондентке, я советую не обращать внимания на таких «красавчиков», спасибо за статью, теперь я знаю, что эта фирма «орудует» на территории России. :))
0
0
Ответить

11
Похоже скоро все будем жить в виртуальной реальности.
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite